Военно-исторический форум   Military.  История России. Военная история.  Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Британский крейсерский танк Мк.1
Британский крейсерский танк Мк.1

Загрузил foma
(16-03-2015 18:16:45)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!
Британский пехотный танк "Матильда"
Британский пехотный танк "Матильда"

Загрузил foma
(23-03-2015 18:10:46)

Комментарий: Танк с непонятной "концепцией": с одной стороны по броне - тяжелый танк,...
Командирская СУ-76И
Командирская СУ-76И

Загрузил foma
(09-09-2015 19:25:11)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!
 F/A-18E Super Hornet
F/A-18E Super Hornet

Загрузил egor
(15-11-2016 20:27:51)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!


 Страниц (5): [1] 2 3 4 5 »   
> Надгробие над пустотой , Продолжение
1Bot Администратор
Отправлено: 27 декабря 2011 — 00:38
Post Id


старший сержант





Сообщений всего: 152
Дата рег-ции: 26.03.2012  
Откуда: Днепропетровск
Репутация: 22




Продолжение темы "Надгробие над пустотой - 2 ".
-----
Если нужно отделить несколько сообщений от одной темы и сделать из этого другую, обращайтесь, это всё достижимо.
Живите в мире, и мир вашему дому.
 
email

 Top
> Похожие темы: Надгробие над пустотой

Профайлеры в системе МВД России.
Продолжение

Внешняя торговля СССР перед войной
Продолжение

Нюрнбергский процесс
Продолжение

Великие морские сражения
Продолжение

Норманнизм
Продолжение

В Челябинской области упал метеорит
Продолжение
SolitaryWolf Пользователь
Отправлено: 27 декабря 2011 — 00:38
Post Id



капитан





Сообщений всего: 532
Дата рег-ции: 20.10.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 13




 Валентин пишет:
«Россия для русских» – игра со смертью.


"Быть русским нынче плохо.
Быть русским - суть порок" -
Сказал бандит-пройдоха
И шулер, и игрок.

А я скажу: "Что страшно?
Поджилки затряслись?
Конечно, ведь послушно
Мы столько лет паслись.

Но полноте, ребята,
Прошли те времена
По осени опята,
Считаем без труда.

Вы обещали много,
Вот только где оно?
Теперь мы спросим строго
И заберем своё.

Отныне только русский
В России власть возьмет
А вор на мостик узкий
Над пропастью взойдет.

Отныне все законы
Мы пишем для страны,
А старые каноны
Нам больше не нужны.

Отныне ложь отступит
Она запрещена
И враг страны не купит
Она воскрешена"

Вы скажете: "Забудьте!
Россия умерла!"
Да полноте услышьте -
Звонят колокола.

И ветер звон разносит
Как первый звук весны
И в небеса возносит
Молитвы и хвалы

Святая Русь воскресла
Страшись извечный враг
Подвинь на троне чресла
И сгинь в кромешный мрак".

Хорошо, я тогда тоже цитатить буду, да ещё как:
Сначала для Волкона и Егозы спецом выкладываю, хотя натолкнулся случайно:
 Цитата:

На неделе двое моих френдов подняли тему русофобии в русском национализме. Их посты на эту тему можно прочитать ниже. Действительно, в печати, на форумах и в Живых Журналах русских националистов и разных мастей подчас можно столкнуться с русофобией. Русские националисты, которые должны защищать интересы русского народа, иногда дают ему крайне уничижительные оценки, иной раз переходящие в откровенную ненависть. Феномен правой русофобии – тема крайне интересная, тем более что в печати она не освещалась. Исключение составляет статья «Антиширопаев. Русофобия справа», которая полностью посвящена разбору книги Алексея Широпаева «Тюрьма народа» (о ней я скажу ниже).
Я решил осветить эту тему и попытаться проследить корни такого явления, как русофобия справа. Моя статья будет разделена на две части. В первой я попытаюсь рассмотреть психологические предпосылки, ведущие к возникновению русофобии среди правых, а во второй – идеологические.

Психологические установки.

Психология русских националистов и национал-социалистов – это большая тема, требующая отдельного исследования. Для нас же сейчас интересны те психологические установки некоторых правых, которые приводят к русофобии. Проще говоря, как думают те правые, которые дают своему народу пренебрежительные оценки. На мой взгляд, таких типов мышления два.
Первый коренится в том, что националист мыслит не в той плоскости, в какой мыслит рядовой обыватель. Националист озабочен более глобальными вещами («спасение белой расы», «еврейский заговор» и т.д.). Обыватель же, в большинстве своем, озабочен бытовыми проблемами. Поэтому, националисту кажется, что он обладает неким знанием, которым не обладает обыватель. Националист видит суть вещей, знает смысл истории и т.д., а обыватель – нет. Поэтому простые люди становятся для националиста людьми второго сорта, более низкого интеллектуального развития, им даются соответствующие названия («овощи», «быдло» и т.д.). Это способствует пренебрежению собственным народом.
Второй тип мышления проистекает из разочарования националистов в своем народе. То есть, правые видят, что, несмотря на их деятельность, русские националисты до сих пор не пришли к власти, вследствие того, что народ их не поддерживает. Вывод из этого делается следующий – виноват народ, который не хочет привести русские национальные силы к власти. Это приводит не только к негативному отношению к народу, но и к апатии среди самих националистов. Апатия чаще всего вливается в отрицание. То есть националист отрицает государство («это не Русское Государство»), радости жизни («пусть censored радуется»), и даже сам русский народ («это уже не русские»). Первый и второй типы мышления не новы, они в той или иной степени были свойственны русским западникам и народникам XIX века.
Здесь следует добавить, что многие националисты и НС считают себя элитой русской нации. При таком элитарном подходе основная масса населения автоматически ставится на ступень ниже, что не способствует хорошему отношению к ней.
Конечно, эти типы мышления свойственны далеко не всем правым. Теперь мы с вами переходим к идеологическим течениям внутри русской правой среды, которым свойственна русофобия.

Идеологические установки.

Для традиционного русского национализма, который развивался с начала 90-х годов, русофобия была не свойственна абсолютно. Традиционным я его называю потому, что он является наследником консервативных, прежде всего черносотенных идей русской публицистики начала XX века. Подход традиционного национализма к народу следующий. Русский народ не виноват в своих бедах, а виноваты его враги («евреи», «американцы», «масоны» и т.д.), которые захватили власть, и только они несут ответственность за тяжелое положение русских («обманывают народ», «спаивают народ» и т.д.). Расцвет русофобских тенденций в национализме начался, на мой взгляд, позже, с начала 2000-х годов.

Эмигрантские корни.

После революции 1917 года большое количество русских людей оказалось за пределами России. Пытаясь осмыслить революцию, многие эмигранты пришли к следующему выводу – образовавшийся на месте Российской империи СССР является вражеским государством, которое оккупировало Россию. Отсюда следует, что любая военная агрессия любой страны против СССР носит позитивный характер, так как разрушит враждебное для русских государство и освободит Россию. Этот подход разделяли многие, от политических движений (к примеру, Всероссийская Фашистская Партия Константина Родзаевского), до деятелей церкви. После того, как в России начали издавать сочинения эмигрантов, у нас в стране начали появляться сторонники такого подхода. Строго говоря, такой подход сам по себе русофобским не является. Суть в том, что современная Россия является наследницей СССР, поэтому ее разрушение, в том числе и в результате агрессии другой страны, несет позитивный характер, так как освободит место для будущего русского государства. Такой подход разделяют различные слои русских националистов: радикальные христиане, национал-сепаратисты, германофилы, гитлеристы и др.

«Тюрьма народа».

В 2002 году вышла книга известного поэта и правого публициста Алексея Широпаева «Тюрьма народа». Широпаев, человек несомненно талантливый, к моменту выхода книги был уже широко известен в националистических кругах. Возможно, именно поэтому его книгу заметили. Националистическая русофобия расцвела пышным цветом во многом именно благодаря этой книге. Книга представляет собой взгляд автора на русскую историю. По мнению Широпаева, древние славяне-язычники соблюдали расовые законы, с приходом христианства началась расовая деградация, а само христианство повлекло за собой татаро-монгольское иго и революцию 1917 года. Хотя трактовки многих исторических событий носят крайне спорный характер, а сам автор цитирует очень спорные источники («Утро магов», «Нацизм – тайное общество», «Древняя история казачества» и др.), идеи, заложенные в книге, оказали влияние на очень многих националистов. Следует сказать, что «Тюрьма народа» является сборником самых разных русофобских штампов. Широпаев поливает грязью множество национальных героев России (настоящими героями, по его мнению, были те русские, кто воевал за Гитлера), ставит интересы украинских и прибалтийских выше интересов русского населения в этих странах, не скрывает своего радикального германофильства и т.д. «Тюрьма народа» оказала влияние на язычников, разного рода национал-социалистов, радикалов, других представителей правого спектра. Следует сказать, что эта книга оказала наибольшее влияние на возникновение русофобии в русском национализме.

«Дневник Тернера».

В 2003 году в издательстве «Ультра. Культура» вышла книга известного американского националиста Эндрю Макдональда «Дневник Тернера». Это роман повествует о подпольной деятельности тайной расистской организации в США, которая занимается терроризмом. Первоначально члены этой организации уничтожают только «идеологических противников» (евреев, негров, членов государственного аппарата), но позже ставят под удар и белое население Америки. Делают они это для того, чтобы вызвать атмосферу страха и паники среди населения, которая приведет к катаклизмам, выходу людей на улицы, и, в конечном итоге, приведет к власти расистов. Не смотря на то, что книга достаточно одиозная (все кончается ядерной войной и приходом расистов к власти) и описанный в ней сценарий прихода к власти нигде и никогда не применялся на практике, это не помешало роману вызвать фурор среди русских националистов. Сторонники подхода, описанного в «Дневнике», часто допускают русофобские пассажи («мало чурки русских режут» и т.д.). Книга популярна у радикалов разных мастей, в основном у апологетов террористической деятельности.

Германофильство и гитлеризм.

Русофобия часто проявляется у той части национал-социалистов, которая черпает идеи напрямую из писаний немецких национал-социалистов (таких обычно называют «true NS»). Беда в том, что немецкий национал-социализм является германоцентристским, в его идеологической базе встречаются русофобские пассажи (их можно найти в работах Розенберга, Гюнтера и т.д.). Даже русскую историю «true NS» стремятся расценивать сквозь призму взглядов идеологов немецкого нацизма, почти все они являются германофилами. Для многих отечественных германофилов настоящими русскими («арийцами») являются те, кто воевал в ВОВ на стороне Гитлера и кто признает идеологию национал-социализма как единственно верную, всем остальным даются уничижительные названия («совки», «расово неполноценные» и т.д.). Среди германофилов встречаются и гитлеристы, то есть те, кто во главу угла ставит не защиту русских интересов, а «продолжение дела фюрера». Так как русский национал-социализм является достаточно разномастным движением, среди «true NS» встречаются и христиане, и язычники, и оккультисты, и радикалы, и умеренные.

Неоязычество.

Пренебрежительное отношение к русскому народу часто можно встретить у поклонников славянского неоязычества, или родноверов, как сами они себя называют. В идеологических базах правого неоязычества (помимо вышеназванной «Тюрьмы народа» следует упомянуть «Удар русских богов» Истархова и «Десионизацию» Емельянова) содержатся идеи о том, что христианство является идеологическим оружием еврейства для подчинения арийских языческих народов, креститель Руси князь Владимир был евреем, а само христианство принесло русскому народу лишь беды. Несмотря на всю спорность этих построений, они имеют влияние на многих националистов из числа язычников. Часто эти люди отрицают всю историю России после принятия христианства, считая, что настоящая Русь существовала только до крещения, во времена, которые мало упоминаются в исторических источниках. При этом русским людям, исповедующим православие, даются уничижительные прозвища («хрюсы», жидохристиане» и т.д.).

Вместо вывода.


Я перечислил, на мой взгляд, основные истоки русофобии внутри русского национализма, не упомянув некоторые небольшие группы, секты и ряд сетевых публицистов. Разумеется, далеко не все националисты, НС, язычники и др. разделяют русофобские взгляды, во всех идеологических течениях есть здравомыслящие люди. От себя скажу, что на мой взгляд, для русского национализма вредны как подход традиционного национализма (о том, что во всех бедах народа виноваты только его враги), так и русофобские подходы, основанные чаще всего на стереотипах, крайне спорных с исторической и религиозной точек зрения. Избавление от русофобии пойдет на пользу всему русскому национализму.

ссылка
теперь по теме собственно:
>>>>>>>
О РУССКОМ НАЦИОНАЛИЗМЕ

“Русский постольку русский, поскольку он всечеловек”.
Ф.М. Достоевский

В последнее время, время бездуховной, атлантистской глобализации, когда, с одной стороны, происходит нивелировка и исчезновение национальной идентичности, а с другой — всплеск этно-национального самосознания, национальный вопрос является чрезвычайно важным. Решение этого вопроса (и не только этого) заключается в правильном осмыслении традиционного Русского Национализма, основанного на Русской Идее, несущей Правду для всех людей на Земле и единственно могущей привести к Истинной, бесконфликтной Глобализации, к которой необходимо придёт человечество. Исторический пример Русского Евразийства, Русской Державности и Сверхдержавности указывает на способность Великой Руси сплачивать различные этносы в единую семью. Этого примера гармонического разрешения проблемы слияния и сохранения (и даже расцвета) этнокультур люди не забудут никогда. Память об этом всё больше будет оживать в наши апокалиптические дни, когда вопрос выживания в межэтнической грызне становится всё более насущным. И это — важнейший фактор апокалиптической катастрофы наряду с такими, как экологический, ресурсный, эпидемический, морально-нравственный…

Национализм вообще главным образом делится на два вида — Русский (с большой буквы) и нерусский.

Русский Национализм можно назвать также Мессианским, Идеократическим, Мистическим, Всечеловеческим (Достоевский), Универсалистским (Кафолическим), Здоровым, Духовным, Бескорыстным, Метаисторическим. Есть, правда, псевдорусский национализм. Это — кондовый = вульгарный (лапотно-матрёшечно-самоварно-балалаечно-квасной), скинхедовский, извращённый казачий (асфальтово-паркетно-нафталинно-лампасный) и вероломный неоязыческий варианты патриотического “возрождения”, ориентирующиеся не вперёд к Началу, а назад к началу. Помимо чётко выраженного национализма, есть его мягкое, точнее, аморфное проявление. Речь идёт не о националистах, а неких “националах”, возникших ныне на русской почве. Таковыми являются: национал-большевики (амальгама русского национализма и советского патриотизма, а лучше сказать — русский вариант немецкого национал-социализма), национал-капиталисты (национал-либералы), национал-монархисты, национал-православные. Последние не отвечают своему названию, поскольку являются клинически толерантными, особенно к евреям, почитая всех представителей этого племени богоизбранным народом.

Нерусский национализм, различается на провинциальный (иммунный, защитительный, местечковый, сепаратистский, фантомный) и глобальный (агрессивный). Провинциальный подвид — это самоизоляция, замыкание на узкоэтнических, родоплеменных интересах, ведущих так или иначе к ослаблению и вырождению этнокультуры. Глобальный (Рим, Германия, США) — это стремление к захвату, насильственной ассимиляции и даже ликвидации других культур и цивилизаций. Нездоровый национализм имеет бесконечное множество определений: прагматический, расовый, зоологический, бестианский, биологический, физиологический, кичливый, самовлюблённый, демагогический, конгломератный (США), прикладнический, трайбалистский (родоплеменной), сектантский, буржуазный, формальный (готовность мириться с любым режимом, лишь бы он был “свой”, национальный), одним словом, корыстный (коллективно-эгоистический). Бацилла нерусского национализма поразила и некоторых русских, являющихся таковыми только по происхождению. Но в своём большинстве представители Универсального Суперэтноса генетически, потенциально (и уже многие актуально) являются Русскими националистами. Довольно вредоносным для воплощения Русской Идеи является квазирусский национализм заимствованного нацистско-шовинистического толка. Такой “голос крови” оказывается выгодным для оккупационной власти по следующим пунктам:

- профанация Русского Национализма;

- повод для обвинения народа с самым развитым элементом интернационализма в прецеденте нацизма;

- соответственно, повод для учреждения полицейского режима;

- закрепление раскола империи;

- выявление, прошнуровка и переориентировка пассионарной русской молодёжи;

- стравливание последней с подлинно Русским Национализмом.

Особо следует рассмотреть американский и еврейский национализм. Американский как-бы приближается к истине, поскольку США являются “СВЕРХ-нацией”. Но таковая суть выход за пределы всякой нации с утратой какого-либо коренного основания, приведшей к неорганическому, агрегатному образованию. Американский национализм зиждется на сознании своего превосходства, могущества, своих успехов в насильственной глобализации. Исчезновение этого сознания, которое неизбежно, означает крушение этого конгломератного национализма и его тлетворного экспансизма. Еврейский национализм, напротив, зациклен на сугубо своих кровных интересах. Он имеет своим основанием кагал, не отвечающий фундаментальным определениям нации, и может оборачиваться своей противоположностью — интернационализмом. И если евреем стать нельзя, а настоящим американцем может стать любой, утратив национальные корни, то Русским может стать любой, приобщившись к древнейшим национальным корням.

Если немцы стремились покорить мир мечом (Tevtonum), жидо-масонство стремится осуществить это посредством мошны (Judentum), то транснациональная корпорация под звёздно-полосатым флагом соединила для этой цели меч и мошну. Но мир покорит Святая Русь (Третий Сакральный Рим), и сделает она это посредством Русской Национальной Идеи, являющейся воплощением Разума (Нус) и высокой Нравственности. Русская Идея в самых общих чертах являет следующее единство историзма и логизма:

1) общинность, стремящаяся к органической имперскости;

2) Внутренняя свобода, поиск Внутреннего града (“полиса души”), исихазм;

3) поиск земного града Китежа (Жизни по Правде и Справедливости);

4) Мессианская Роль изменения мира;

5) Всеясветная Соборность (Единство Внутренней и Внешней Свободы).

Благодаря этой Идее складывался характер русского народа, который отмечен следующими качествами:

- простота,

- беспримерная уживчивость по отношению к инородцам,

- нестяжательство,

- долготерпение,

- почитание властей,

- законопослушность,

- приоритет духовных ценностей.

При наличии пронародной Власти все перечисленные качества бесконечно ценны для воплощения Русской Идеи. Но при антинародной власти они превращаются в негатив, пагубный для Русской Цивилизации (а соответственно, и всего мира).

Настоящий Русский, следуя вещему Слову “и на земле, как на Небе”, совмещает понятия земного и Небесного Отечества. Святая Русь, как Царство Божие, прежде всего “внутрь нас есть”. И действительно, если нет Родины в душе нашей, то её нет и вне нас. Зная это, враг Сакрального Третьего Рима сконцентрировал в последнее время все силы, чтобы разрушить его изнутри, т.е. извратить кафолическую душу Русского народа в информационной войне. В этом ему пособствуют так называемые “новые русские”, лучше сказать — евраши*. Это помёт, получившийся от скрещивания уголовников и стремившихся “догнать и перегнать” Запад комсоргов, у которых был развит инстинкт самосохранения, замешанный на хватательном рефлексе. Чтобы одержать победу в этой войне, не достаточно быть просто русским (простофилей). Нужно стать Русским (Супер-русским) и удерживать это звание (по обычаю казаков). Такая задача не стои́т перед каким-либо другим народом. Это становление заключено в генной записи только тех, кто призван созидать Всеясветный Собор. По этому поводу Достоевский говорит: “Назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только … стать братом всех людей*, если хотите”. Но к глобализации стремятся и транснациональные корпорации = евреи, однако на ином основании — не в качестве братьев, а поработителей.

Главный враг того, кто служит Господу Богу, это тот, кто служит другому господину — Маммоне, и таковым может быть человек любого этногенеза. Поэтому censored — категория более ёмкая, чем еврей и тем более сионист. Дело в том, что можно не быть евреем, но при этом быть прожидовленным, служить золотому тельцу. А стремиться на Сион (< Сиян-гора) свойственно христианину, тем более что это наша гора (как и весь мир). Но коварнейшим врагом Русского Национализма является не еврей-censored, а русо-censored (прожидовленный русский). Евреи-евреи неустанно эксплуатируют идею того, что евреи самый многострадальный, гонимый и рассеянный по лицу земли народ. “Бедные”, для своего ободрения они вынуждены применять к себе слова, сказанные о пролетариате, который “не имеет отечества, но завоюет весь мир”, а также придать известному лозунгу новое звучание: “Евреи всех стран, соединяйтесь!”

Исходя из различия категорий патриотизма и национализма, следует сказать: “патриотизм вообще оправдан, но что касается национализма, то абсолютное оправдание имеет только Русский Национализм”. Любой другой национализм нельзя назвать бескорыстным. Если итальянский или германский национализм — только итальянский или только германский, т.е. нечто особенное, “полезное” лишь этой конкретной нации, то Русский Национализм несёт в себе диалектический принцип Всеобщности, Всеединства (В. Соловьёв). Его скорее следует называть Русским СУПЕРнационализмом, не сводящимся ни к интернационализму, ни к голому национализму и представляющим собою одновременно и глубоко национальный и высоко НАДнациональный феномен. Здесь следует заметить, что существует два выхода за пределы узконационального: диалектический, когда сохраняются собственные национальные корни и космополитический. Русский Супернационализм утверждается по закону Бога, Который, “пребывая в другом, остаётся у Себя” (Гегель). Известно, что в единстве противоположностей, как конфликтном, так и гармоническом, одна категория более другой. В данном случае приоритетной категорией является интернационализм. Когда в Великой Отечественной войне столкнулись два социализма — национал- и интернационал- , то, конечно, сильнее оказался интернационал-социализм. Интернационализм, как ни странно, — это элемент мужественности, национализм — женственности. Женственная природа тяготеет к своему, мужская — ко всеобщему, но Гармония Мира заключается в их бесконфликтном Единстве. И национализм, и интернационализм, существующие сами по себе, без противоположного элемента, суть крайности, являющиеся, в конечном счёте, губительными для нации.

Идея “Россия только для русских”, понимаемая только по плотски, является в своей подоплёке ложной и исключительно вредоносной, подкинутой врагами России псевдопатриотическим движениям. Русь не терпит ничего половинчатого, относительного. Она не может жить наряду, но только как Абсолютный Социум, как Сверхдержава, проникнутая Сверхидеей. Чистота национального принадлежания, понимаемая не Духовно, а по плоти, является губительной для Руси. Русскую славу и величие Русского Отечества создавали такие Русские (по плоти не являющиеся таковыми), как Державин, Карамзин, Даль, Киреевский, Рахманинов, Танеев, Татищев, Тимирязев, Третьяков, Левитан, Антакольский, Беринг, Ушаков… И если в энциклопедиях утверждается, что Багратион и Барклай-де-Толли — Русские полководцы, то кто станет возражать? Стоит ли говорить о чистоте крови князей и царей Руси и таких Русских, как Пушкин, Сталин? К расовой чистоте стремились метропольные нации в поработительных империях, где покорённые народы являлись второсортными. Отсутствие кровно-родового, кагального национализма есть огромное преимущество Универсальной Нации, позволяющее объединиться на её основе в Духовно-Кровное Братство всему инородчеству. Универсализм, общежительность (Пушкин) всегда были присущи Мессианской Нации, чем и объясняется наличие у неё огромной территории.

Исократ говорил: “Эллинами называются скорее те, кто участвует в нашей культуре, чем те, кто имеет с нами общее происхождение”. Подлинно Арийская Раса (слово генетически связано с “Русь”), как она складывалась в древности, была не кровно-родовым образованием, а представляла собою одну Душу. Живое тому свидетельство — Казакия, которая, не имея расовой чистоты, постоянно принимая в свой состав инородцев, всегда являла собою концентрированное выражение Русской стихии. “Концепция крови” очень популярна среди псевдорусских националистов, но не кровное родство является определяющим фактором в созидании нации. Например, сербы, хорваты и боснийские мусульмане в этногенетическом отношении — один народ, говорящий на одном языке. Также шизопатриотическими предрассудками страдает теория о различии “своих” и “чужих” по цвету глаз, волос, форме носа и мочек ушей.

Здоровый Национализм — явление суперэтническое, без каких-либо признаков расизма, шовинизма, без обязательной “этнической чистоты”. Также и понятие “нация” довольно сложное и многозначное. Её определяют как явление биологическое, политическое, культурное, экономическое, психологическое… Но главным атрибутом нации, способствующим её процветанию, незыблемости и даже бессмертию, является ДУХОВНОСТЬ, служащая Метаисторическим, Ноосферным идеалам.

Издревле Русская Нация исполнена задатками высокой Духовности. Иначе она не смогла бы выжить. Ни одна империя, кроме Русской, не создавалась за счёт донорской крови метропольной нации. В России подавляющее большинство инородцев не знало крепостничества. Немцы, греки, поляки, крещёные евреи и татары владели русскими крепостными душами, а русские помещики не владели по крепостному праву ни немцами, ни поляками, ни греками, ни кем-либо ещё, кроме своих же единокровных. Многие инородцы не служили в армии и не облагались налогами. Нацмены не только не истреблялись, как это имело место в других империях, но как нигде приобретали права метропольной нации. Здесь уместно привести высказывание П. Хомякова: “Пока государство является в большей степени машиной гнёта, лучше всего в нём живётся его наименее лояльным гражданам, сохранившим племенную, негосударственную структуру самозащиты. В частности, самозащиты от этого же государства. Когда же государство становится в большей степени машиной защиты, относительно лучше живётся в нём лояльным гражданам, в частности, порвавшим с племенными структурами. По относительному уровню жизни нацменьшинств, стремящихся сохранить племенные структуры, можно сказать, чем является данное государство прежде всего — угнетателем или защитником. Когда государство становится защитником своего населения, оно становится национальным. Россия за всю свою историю никогда не была русским национальным государством. Именно поэтому Российское государство было и остаётся главным врагом Русского народа, истощающим его силы на потребу целому слою инородцев, или правящей верхушки”.

Не имеют никакого основания басни о “великорусском шовинизме”, о “тюрьме народов” в царской России, а также ущемлении прав нацменьшинств со стороны русских в Советский период. Наиболее жёсткая дискриминация в политике по отношению к языкам малых народов проводилась не в РСФСР в пользу русского языка, а в союзных республиках в пользу языков “титульных наций” (например, в Грузии, где не допускалась письменность на мегрельском и сванском языках, в Азербайджане — на талышском, курдском, лезгинском, в Таджикистане — на ягнобском и памирских языках и т.д.). Русскому учились добровольно, сознавая безграничные возможности культурного пространства.

В Советский период акценты в национальной политике непрерывно смещались таким образом, что русский интернационализм вышел за всякие пределы, совершенно вытеснив элементы национализма, тогда как родоплеменные инстинкты инородцев, будучи всё более подогреваемыми, достигли в лице этно-элит своего максимального накала. Такой дисбаланс способствовал развалу Сверхдержавы. Но если социализм по отношению к русским — это БЕЗнациональная политика, то пост-социализм — АНТИнациональная. Кроме того, ныне славянский демографический фактор убывает, тюркский — прибывает. Что же, пойти на исламизацию, или принять изоляционистскую модель (что не характерно для русского сознания)? Единственный выход — Русский Супернационализм и консолидация вокруг ныне формируемой Святорусской Элиты, поднимающей престиж Русской Нации. Спасение Русскости в том, чтобы инородцы стремились стать Русскими. А чтобы они не поглотили последних, их надо включать в Русское Гражданство (конечно же, по заслугам).

Русский Супернационализм не грозит ни какой этнокультуре, но если погибнет Русская Цивилизация, то погибельная ситуация возникнет для всех.

“Всемирная отзывчивость Русских” (Достоевский) — это Отеческая отзывчивость, ибо Русь — прародина всех, и родительские гены таятся в Русской Нации. Несмотря на своё численное превосходство и являясь на протяжении всей истории нацией, образующей государство, русские никогда не страдали великодержавным высокомерием. Гений Руси — это интегрирующий, телеологический феномен, призванный объединить иные этно-ангелические сущности, не обезличивая их индивидуальность, но возвышая до имперских, и более того, до Вселенских масштабов. Конечно, “Общечеловеческое должно быть в национальном преломлении без отрыва от национального основания” (Аксаков). Уже само название “Русские” является не существительным, как все другие этнонимы, а собирательным прилагательным. Нация — категория собирательная, включающая в себя различные этносы, поэтому выражение “многонациональное государство” (вместо “полиэтническое”) является безграмотным и вредоносным, часто умышленно применяемым для того, чтобы снивелировать и поставить наряду с различными трайбами государствообразующую, имперскую Нацию. Всякая нация состоит из народов, а в России последнего времени правящая идеология муссирует выражение: “многонациональный народ”, внушая всем, что у нас народ состоит из наций.

Экс-республики, входившие в состав СССР, ныне являются фантомными государствами и псевдонациями, поскольку они не только не стремятся объединять различные народы, а напротив — вытесняют инородцев. Это просто родоплеменные образования. Что касается обновлённого Русского Государства, то в паспорте гражданина Руси ставится не “национальность”, а “этногенез”. Архиважно также вернуть название РУСЬ, а к Русской Нации причислять всех, кто трудится на Вторую Русь, и величать такового: Русский — с добавкой по желанию: (великорус), (малорус), (белорус), (татарин)… С утверждением названия “Русь”, само собой отпадёт слово “россияне”, которое до 1917 года применялось только по отношению к инородцам и которое ныне является оскорбительным для Русских.

Собирание земель Обновлённой Руси — это прежде всего собирание людей, за которыми потянутся земли Евразии.

Если рассмотреть Русь с позиций Тела, Души и Духа, то она соответственно есть Евразия-Россия-Святая Русь.

Ныне Русская Империя распята. Но если все империи умерли раз и навсегда, то Русская Империя умирает с последующим Воскресением в качестве Русского Всечеловеческого Собора. Но теперь это совершенно Новое, абсолютно добровольное Согласие народов, которое возможно только на Русской почве, с появлением, наконец, подлинно Русского Правительства, сформированного из высоконравственной Святорусской Элиты, прошедшей Духовную Школу, уже давно существующую. С первыми признаками такого полиэтнического Образования, сразу выясняется, что большинство народов Срединной Земли всегда хотели быть в составе Руси, иметь сознание причастности к Великой Империи. Народы Евразии устали жить в своих коммуналках, устали заниматься межэтническими разборками, в которые их ввергают местечковые паны, баи и беки, разжигающие родоплеменные инстинкты. Единственный выход — призвать Русский Народ в качестве третейского судьи, а также в качестве сплачивающего Начала. Но теперь, во второе пришествие Руси, равенство в правах будет достигаться только за счёт восшествия инородцев до Русских, а не нисхождения Русских до них.

Спасение Руси — только в осознании ею своей Мировой Роли. Только Сверхидея в состоянии оживить безграничный ландшафт Русской Души.

Русские всегда были отмечены высоким чувством патриотизма, но никакого национализма, как явления достаточно выраженного и массового у них до сих пор не было. Русский Национализм имел лишь зачаточный характер. Но отныне, по Втором Рождении Руси, он, начиная с “соломенных яслей” нищеты и “скотного двора” чужеродства, будет постоянно набирать свою силу в интенсивном и глобально-экстенсивном плане. И, конечно же, в качестве Здорового Национализма.
>>>>>>>
ссылка
 Цитата:

«Здесь важнейшие сановники то и дело повторяют следующее твердо установленное правило государственной мудрости: «Пускай весь мир говорит, что хочет, а мы все-таки будем поступать по-своему». Когда мне приходилось доказывать, что известная мера возбудит в другом каком-либо монархе неблагоприятные мысли и суждения о России, министры, если не находили другого возражения, пускали в ход вышеприведенную поговорку» - Юль Юст — датский посол в России в 1709-1712 гг

«Они принимают совершенно своеобразно иностранных послов и заботливо отсылают их обратно домой как можно скорее. Ибо они не терпят постоянных в Москве послов, или резидентов, как их называют, а также и сами не позволяют долго своим оставаться при дворах других государей, дабы те, вследствие долгого, постоянного обращения, не изменялись бы и не вносили в отечество новые нравы» - Яков Рейтенфельс - курляндский дипломат и путешественник (ХVII в)

«Русские неохотно - как я вывожу из их действий - видят шведов или других иностранцев и претендуют поэтому, что никакого резидента или агента из Швеции здесь не должно быть, так как о нем не упоминается в договорах» - Карл Поммеренинг - шведский резидент в Москве в 1647-1650 гг

«Польские благородные юноши странствуют по свету, и свое добро понапрасну расточают в чужих странах, откуда не привозят домой ничего иного, кроме нищеты, обид, насмешек, чужеземных пороков и позорных болезней.
А на Руси справедливо и по достоинству запрещены такие странствия, ибо они безмерно вредны» - Юрий Крижанич - хорватский писатель, историк, жил в России в 1661-1676 гг

«О себе московиты имеют самое высокое мнение, остальные же народы, по их мнению, достойны презрения. Они считают, что их страна и образ жизни самые счастливые из всех» - Антонио Поссевино (1534-1611) - итальянский дипломат

«Простой народ в делах торговых хитер, оборотлив, презирает все иностранное, а все свое считает превосходным» - Адольф Лизек - австрийский дипломат

«Русские, как это подобает, занимают при дворе наиболее важные должности и имеют более свободный доступ к Царю» - Яков Рейтенфельс (ХVII в)

«О таких наших речах нимало рассуждая, отвечали они (русские) нам, что мы уже у них находимся, потому должны их волю исполнять и поступать по их повелению, понеже во всяком государстве есть особливые обыкновения, которым последовать всяк должен» - Ульфельд

«Воспитайте в чадах своих любовь к Святой земле Расы, чтобы не прельщались они чудесами заморскими, а могли сами сотворить чудеса более чудные и прекрасные, да во славу Святой земли вашей» – Заповедь Бога Перуна
Святая земля – Великая Тартария (земля славянских Богов Даждьбога Тарха и Богини Тары Перуновны – сын и дочь Бога Перуна)

ссылка

И наконец И.А. Ильин
>>>>>>>
О русском национализме

Когда мы смотрим вперед и вдаль и видим грядущую Россию, то мы видим ее как национальное государство, ограждающее и обслуживающее русскую национальную культуру. После длительного революционного перерыва, после мучительного коммунистически интернационального провала – Россия вернется к свободному самоутверждению и самостоянию, найдет свой здравый инстинкт самосохранения, примирит его к своим духовным самочувствием и начнет новый период своего исторического расцвета.

Тридцать лет терпит русский народ унижения, и, кажется, нет им конца и края. Тридцать лет попирают темные и преступные люди его очаги и алтари, запрещают ему молиться, избивают его лучших людей – самых верующих, самых стойких, самых храбрых и национально преданных, – подавляют его свободу, искажают его духовный лик, проматывают его достояние, разоряют его хозяйство, разлагают его государство, отучают его от свободного труда и свободного вдохновения… Тридцать лет обходятся с ним так, как если бы он был лишен национального достоинства, национального духа и национального инстинкта. Эти годы насилия и стыда не пройдут даром: нельзя народному организму «запретить здоровье», – он прорвется к нему любой ценой; нельзя погасить в народе чувство собственного духовного достоинства, – эти попытки только пробудят его к новому осознанию и новой силе. То, что переживает сейчас русский народ, – есть строгий и долгий ученический искус, живая школа душевного очищения, смирения и трезвения. Первое пробуждение, может быть, будет страстным, неумеренным и даже ожесточенным; но дальнейшее принесет нам новый русский национализм с его истинной силой и в его истинной мере. Этот национализм мы и должны ныне выговорить и оформить.

В противоположность всякому интернационализму, – как сентиментальному, так и свирепому; – в противовес всякой денационализации, бытовой и политической – мы утверждаем русский национализм, инстинктивный и духовный, исповедуем его и возводим его к Богу.

Мы приветствуем его возрождение. Мы радуемся его духовности и его своеобразию. И мы считаем драгоценным, чтобы русские люди не связывали себя никакими интернационалистическими «симпатиями» или «обязательствами».

Каждый народ имеет национальный инстинкт, данный ему от природы (а это значит – и от Бога), и дары Духа, изливаемые в него от Творца всяческих. И у каждого народа инстинкт и дух живут по-своему и создают драгоценное своеобразие. Этим русским своеобразием мы должны дорожить, беречь его, жить в нем и творить из него: оно дано нам было искони, в зачатке, а раскрытие его было задано нам на протяжении всей нашей истории. Раскрывая его, осуществляя его, мы исполняем наше историческое предназначение, отречься от которого мы не имеем ни права, ни желания. Ибо всякое национальное своеобразие по-своему являет Дух Божий и по-своему славит Господа.

Каждый народ по-своему вступает в брак, рождает, болеет и умирает; по-своему лечится, трудится, хозяйствует и отдыхает; по-своему горюет, плачет, сердится и отчаивается; по-своему улыбается, шутит, смеется и радуется; по-своему ходит и пляшет; по-своему поет и творит музыку; по-своему говорит, декламирует, острит и ораторствует; по-своему наблюдает, созерцает и творит живопись; по-своему исследует, познает, рассуждает и доказывает; по-своему нищенствует, благотворит и гостеприимствует; по-своему строит дома и храмы; по-своему молится и геройствует… Он по-своему возносится духом и кается. По-своему организуется. У каждого народа свое особое чувство права и справедливости, иной характер, иная дисциплина, иное представление о нравственном идеале, иной семейный уклад, иная церковность, иная политическая мечта, иной государственный инстинкт. Словом, у каждого народа иной, особый душевный уклад и духовно-творческий акт.

Так обстоит от природы и от истории. Так обстоит в инстинкте и в духе. Так нам всем дано от Бога. И это хорошо. Это прекрасно. Различны травы и цветы в поле. Различны деревья и облака. Богат и прекрасен сад Божий; обилен формами, блещет красками и видами, сияет и радует многообразием…


Все хочет петь и славить Бога:
Заря, и ландыш, и ковыль,
И лес, и поле, и дорога,
И ветром зыблемая пыль.
Федор Сологуб

И в этом все вещи, и все люди, и все народы – правы. И каждому народу подобает – и быть, и красоваться, и Бога славить по-своему. И в самом этом многообразии и многогласии уже поет и возносится хвала Творцу; и надо быть духовно слепым и глухим, чтобы не постигать этого.

Вот почему мысль погасить это многообразие хвалений, упразднить это богатство исторического сада Божия, свести все к мертвому подобию и однообразию, к равенству песка, к безразличию после уже просиявшего в мире различия может родиться только в духовно мертвой, больной душе. Эта плоская и пошлая химера, эта всеразрушительная, противокультурная и безбожная затея есть порождение рассудочной души, злой и завистливой, – все равно, стремится ли эта химера воинственно подмять все народы под один народ (химера германского национал-социализма) или растворить все национальные культуры в бесцветности и безвидности всесмешения (химера советского коммунизма). Во всяком случае, эта уродливая химера, в которой крайний национализм сходится с крайним интернационализмом, – нерусского происхождения, как, впрочем, и весь нигилизм, и нехристианского происхождения, как, впрочем, и весь эгалитаризм.

Христианство принесло миру идею личной, бессмертной души, самостоятельной по своему дару, по своей ответственности и по своему призванию, особливой в своих грехах и подвигах и самодеятельной в созерцании, любви и молитве, – т. е. идею метафизического своеобразия человека. И поэтому идея метафизического своеобразия народа есть лишь верное и последовательное развитие христианского понимания; Христос один во вселенной. Он не для иудеев только и не для эллинов только, а благовестие Его идет и к эллинам и к иудеям; но это означает, что признаны и призваны все народы, каждый на своем месте, со своим языком и со своими дарами (срв. Деян. 2. 1-42, I. Кор, 1-31).

Преподобный Серафим Саровский высказал однажды воззрение, что Бог печется о каждом человеке так, как если бы он был у Него единственным. Это сказано о личном человеке. Что же надлежит думать об индивидуальном народе, – что он Богом осужден, отвергнут и обречен? Каждую лилию Господь одевает в особливые и прекрасные ризы, каждую птицу небесную питает и кормит и волосы, падающие с головы человека, сосчитывает, а своеобразие народной жизни, от Него данное и заданное, творческую хвалу живой нации, к Нему восходящую, – отвергает?!..

Всей своей историей, всей культурой, всем трудом и пением своим каждый народ служит Богу, как умеет; и те народы, которые служат Ему творчески и вдохновенно, становятся великими и духовно ведущими народами в истории.

И вот, национализм есть уверенное и сильное чувство, что мой народ тоже получил дары Духа Святого, что он приял их своим и инстинктивным чувствилищем и творчески претворил их по-своему, что сила его обильна и призвана к дальнейшим творческим свершениям и что поэтому народу моему подобает культурное «самостояние» как «залог величия» (Пушкин) и как независимость государственного бытия.

Поэтому национализм проявляется прежде всего в инстинкте национального самосохранения, и этот инстинкт есть состояние верное и оправданное. Не следует стыдиться его, гасить или глушить его; надо осмысливать его перед лицом Божиим, духовно обосновывать и облагораживать его проявления. Этот инстинкт должен не дремать в душе народа, но бодрствовать. Он живет совсем не «по ту сторону добра и зла», напротив, он подчинен законам добра и духа. Он должен иметь свои проявления в любви, жертвенности, храбрости и мудрости; он должен иметь свои празднества, свои радости, свои печали и свои моления. Из него должно родиться национальное единение, во всей его инстинктивной «пчелиности» и «муравьиности». Он должен гореть в национальной культуре и в творчестве национального гения.
* * *
Что такое есть национализм?

Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвел в Божием саду. Национализм есть созерцание своего народа перед лицом Божиим, созерцание его души, его недостатков, его талантов, его исторической проблематики, его опасностей и его соблазнов. Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания.

Вот почему национальное чувство есть духовный огонь, ведущий человека к служению и жертвам, а народ – к духовному расцвету. Это есть некий восторг (любимое выражение Суворова!) от созерцания своего народа в плане Божием и в дарах Его Благодати. Это есть благодарение Богу за эти дары, но в то же время и скорбь о своем народе и стыд за него, если он оказывается не на высоте этих даров. В национальном чувстве скрыт источник достоинства, которое Карамзин обозначил когда-то как «народную гордость» и источник единения, которое спасло Россию во все трудные часы ее истории, и источник государственного правосознания, связующего «всех нас» в живое государственное единство.

Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосиянность. Он принимает дары и создания своего народа как свою собственную духовную почву, как отправной пункт своего собственного творчества. И он прав в этом. Ибо творческий акт не изобретается каждым человеком для себя, но выстрадывается и вынашивается целым народом на протяжении веков. Душевный уклад труда и быта и духовный уклад любви и созерцания, молитвы и познания, при всем его личном своеобразии имеет еще и национальную природу, национальную однородность и национальное своеобразие. Согласно общему социально-психологическому закону, подобие единит людей, общение усиливает это подобие и радость быть понятым раскрывает души и углубляет общение. Вот почему национальный творческий акт роднит людей между собой и пробуждает в них желание раскрыться, высказаться, отдать «свое заветное» и найти отклик в других. Творческий человек творит всегда от лица своего народа и обращается прежде всего и больше всего к своему народу. Народность есть как бы климат души и почва духа; а национализм есть верная, естественная тяга к своему климату и к своей почве.

Не случайно русская сердечность и простота обхождения всегда сжимались и страдали от черствости, чопорности и искусственной натянутости Запада. Не случайно и то, что русская созерцательность и искренность никогда не ценились европейским рассудком и американской деловитостью. С каким трудом европеец улавливает особенности нашего правосознания – его неформальность, его свободу от мертвого законничества, его живую тягу к живой справедливости и в то же время его наивную недисциплинированность в бытовых основах и его тягу к анархии. С каким трудом прислушивается он к нашей музыке – к ее естественно льющейся и не исчерпывающейся мелодии, к ее дерзновенным ритмам, к ни на что не похожим тональностям и гармониям русской народной песни… Как чужда ему наша не рассудочная, созерцательная наука… А русская живопись, – чудеснейшая и значительнейшая, наряду с итальянской, – доселе еще «не открыта» и не признана снобирующим европейцем… Все прекрасное, что было доселе создано русским народом, исходило из его национального духовного акта и представлялось чуждым Западу.

А между тем создать нечто прекрасное, совершенное для всех народов – может только тот, кто утвердился в творческом акте своего народа. «Мировой гений» есть всегда и прежде всего – «национальный гений», и всякая попытка создать нечто великое из денационализированной или «интернациональной» души дает в лучшем случае только мнимую, «экранную знаменитость». Истинное величие всегда почвенно. Подлинный гений всегда национален, и он знает это сам о себе.

И если пророки не принимаются в своем отечестве, то не потому, что они творят из какого-то «сверхнационального» акта, а потому, что они углубляют творческий акт своего народа до того уровня, до той глубины, которая еще не доступна их единоплеменным современникам. Пророк и гений – национальное своего поколения в высшем и лучшем значении этого слова. Пребывая в своеобразии своего народа, они осуществляют национальный акт классической глубины и зрелости и тем показывают своему народу его подлинную силу, его призвание и грядущие пути.

Итак, национализм есть здоровое и оправданное настроение души. То, что национализм любит и чему он служит, – в самом деле достойно любви, борьбы и жертв. И грядущая Россия будет национальной Россией.



Опасности и задания русского национализма


Все то, что я высказал в оправдание и обоснование национализма, заставляет меня договорить и признать, что есть больные и извращенные формы национального чувства и национальной политики. Эти извращенные формы могут быть сведены к двум главным типам: в первом случае национальное чувство прилепляется к неглавному в жизни и культуре своего народа; во втором случае оно превращает утверждение своей культуры в отрицание чужой. Сочетание и сплетение этих ошибок может порождать самые различные виды больного национализма.

Первая ошибка состоит в том, что чувство и воля националиста прикрепляются не к духу и не к духовной культуре его народа, а к внешним проявлениям народной жизни – к хозяйству, к политической мощи, к размерам государственной территории и к завоевательным успехам своего народа. Главное – жизнь духа – не ценится и не бережется, оставаясь совсем в пренебрежении или являясь средством для неглавного, т. е. превращаясь в орудие хозяйства, политики или завоеваний. Согласно этому есть государства, националисты которых удовлетворяются успехами своего народного хозяйства (экономизм), или мощью и блеском своей государственной организации (этатизм), или же завоеваниями своей армии (империализм). Тогда национализм отрывается от главного, от смысла и цели народной жизни, – и становится чисто инстинктивным настроением, подвергаясь всем опасностям обнаженного инстинкта: жадности, безмерной гордыне, ожесточению и свирепости. Он опьяняется всеми земными соблазнами и может извратиться до конца.

От этой ошибки русский народ был огражден, во-первых, своим прирожденным религиозным смыслом; во-вторых, Православием, которое сообщило нам, по слову Пушкина, «особенный национальный характер» и внушило нам идею «святой Руси». «Святая Русь» не есть «нравственно праведная» или «совершенная в своей добродетели» Россия: это есть правоверная Россия, признающая свою веру главным делом и отличительной особенностью своего земного естества. В течение веков Православие считалось отличительной чертой русскости – в борьбе с татарами, латинянами и другими иноверцами; в течение веков русский народ осмысливал свое бытие не хозяйством, не государством и не войнами, а верою и ее содержанием; и русские войны велись в ограждение нашей духовной и вероисповедной самобытности и свободы. Так было издревле – до конца 19 века включительно. Поэтому русское национальное самосознание не впадало в соблазны экономизма, этатизма и империализма, и русскому народу никогда не казалось, что главное дело его – это успех его хозяйства, его государственной власти и его оружия.

Вторая ошибка состоит в том, что чувство и воля националиста, вместо того чтобы идти в глубину своего духовного достояния, уходят в отвращение и презрение ко всему иноземному. Суждение: «мое национальное бытие оправдано перед лицом Божиим», превращается, вопреки всем законам жизни и логики, в нелепое утверждение: «национальное бытие других народов не имеет перед моим лицом никаких оправданий»… Так как если бы одобрение одного цветка давало основание осуждать все остальные, или – любовь к своей матери заставляла ненавидеть и презирать всех других матерей. Эта ошибка имеет, впрочем, совсем не логическую природу, а психологическую и духовную: тут и наивная исключительность примитивной натуры, и этнически врожденное самодовольство, и жадность, и похоть власти, и узость провинциального горизонта, и отсутствие юмора, и, конечно, неодухотворенность национального инстинкта. Народы с таким национализмом очень легко впадают в манию величия и в своеобразное завоевательное буйство, как бы ни называть его – шовинизмом, империализмом или как-нибудь иначе.

От этой ошибки русский народ был огражден, во-первых, присущею ему простодушною скромностью и природным юмором; во-вторых, многоплеменным составом России и, в-третьих, делом Петра Великого, научившего нас строгому суду над собою и привившего нам готовность учиться у других народов.

Так, русскому народу несвойственно закрывать себе глаза на свои несовершенства, слабости и пороки; напротив, его скорее тянет к мнительно-покаянному преувеличению своих грехов. А природный юмор его никогда не позволял ему возомнить себя первым и водительным народом мира. В течение всей его истории он вынужден был обходиться с другими племенами, говорившими на непонятных ему языках, отстаивавшими свою веру и свой быт, а иногда наносившими ему тяжелые поражения. Наша история вела нас от варягов и греков к половцам и татарам; от хазар и волжских болгар через финские племена к шведам, немцам, литовцам и полякам. Татары, наложившие на нас свое долгое иго, показались нам «нехристями» и «погаными»
  • , но они почтили нашу церковь, и вражда наша к ним не превратилась в презрение. Воевавшие с нами иноверцы, немые для нас по языку («немцы») и неприемлемые церковью («еретики»), побеждались нами отнюдь не легко, и, нанося нам поражения, заставляли нас задумываться над их преимуществами. Русский национализм проходил – и во внутреннем замирении своей страны и во внешних войнах – суровую школу уважения к врагам: и Петр Великий, умевший «поднимать заздравный кубок» «за учителей своих», – проявлял в этом исконную русскую черту – уважения к врагу и смирения в победе.

  • Запах лошадиного пота, поглощаемого сырого мяса и кочевнической грязи, исходивший от татар, вызывал у славян сущее отвращение.

    Правда, в допетровском национализме имелись черты, которые могли привести к развитию национальной гордыни и повредить России в целом. Именно в русском народе сложилось и крепло иррациональное самочувствие, согласно которому русский народ, наставляемый святой, соборной и апостольской церковью и водимый своими благоверными царями, хранит единственную правую веру, определяя ею свое сознание и свой быт: это есть некое национальное стояние в правде, от которого невозможно ни отступить, ни что-либо уступить, так что перенимать у других нам ничего нельзя, смешиваться с другими грешно и изменяться нам не в чем. Ни у басурман, ни у еретиков нам не следует учиться, ибо от ложной веры может произойти только ложная наука и ложное умение.

    Это воззрение к 17 веку формулировалось так: «Богомерзок пред Богом всякий, кто любит геометрию: а се душевные грехи – учиться астрономии и еллинским книгам»… И еще: «Если спросят тебя, знаешь ли философию, отвечай: еллинских борзостей не текох, риторских астрономов не читах, с мудрыми философами не бывах, философию ниже очима видех, учуся книгам благодатного закона»…

    Русское правительственное самознание давно уже не соответствовало этому народному самочувствию. Со второй половины 15 века, если не ранее, в особенности же после того, как обрушились от самодельной неумелой стройки стены почти довершенного Успенского Собора в Москве (1474 год), с легкой руки Иоанна Третьего, русское правительство приглашает из-за границы архитекторов, врачей и всяких технических искусников: «еретическая наука» уже гостит и служит, но еще не насаждается и не перенимается. Борис Годунов мечтал основать в Москве не то академию, не то университет; Лжедмитрий думал водворить здесь иезуитскую высшую школу. Необходимость учиться светской «еретической» науке становилась все более очевидной, но консерватизм и провинциализм церковно-национального самочувствия и самомнения санкционировали неподвижность быта и сознания. Духовная инерция народа стала опасною…
    * * *

    Петру Великому пришлось вломиться в это самочувствие и заставить русских людей учиться необходимому. Он понял, что народ, отставший в цивилизации, в технике и знаниях, – будет завоеван и порабощен и не отстоит себя и свою правую веру. Он понял, что необходимо отличить главное и священное от неглавного, несвященного, земного – от техники, хозяйства и внешнего быта; что надо вернуть земное земле; что вера Христова не узаконивает отсталых форм хозяйства, быта и государственности. Он постиг необходимость дать русскому сознанию свободу светского, исследовательского взирания на мир, с тем чтобы сила русской веры установила в дальнейшем новый синтез между Православным Христианством, с одной стороны, и светской цивилизацией и культурой – с другой стороны. Петр Великий понял, что русский народ преувеличил компетенцию своего исторически сложившегося, но еще не раскрывшего всю свою силу религиозного акта и что он недооценил творческую силу христианства: Православие не может санкционировать такой уклад сознания, такой строй и быт, которые погубят народную самостоятельность и предадут врагам и веру, и церковь. Он извлек урок из татарского ига и из войн с немцами, шведами и поляками: запад бил нас нашею отсталостью, а мы считали, что наша отсталость есть нечто правоверное, православное и священно-обязательное. Он был уверен, что Православие не может и не должно делать себе догмат из необразованности и из форм внешнего быта, что сильная и живая вера проработает и осмыслит и облагородит новые формы сознания, быта и хозяйства. Христианство не может и не должно быть источником обскурантизма и национальной слабости.

    И вот небесное и земное разделились в русском самочувствии. Вместе с тем национальное отделилось от вероисповедно-церковного. Русское самочувствие проснулось, и началась эпоха русского национального самосознания, не законченная и доныне.

    Старообрядцы не приняли этого раздела и стали верными хранителями русского православно-национального самочувствия во всей его неприкосновенности, наивности и притязательности. Это было трогательно и даже полезно; не потому, что старообрядчество в церковном отношении – право, а потому, что оно веками, в душевной целостности и с нравственной ревностью блюло верность первоначальной форме русского религиозного и русско-национального самочувствия. Верность бывает трогательна и полезна даже и в обрядовых мелочах, ибо в них воплощаются глубина и искренность религиозного чувства.

    А между тем России, русскому духу и русскому национализму предстоял новый путь. Надо было различить в культурном творчестве – церковное и религиозное, и далее – церковное и национальное; открыть себе доступ к светской цивилизации и светской культуре и внести религиозно-православный дух, Иоанновский дух любви и свободы, в свое светское национальное самосознание, в свою новую национально-светскую культуру и национально-светскую цивилизацию. Эта задача не разрешена нами еще и поныне; и разрешением ее будет занята грядущая Россия.

    1. Церковь и религиозность не одно и то же, ибо Церковь можно уподобить солнцу, а религиозность – всюду рассеиваемым солнечным лучам. Церковь есть зиждительница, хранительница, живое средоточие религии и веры. Но церковь не есть «все во всем», она не поглощает нации, государства, науки, искусства, хозяйства, семьи и быта, – не может поглотить их и не должна пытаться сделать это. Церковь не есть начало тоталитарное и всевластное. Православию чужд «теоретический» (т. е., строго говоря, экклезиастический) идеал; православная Церковь молится, учит, святит, благодатствует, вдохновляет, исповедует и, если надо, обличает, – но она не властвует, не регламентирует жизни, не карает светскими наказаниями и не берет на себя ответственности за светские дела, грехи, ошибки и неудачи (в политике, в хозяйстве, в науке и во всей культуре народа). Ее авторитет есть авторитет откровения и любви; он свободен и основан на качестве ее веры, ее молитвы, ее учения и ее дел. Церковь ведет духом, молитвой и качеством, но не всепоглощением, как это пытались осуществить Савонаролла во Франции, иезуиты в Парагвае и Кальвин в Женеве. Она излучает живую религиозность, которая должна свободно проникать в жизнь и во все жизненные дела народа. Религиозному духу – везде место, где живет и творит человек, во всяком светском деле; в искусстве и науке, в государстве и торговле, в семье и на пашне. Он очищает и осмысливает все чувства человека и в том числе и национальное чувство; а национальное чувство, религиозно облагороженное и осмысленное, – незримо и ненарочито проникает все человеческое творчество.

    Так, Церковь не может и не должна вооружать армию, организовывать полицию, разведку и дипломатию, строить государственный бюджет, руководить академическими исследованиями, заведовать концертами и театрами и т. д.; но изучаемый ею религиозный дух может и должен облагораживать и очищать всю эту светскую деятельность людей. Живая религиозность должна светить и греть там, куда Церковь открыто не вмешивается или откуда она прямо устраняет себя.

    2. Церковь, как единение единоверующих, сверхнациональна, ибо объемлет и единоверующих другой нации; но в пределах единой нации «поместная» церковная организация получает неизбежно национальные черты. К Православной Церкви принадлежат не только русские, но и румыны, и греки, и сербы, и болгары; и тем не менее русское Православие (как церковь и как обряд, и как дух) имеет своеобразные черты русскости. Итак, церковное и национальное не одно и то же.

    Нация, как единение людей с единым национальным актом и культурою, не определяется принадлежностью к единой церкви, но включает в себя людей разной веры, и разных исповеданий, и разных церквей. И тем не менее русский национальный акт и дух был взращен в лоне Православия и исторически определился его духом, на что и указывал Пушкин. К этому русскому национальному акту более или менее приобщились почти все народы России самых различных вер и исповеданий:
    И гордый внук славян, и финн,
    и ныне дикий Тунгус, и друг степей калмык.
    Пушкин

    И все они, сами того не зная, таинственно приобщились к дарам русского Православия, сокровенно заложенным в русском национальном акте. Русский национализм распространил скрытые в нем лучи русского Православия по всей России. Но из этого уже ясно, что национальное и церковное не одно и то же.

    Это отличие – церковного от религиозного и церковного от национального – Россия осознавала на протяжении двух веков после Петра. За эти два века Россия вынашивала свой светский национализм, зачатый в Православной церкви и проникнутый христианским Иоанновским духом любви, созерцания и свободы; она вынашивала его и в то же время вносила его во все области светской культуры: в зародившуюся с тех пор русскую светскую науку и литературу; в возникшее и быстро созревшее до мировой значительности светское русское искусство; в новый светский уклад права, правосознания, правопорядка и государственности; в новый уклад русской светской жизни и нравственности; в новый уклад русского частного и общественного хозяйства.

    Православная Церковь отнюдь не была чужда всему этому. Она оставалась как бы матерью выросших детей, ушедших на свободу жизненно-религиозного дела и труда, но не ушедших духом из ее света и Духа. Она оставалась матерью-хранительницей молитвы и любви, советницей и обличительницей, лоном очищения, покаяния и умудрения, – вечной матерью, приемлющей новорожденного и молящейся за почившего. Это ее дух – освободил крестьян, создал суд скорый, правый и милостливый, создал русское земство и русскую школу; это ее дух – взрастил и укрепил русскую национальную совесть и жертвенность; это ее дух – повинил и укрепил русскую мечту о совершенстве; это ее дух – внес во всю русскую культуру силу сердечного созерцания, вдохновил русскую поэзию, живопись, музыку и архитектуру и создал пироговскую традицию в русской медицине… Но всего не исчислишь.

    И тем не менее, то, что создавалось в России в 18 и 19 веках – было именно светскою национальною культурою. России было дано великое задание – выработать русско-национальный творческий акт, верный историческим корням славянства и религиозному духу русского Православия, – «имперский» акт такой глубины, ширины и гибкости, чтобы все народы России могли найти в нем свое родовое лоно, свое оплодотворение и водительное научение; создать из этого акта новую, русско-национальную, светски свободную культуру (знания, искусства, нравственности, семьи, права, государства и хозяйства) – все это в духе восточного, Иоанновского христианства (любви, созерцания и свободы); и наконец, узреть и выговорить русскую национальную идею, ведущую Россию через пространства истории.

    Это задание – долгое и претрудное, разрешимое только в веках – вдохновением и молитвою, самовоспитанием и неотступным трудом. За два века русский народ только приступил к его разрешению, и то, что им совершено, свидетельствует не только о величии этого задания и не только о чрезвычайной, исторически, этнически и пространственно обусловленной сложности его, но и о тех силах и дарах, которые даны ему для этого от Провидения. Это дело было начато с чрезвычайным успехом, прервано политической смутой и коммунистической революцией и осталось ныне незавершенным. Чтобы завершить это дело, понадобятся еще века свободного творческого расцвета, и нет сомнения, что Россия возобновит его после окончания революции.

    И вот русский национализм есть не что иное, как любовь к этому исторически сложившемуся духовному облику и акту русского народа; он есть вера в это наше призвание и в данные нам силы; он есть воля к нашему расцвету; он есть созерцание нашей истории; нашего исторического задания и наших путей, ведущих к этой цели; он есть бодрая и неутомимая работа, посвященная этому самобытному величию грядущей России. Он утверждает свое и творит новое, но отнюдь не отрицает и не презирает чужое. И Дух его есть дух Иоанновского христианства, христианства любви, созерцания и свободы, а не дух ненависти, зависти и завоевания. Так определяется идея русского национализма.

    "Наши задачи" , 1956г.
    >>>>>>>
    ссылка
    P.S. кому интересно высказывания РУССКИХ писателей, политических деятелей и т.д. о РУССКОМ НАЦИОНАЛИЗМЕ ищите сами - мы всего лишь возвращаемся к своим корням, а тут такой страх в глазах сквозит.
    -----
    Justitia suum cuique distribuit
  •  
    email

     Top
    Волкон Пользователь
    Отправлено: 27 декабря 2011 — 13:25
    Post Id


    полковник





    Сообщений всего: 21774
    Дата рег-ции: 29.01.2010  
    Репутация: 50

    [+][+]


    Сидят ветераны за столом на 9 мая в 1996 году. Так разговор повернулся, что мой отец четырежды раненый в той войне отдал должное немецкой организованности, дисциплине, а затем вспомнил и Гитлера,как серп которого не хватает, русским чтобы отрезать яйца чубейсатым, русские друзья закивали в ответ-согласны...
    Но тут вскипятился ветеран Фима: -да как вы можете в такой праздник вспо имнать имя этого человекконенавистника!- А?! Нахмурился
    Сидел мой отец ,слушал, слушал этот вселенский визг ...,а потом и говорит:
    -Фима , а скажи ка мне на милость, как это выходит ,что у тебя на груди от праздника к празднику всё прибавлявляются боевые ордена, догоняют ,... находят своего героя?
    Но ведь ты же всю войну провёл в тыловой завхозной должности, у Толбухина, да и ранениями тебя война обошла?-
    ...Замахал Фима руками .....и побёг из-за стола, и из дома побёг- Жаловаться не иначе?-
    Вот такая немногословная история вспомнилась.
     
    email

     Top
    mischuta69 пишет: Зашел на форум случайно , искал какую то инфу. Не помню , нашел ли , но на форуме остался. Приятно пообщаться со занющими людьми. Из общения узнаешь много интересного и полезного. Вот если бы только не манера общения некоторых форумчан...
    Зарегистрироваться!
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 27 декабря 2011 — 18:28
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    «Россия для русских» – игра со смертью (окончание)

    У русских нет веры в себя и это самое опасное состояние сознания – оно оправдывает собственную лень, бездеятельность неорганизованность и апатию. Нас не любят, не ценят, нас унижают и притеснят, поэтому мы, «истинные русские» должны защищаться, выгнать всех «нерусских» и тогда дела сами собой наладятся. Сегодня это превратилось в некую манию преследования. Парадокс в том, что сегодня практически вся власть находится в стране в руках русских. И именно эта команда Путина ускоренными темпами проводит в жизнь лозунг «Россия для русских». Но националисты в упор не желают замечать этого и твердят о засилье инородцев. Сто лет назад российский генералитет на 70% состоял из немцев на русской службе, а МИД – на 60%. При том, что немцы составляли не более 1% от всего населения империи. А сегодня правительство, дума, губернаторы практически на 90 с лишним процентов являются этническими русскими, и, тем не менее, националисты продолжают кричать о том, что русские в Федерации находятся на положении скота. За этими криками стоит страх перед правдой, страх необходимости признания, что русские в массе апатичны и аполитичны и неспособны брать ответственность за свою судьбу на себя. За этим страхом стоит умственная лень, попытка сложнейшую проблему решить простейшими методами, в основном разрушительного характера, самоустранение от действительного решения острых проблем. Идея проста и не требует умственных усилий, этим она и привлекательна для тех, у кого лень ума является характерной чертой.

    Идеолог национализма начала ХХ века, М.О. Меньшиков честно признавался, что «дворяне, которые в идеале представляют высший слой русского народа, не извлекли ничего из отмены крепостного права. По деревням и усадьбам пошел всё те же кутёж и пьянство, отлынивание от работы, беспечность и безверие. В общем, всё то же печальное легкомыслие славянской расы». Назовите сегодня хотя бы одного идеолога, который столь откровенно оценил бы состояние сознания современного русского человека. Ответом русского народа на отмену крепостного права стала, первым делом, вспышка повальнейшего пьянства. А сегодня за пересудами о тех кто «понаехал и мешает жить» скрывается нежелание думать о причинах сегодняшнего кавардака. Националисты полагают, что русские всегда правы, потому что они русские и неправыми быть не могут. А все беды от врагов нации. Тем самым они снимают с себя ответственность за то положение, в котором находятся. В этом они полностью сходятся с большевистской идеологией. Поэтому, сознавая эти проблемы, русские националисты начала ХХ века призывали бороться именно с косностью русского сознания. Они утверждали, что путём интенсивного культурного развития, образования и взаимопомощи можно поставить на ноги русский народ гораздо эффективнее, чем устранение «засилья инородцев». Не учинять погромы, а организовывать школы, кружки самообразования общества по интересам, клубы, кружки физического развития, торговые и промышленные товарищества и союзы взаимопомощи. Тот национализм верил в возможность пробуждения народной души, хотя и признавал, что в ней нет ещё чувства долга и уважения к частной собственности, а отсюда и неумение трудиться без принуждения. Сегодня же у современных националистов нет стремления развивать чувство гордости за многонациональную историю страны. Наоборот, стремление к чистоте крови ведёт к уничтожению практически всего культурного наследия, ибо за пределы русской культуры придётся выкинуть и Пушкина и Достоевского, и Тургенева и Булгакова и многих, многих других представителей русской культуры и науки. Русские националисты начала века хорошо это понимали и поэтому во главу угла ставили критерий признания интересов России. Они признавали, что даже евреи Левитан и Пастернак могут быть русскими, так как они внесли существенный вклад в русскую культуру. В 1917 году русский народ пошел за большевиками потому, что не решился взять свою судьбу в свои руки и предпочёл поверить красивым сказкам о рае с молочными реками и кисельными берегами. Большевики победили, потому что предложили народу топор и вилы и возможность безнаказанной расправы над теми, кто достиг большего, чем они.

    При переходе от культурного к биологическому определению русскости не худо бы прикинуть, во что превратиться республика «чистокровных русских», а заодно и подумать, а будут ли эти нищие лохмотья пользоваться доверием и любовью этих самых русских? Ведь тогда у новой России не останется вообще никаких ресурсов.
     
    email

     Top
    Волкон Пользователь
    Отправлено: 27 декабря 2011 — 22:43
    Post Id


    полковник





    Сообщений всего: 21774
    Дата рег-ции: 29.01.2010  
    Репутация: 50

    [+][+]


     Валентин пишет:
    И именно эта команда Путина ускоренными темпами проводит в жизнь лозунг «Россия для русских». Но националисты в упор не желают замечать этого и твердят о засилье инородцев.
    И для этого сажают по282 только русских? какя честь для русских националистов.
     Валентин пишет:
    За этими криками стоит страх перед правдой, страх необходимости признания, что русские в массе апатичны и аполитичны и неспособны брать ответственность за свою судьбу на себя. За этим страхом стоит умственная лень, попытка сложнейшую проблему решить простейшими методами, в основном разрушительного характера, самоустранение от действительного решения острых проблем. Идея проста и не требует умственных усилий, этим она и привлекательна для тех, у кого лень ума является характерной чертой.
    Кочегарьте! Сильней!
     Валентин пишет:
    Сегодня же у современных националистов нет стремления развивать чувство гордости за многонациональную историю страны. Наоборот, стремление к чистоте крови ведёт к уничтожению практически всего культурного наследия, ибо за пределы русской культуры придётся выкинуть и Пушкина и Достоевского, и Тургенева и Булгакова и многих, многих других представителей русской культуры и науки.
    Репу почесал я , и подумал: значит наверное не слыхать и не видать тех русских националистов которые во всю, хоть даже в сети, но не в СМИ, развивают ту самую гордость.
    Тот кто написал о "чистоте крови" хоть представление имеет что это такое? Это дядя вам даже не балалайка которая обрусела.
     Валентин пишет:
    При переходе от культурного к биологическому определению русскости не худо бы прикинуть, во что превратиться республика «чистокровных русских
    Татары узнают что у них генофонд русский, ....и вообще именно русских окажется около 90% населения.
    Не читайте либеросовскую википедию, ни перед обедом ни перед сном. Подмигивание
     
    email

     Top
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 6 января 2012 — 06:50
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    Почему распался СССР
    Пара слов о застое

    М. Мухин, доктор исторических наук

    Несостоявшаяся революция

    После Второй мировой войны экономическая и политическая структура ведущих стран Запада коренным образом изменилась. В 1962 году был предложен термин для определения этой структуры – постиндустриальное общество. Наиболее явным отличительным признаком этой структуры было слияние научных исследований и производства и, как следствие, резкое усиление роли науки. Это изменение не осталось незамеченным властными структурами СССР, оно отслеживалось и анализировалось. Однако внедрение этих новшеств на советскую почву требовало не только технологических изменений, но и социальных. А это встречало молчаливое, но упорное сопротивление всех властных структур, видевших в них угрозу своему существованию. И в этом сопротивлении, как в болоте, вязли все инициативы.

    Тем не менее, важность технологического прогресса отлично сознавалась и сталинским и следующим руководством страны, но решать проблему брались традиционными методами: уже в 1948 году был создан Комитет по внедрению передовой техники в народное хозяйство под председательством В.А. Малышева, но в 1951 году его расформировали без объяснения причин. В 1955 году он был снова воссоздан как Государственный комитет по новой технике (Гостехника) при Совете Министров СССР. Формировалось новое ведомство по революционной перестройке производственной сферы страны. Но в 1957 году Малышев умирает и после целой серии реорганизаций и реструктуризаций он быстро теряет своё значение, а его рекомендации никто не собирается выполнять. Революция не случилась. Почему?

    Теория НТР

    Ответом советской системы на вызов Запада стала концепция научно-технической революции – НТР. Смысл её сводился к акцентированию внимания на новейших научных разработках. Но при этом, копируя Запад, власть в СССР аккуратно отодвигала в сторону все социальные преобразования, которые сопровождали технический прогресс. Однако, чувствуя, что этот путь приведёт к власти наиболее образованные слои технической интеллигенции, партийно-хозяйственная элита всячески снижала темпы этой революции. Поэтому всё свелось к «связи науки производства» и простым благим пожеланиям. И хотя в 1968 году уже Брежнев заговорил вслух об отставании от Запада, все попытки натолкнулись на крайне низкий культурный и образовательный уровень партийно-хозяйственной элиты. Так, председатель Госкомцен Глушков Н.Т. имел «за плечами» Сарапульский финансово-экономический техникум, возглавлявший Совнархоз Новиков окончил индустриально-механический техникум в Новгороде, а зам. председателя Совмина Дымшиц В.Э. закончил образование в московском учебном автогенно-сварочном комбинате. Это не было случайностью, это была целенаправленная политика привлечения пролетариата к управлению государством. Партийное руководство ограничивало приём в ряды партии образованной интеллигенции, а с другой стороны, продвинутся по властной лестнице без партийного билета, было невозможно. В результате высококвалифицированные специалисты отсекались от руководства теми отраслями, где они могли принести наибольшую пользу.

    Советская наука

    Советская наука в практическом исполнении существенно отличалась от западной. На Западе основную часть научных исследований проводили именно ВУЗы и научные лаборатории крупных фирм. В СССР научной единицей был научно-исследовательский институт (НИИ) входивший либо в систему академических институтов, или же в соответствующее профильное ведомство. При этом престижность академических институтов была существенно выше. Поэтому существенная доля исследований приходилась на область фундаментальных исследований, а вот сфера внедрений результатов в практику отставала безбожно. Были области, где СССР лидировал – например, в области обработки металлов и в сфере разработок методов сельскохозяйственных технологий. Но беда была в том, что это были сферы индустриального, а не постиндустриального общества.

    НПО

    На крупных предприятиях СССР существовали собственные конструкторские бюро, однако вместо разработок новых технологий, они были заняты повышением производительности уже существующего оборудования. Руководство СССР вполне отдавало себе отчёт о положении дел и решило создать новую структурную единицу – научно-производственное объединение (НПО). Задачей объединений было разработка и внедрение технических новаций напрямую, без бюрократической волокиты с последующим внедрением оправдавших себя методов в промышленность. Однако разница в оснащении оборудованием заводов НПО и рядовых производств была настолько высока, что внедрить разработанные методы во всей отрасли возможности никакой не было. Доля в производстве таких НПО не превышала 2,5% в общем объёме промышленного производства.

    Видя неудачу с НПО, уже в годы перестройки власть попыталась создать МНТК – межотраслевые научно-технические комплексы. МНТК «Металлургмаш» разрабатывал станки, часть которых (36%) превышала существовавший тогда мировой уровень, МНТК «Нефтеотдача» разработала метод, в 5-6 раз повышавший нефтеотдачу месторождения. Наиболее успешным и у всех на слуху являлся МНТК «Микрохирургия глаза». Он ориентировался не на госзаказ, а на спрос населения. МНТК являлись вершиной технической пирамиды СССР, но когда вся пирамида рухнула, рухнули и они.

    (Отредактировано автором: 6 января 2012 — 06:56)

     
    email

     Top
    Волкон Пользователь
    Отправлено: 6 января 2012 — 17:19
    Post Id


    полковник





    Сообщений всего: 21774
    Дата рег-ции: 29.01.2010  
    Репутация: 50

    [+][+]


     Валентин пишет:
    Он ориентировался не на госзаказ, а на спрос населения. МНТК являлись вершиной технической пирамиды СССР, но когда вся пирамида рухнула, рухнули и они.
    (Отредактировано автором: 06 Января, 2012 - 05:56:21)
    Зато сейчас когда все препоны рухнули научно технический прогресс в стране расцвёл в виде селиконовых сисек!
     
    email

     Top
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 7 января 2012 — 06:58
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    Почему распался СССР (продолжение)

    Почему СССР делал компьютеры, а россияне на «Пентиуме» работают?
    Важнейшей отраслью постиндустриального общества явились средства информатики и связанные с ними исследования в области кибернетики. Общепринятым является мнение, что СССР вообще на кибернетику наплевал, заклеймив её «продажной девкой империализма» и «реакционным учением Запада». Это, однако, не совсем верно. Значение электронно-вычислительных машин было осознанно сразу, но высказываемые некоторыми западными авторами идеи о замене людей машинами, встречали сильное сопротивление в СССР, как идеи уничтожения пролетариата. Естественно, спускаясь на всё более низкие уровни, это превращалось в клеймение негодованием «продажной девки». Но эта идеологическая кампания никак не отразилась на работе по созданию ЭВМ. Уже в 1952 году в Институте точной механики и вычислительной техники в Москве была создана первая БЭСМ, а в 1954 году начался серийный выпуск ЭВМ «Стрела».

    Надо сказать, что в то время преимущества ЭВМ вовсе не были так очевидны, как сегодня. Машины были очень дороги, часто ломались, результаты их работы всё равно приходилось проверять вручную. А уже был отработан метод вычислений большим коллективом, когда отдельные вычислители на арифмометрах выполняли простые расчёты, которые затем сводились в одно целое. Кроме того, в создании ЭВМ началась гонка технологий, в которой СССР безнадёжно отстал. В 60-х годах произошел быстрый переход на полупроводники, начинают формироваться языки программирования, а в начале 70-х происходит переход на элементную базу в виде интегральных схем и на языки программирования высокой сложности. В 1971 году кампания «Интел» представила свой первый персональный компьютер (ПК). К сожалению, руководство СССР никаких выводов из этого факта не сделало. ЭВМ была не по карману мелким и даже средним предприятиям, только крупные промышленные гиганты могли себе позволить создавать вычислительные центры (ВЧ). Рост числа ПК, развитие пользовательских сетей, невысокая стоимость оборудования позволили оснастить на Западе сначала средние и мелкие предприятия и фирмы, а, затем, перейти и к индивидуальному пользованию ПК.

    Разобщенность исследовательских центров и предприятий по разным ведомствам и отсталость в оборудовании и технологиях привели к тому, что «клоны» западных комплектующих не выдерживали никакой конкуренции со своими родителями. Поэтому СССР начал закупать элементную базу в массовом количестве за рубежом. Может быть, со временем удалось бы наладить и своё производство, но вот этого времени у государства уже не было.

    Глушков или «последний из могикан»

    Последней попыткой преобразовать советскую систему в соответствии с установками её отцов-основателей, был проект академика Глушкова. В 1962 году он выдвинул проект создания государственной сети вычислительных центров как инструмента управления экономикой на всех уровнях – от Госплана до заводского цеха. По своей масштабности и значению для промышленности этот проект значил больше, чем прорыв в космос. Планировалось создать несколько опорных центров, связанных между собой и с сетью вспомогательных отделов. Вспомогательные формировали поток информации, который обрабатывался главными центрами. Предполагалось создать специальное министерство для управления всей экономикой. Несколько миллионов местных терминалов поставляли бы информацию в несколько десятков тысяч первичных центров, которые затем обработанную информацию передавали бы в 200 высших центров.

    Проект был революционен и, как и всё новое, имел сторонников и противников. Глушков скончался в 1982 году и работы по созданию этой информационной сети были сразу же свёрнуты. Попытка была утоплена в словопрениях и окончательно утоплена «геронткратами» в начале восьмидесятых. Надо сказать, что примерно в то же время Косыгин пытался внедрить и свою реформу, основанную на хозрасчёте, напоминавшую «китайский путь», на который Китай встал впоследствии. Обе попытки что-то реформировать закончились ничем.

    Застой как разруха в головах.

    Особенность ситуации заключалось в том, что вместо выбора пути, по которому надо было вести изменения, возобладала точка зрения, что ничего менять не надо. Существовавшая система устраивала хозяйственников, они знали «правила игры», чувствовали себя в ней уверенно, а все разговоры о необходимости перемен считали умствованием «яйцеголовых», которые сами на их места метят. В этой позиции: «Мы академиёв не кончали, на наш век хватит» и заключается суть застоя. Это отказ от развития в пользу сытого сегодня. Диссиденты, шепелявый полумаразматик на трибуне, одна телепрограмма на всех каналах – это внешние и несущественные признаки. Причём в пользу сытого «сегодня» отказались считанные сотни высших госчиновников страны.

    Сталинская система ротации кадров была жестока и кровава, но работала, поскольку «наверху» постоянно открывались свободные вакансии. Постепенное смягчение нравов привело к резкому сокращению скорости обновления кадров. Чиновник привык считать своё место чуть ли не личной вотчиной. Это начисто отбивало у людей желание трудиться «на дядю». И пришёл Застой.
     
    email

     Top
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 8 января 2012 — 06:19
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    Почему распался СССР (продолжение)

    Накануне краха

    Несмотря на описанные выше процессы, положение СССР в восьмидесятые рассматривалось как стабильное не только советскими, но и зарубежными аналитиками. Хотя отказ от построения постиндустриального общества начал давать себя знать. Дело в том, что на отставание в технологии и неповоротливость высшей, достаточно безграмотной партийной верхушки, наложилось то, что в советское время называлось «борьбой за мир», на что остряки добавляли – «до полного уничтожения». Главным потенциальным противником «прогрессивных веяний», дующих из СССР считался «загнивающий империализм» США.

    Важнейшей составляющей этой «борьбы» являлся стратегический паритет, как военный, так и экономический. Но только США имели объём ВВП, превосходящий СССР в 6-8 раз, а их союзники по НАТО могли оказать им существенную поддержку, в то время как СССР сам должен был поддерживать своих союзников, которые не особенно горели желанием ему помогать. В результате советское правительство пошло на перекосы в экономике, тратя на внутреннее потребление от 40 до 50% госрасходов, в то время как США и развитые страны тратили на эти цели 70-80%. Кроме того, износ оборудования в среднем составлял 40%, а во многих отраслях доходил до 60-70%. Производить свои станки необходимого уровня СССР был не в состоянии, и ему приходилось закупать их за рубежом.

    И тут в восьмидесятых для Страны Советов сложилась крайне негативная ситуация, чем не преминули воспользоваться США. Весной 1979 года начался вьетнамо-китайский конфликт, в котором СССР принял сторону Вьетнама. Это окончательно испортило отношения с Китаем, который начал сближение с Соединёнными Штатами. В том же 1979 году власть в Иране взял Хомейни и арабский и персидский мир резко исламизировались, что вызвало отклик и в СССР. А в конце 1979 года советские войска вошли в Афганистан. Это была серьёзнейшая ошибка советского руководства, так как США получили отличную возможность ослабить политическое влияние СССР в исламском мире. И хотя потери в Афганистане были сравнимы с потерями от автопроишествий за то же время, негативный резонанс в мире и в самом советском обществе был огромен.

    Одновременно в Польше – самом слабом звене социалистического лагеря – разразился экономический кризис. Иностранные займы потребовали выплаты в 1981 году 10,5 млрд. долларов процентов по займам. Чтобы спасти партнёра, СССР «в порядке интернациональной помощи», перечислил Польше 4,5 млрд. долларов и поставил в счёт будущей оплаты нефть, газ и хлопок для её текстильной промышленности. И вот тут администрация Рейгана поняла, что наступил её час. На европейских партнёров было оказано чрезвычайное давление и Польшу вывели из круга «стран с наибольшим режимом благоприятствования». В результате пошлины на польские товары возросли в 3-4 раза. США не возражали против возврата Польши в круг «избранных», но ставили жесткие условия по либерализации политической системы. Одновременно большие средства были выделены оппозиционной партии «Солидарность». Крах экономической системы Польши стал фактом. Ко всему этому польский народ традиционно связал эти трудности с советским господством, что вызвало невиданный всплеск антисоветизма. СССР был вынужден тратить огромные средства на поддержание на плаву режима ПОРП.

    Повышение расходов на войну в Афганистане и спонсирование обанкротившейся Польши совпали со снижением валютной выручки от продажи нефти и газа. С помощью западных партнёров СССР рассчитывал построить две нитки газопровода, за что он рассчитывался поставками нефти и газа в течение 25 лет. Такое соглашение позволяло получать до 30 млрд. долларов дополнительно. США предприняли грандиозное «выкручивание рук» западным партнёрам и добились их выхода из проекта. Кроме того, они договорились со странами ОПЕК и те снизили цену на нефть. СССР смог осилить только одну нитку, а за счёт снижения цен потерял до 10 млрд. долларов в год в 1985 году.
     
    email

     Top
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 9 января 2012 — 09:00
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    Почему распался СССР (окончание)

    И в этот же период США резко развернули характер гонки вооружений, переведя её на соревнование в высоких технологиях, вынуждая СССР соревноваться в совершенно провальном секторе – компьютерных технологиях. Логическим шагом явился и запрет на продажу СССР высокотехнологичной продукции. В результате доля изделий этой категории в импорте снизилась с 33% в 1975 до 5% в 1983 году.

    Итак, экономическое, внешнеполитическое и внутриполитическое положение СССР резко ухудшилось в начале восьмидесятых. Это вызывает сегодня мнение, что СССР был развален извне. Это напоминает обвинение в своём проигрыше в партии в шахматы своего противника, который воспользовался вашим «зевком» и выиграл. Оба соперника действовали одинаково. А то, что у СССР возможностей было много меньше – это вина руководства страны, а не противника.

    Последние из генсеков

    Советское общество в восьмидесятых годах стало обществом «партократии». КПСС превратилась во властный институт, подмявший под себя Советы, превратив их в полную бутафорию. Но общество не может существовать без какой-никакой идеологии, а с идеологией положение в стране было катастрофическим. Обещание Хрущёва построить коммунизм к 1980 году всё более превращалось в профанацию, и на рубеже восьмидесятых оно стало восприниматься как свидетельство того, что коммунистическая власть просто выжила из ума. Отчаянные попытки идеологов власти как-то выкрутиться из идеологического тупика ничего, кроме насмешки, не вызывали. С одной стороны народ всё меньше ассоциировал себя с властью, с другой – официальная пропаганда ускоренными темпами теряла влияние. Народ понимал, что он не играет никакой роли в принятии решений. И не только не играет, а и не в состоянии донести до власти своё мнение о ней и её методах правления. В СССР не было даже такой усечённой демократии на выборах, как сегодня. Бюллетень с одной фамилией, которая просто вносилась в него без всякого обсуждения, вообще не предполагал никакого пиара, ни белого, ни чёрного.

    Власть в стране также не соответствовала обстановке. Хрущёв снял угрозу репрессий, но не смог предложить ничего взамен. Его попытки начать кадровые перестановки привели к его отставке – властная элита не потерпела этого. Безнаказанность элит на местах привела к размыву центральной власти, которая из статуса указывающей превратилась в уговаривающую. Развилась форма отношений, где главную роль играли родственные и дружеские связи, ведомства, а, вернее, их руководители, получили возможность распоряжаться средствами по своему усмотрению, директора всё более стали ощущать себя хозяевами на предприятии. Естественно, начала усиливаться тенденция стать настоящим хозяином.

    Тотальный дефицит всего и неразвитость сферы услуг вызвал к жизни многочисленные подпольные мастерские. Теневая экономика получила толчок развития. Управляемость страной и контроль над ней постепенно, но неуклонно в 80-х годах снижался. Хотя перестройку традиционно связывают с Горбачёвым, её начало фактически относится к правлению Андропова. Хотя андроповская стратегия формально не озвучивалась, по начавшимся сдвигам можно было предполагать следующий сценарий: сначала планировалось обеспечить экономический рывок без изменения политической структуры, а на втором этапе, опираясь на экономические успехи, начать определённые политические преобразования. На первом этапе планировалось ускоренное введение новых технологий, усиление ответственности за исполнение государственных заданий, борьба против нарушений партийной, государственной и трудовой дисциплины. К концу 1983 года было заменено 20% первых секретарей обкомов, 22% министров, значительная часть членов ЦК. Именно тогда на первый план вышли Лигачёв, Горбачев, Алиев, Воротников, Чебриков, Рыжков и др. Наступление на «стариков» шло в области разоблачения коррупции. «Узбекское дело», «Краснодарское дело», «дело Щёлокова». Поскольку реформирование экономики было не по плечу малограмотным партийным функционерам, были привлечены многие «светила» советской экономической науки – академики Абалкин, Аганбегян, Богомолов и др. не обошлось и без перекосов – облавы в банях, магазинах и кинотеатрах в рабочие дни памятны многим. Но в целом народ воспринял эти меры с одобрением.

    Директора предприятий получили возможность распоряжаться самостоятельно частью фондов, планировать выпуск своей продукции в определённых рамках. Шеварднадзе в Грузии отменил ограничения на размеры приусадебных участков. В целом эффект от этих осторожных шагов был ничтожен, но важно, что перестроечная тенденция сформировалась уже тогда. Можно утверждать, что во времена Андропова в правящей советской элите сформировалось твёрдое убеждение в необходимости существенных изменений в экономике. Но мало кто понимал, что надо менять и вообще никто – как.

    (Отредактировано автором: 9 января 2012 — 09:00)

     
    email

     Top
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 20 января 2012 — 12:06
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    ИСТОРИЯ ПАДЕНИЯ СТРАНЫ СОВЕТОВ
    Журнал «Эксперт» №1- 2012 г.
    Г. Дерлугьян, профессор социологии (США), И. Валлерстайн, социолог, (США)

    Советский проект был попыткой России сделать рывок на уровень развития центра мировой системы. Отказ от этой попытки отбросил её снова на периферию. Объяснить феномен СССР вне контекста капиталистической системы невозможно, хотя, конечно, удивляют постоянные попытки России приблизиться к неким обобщённым «западным ценностям» и «западному уровню». Эта линия обычно называется «модернизацией». Такая одномерность уводит в сторону от реальных политических целей и не позволяет увидеть доступные для изменений средства.

    Система, в которой государства соревнуются в накоплении капитала в едином экономическом пространстве, привела к мировому разделению труда. Наиболее прибыльные, социально привилегированные и технически сложные виды концентрируются в центральной, наиболее развитой зоне. Такие второстепенные и менее прибыльные виды как поставка дешевой рабочей силы, непереработанных природных ресурсов сами собой «уплывали» на периферию. Но существует и промежуточная область, куда входит Россия, сочетающая в себе признаки как продвинутости, так и отсталости. Такое положение нестабильно и в некоторые периоды кажется, что такая страна движется вперёд, а в другие – что откатывается назад. В таких странах основой перемен всегда служит государство, поэтому такие страны особенно подвержены революционным изменениям, поскольку потрясения идут как сверху, так и снизу.

    Любые реформаторы стремятся в таких государствах прежде всего лишить существующие олигархии владения ресурсами и реформировать и укрепить государственный аппарат для копирования преимуществ более развитых стран. Наиболее показательным примером служит СССР.

    Большевистский переворот

    Большевики на первом, романтическом периоде угрожали полностью уничтожить капитализм и устроить мировую революцию. Но затем, столкнувшись с проблемами, вынуждены были вполне цинично и прагматично сменить курс. Следует отметить, что рывок в развитии Россия в любом виде совершала именно тогда, когда развитые центральные государства были заняты войнами. Тогда Россия бывала востребована как союзник с огромными человеческими ресурсами. Это позволяло ей оставаться важной страной. Однако для использования своего геополитического положения необходимые немалые усилия. А это, в свою очередь, требует создания адекватной армии, государственной системы, производственной базы и налоговой системы. Эти рывки связаны с именами деспотов – Ивана Грозного, Петра Первого, Иосифа Сталина. Это не совпадение, а закономерность, связанная с типичной полупериферийной системой компенсации недостатков в развитии капиталистической системы, заменяемых силовым принуждением. Все эти рывки имели целью выжать из крестьянства человеческие и экономические ресурсы. Но аналитики (особенно марксистские) забывают, что между властными реформаторами и народом всегда стоит элита, статус и благополучие которой коренятся в устоявшемся порядке вещей. И чтобы реформировать государство, надо было уничтожить существующую элиту и заменить её другой, чьи навыки управления отвечали новым требованиям.

    К началу ХХ века Россия подошла с множеством проблем – огромный разрыв между богатыми и бедными; недовольство интеллигенции; слепая инерция и коррупция бюрократического аппарата; техническая отсталость в общем, при наличии ряда блестящих учёных; жестокость репрессивного аппарата. Россия скатывалась на периферию цивилизации. Знакомая картина, не правда ли? Россия снова балансирует на краю. Отсюда и призывы сделать её более современной. Но мир за сто лет значительно изменился. Что было в начале ХХ века? Большевики были одним из радикальных течений (и весьма незначительным) той русской интеллигенции, для которой в силу аристократических условностей не существовало возможности сделать карьеру. Старый режим предпринимал отчаянные попытки как-то реформировать государственную систему, но все они наталкивались на закостеневший и сопротивляющийся слой аристократов-землевладельцев.

    Попытка укрепить статус самодержавия путём развития официального национализма привела к революционным настроениям в нерусских национальностях, развитие железнодорожного транспорта увеличило рабочий класс и количество стачек и забастовок и превратило Россию в экспортёра сырья – в то время зерна и леса. В основном на благо развития Германии. Министр финансов Витте пытался получить преференции от Запада, продвинуть на западный рынок российские товары и закрепить фактически колониальные территории на Востоке. Однако последний русский царь растерялся перед нарастающей волной противоречий и, будучи сам представителем окостенелой аристократии, не поддержал Витте.

    Пришедшее к власти Временное правительство столкнулось с теми же проблемами: Россия была наполнена озлобленными до предела и, главное, вооруженными крестьянами, быстро нарастающими стремлениями к отделению у национальных территорий, и перспектива превратится в конгломерат бессильных, грызущихся между собой, националистических режимов была вполне вероятной. На этом фоне большевики проявили решительность и бескомпромиссность, сами искренне веря, что они являются авангардом прогрессивного человечества. Из этой позиции совершенно логично вытекали чистки, ГУЛАГ, и полная изоляция от остального мира. По сути дела, большевики продолжили политику Витте более радикальными средствами. У них и выбора не было, они должны были стать сильным игроком в борьбе Америки и Германии за выпадавшее из рук Британии лидерство. Ирония судьбы в том, что пережить нацистский кризис мир смог именно благодаря кризису 1917 года в России.

    Стратегия государства Советов, которая названа словом «ленинизм» очень мало соответствовала марксовой теории. Ленин полагался на сплав идеологически единой партии, массовую идеологизацию населения путём выдвижения на управленческие посты людей снизу, индустриализация экономики, требовавшая урбанизации общества, создание современной механизированной армии. Всё это оправдывалось будущим и далеко не очевидным благосостоянием. Успех этой стратегии был подтверждён в 1941-45 годах и породил много подражаний по всему миру. Быстрый демонтаж колониальных империй, существенные уступки капитала рабочим были бы невозможны без существования СССР и страха правящих классов перед возможной революцией.
     
    email

     Top
    Валентин Пользователь
    Отправлено: 21 января 2012 — 10:53
    Post Id


    подполковник





    Сообщений всего: 2225
    Дата рег-ции: 25.08.2010  
    Репутация: 11




    ИСТОРИЯ ПАДЕНИЯ СТРАНЫ СОВЕТОВ (продолжение)

    Пределы советского роста

    Но система развития, принятая в СССР несла себе семена собственного краха. Принятая на себя ответственность за сохранение дружественных режимов в Азии и в Европе вынуждало страну содержать огромную армию, которая просто застряла в тупике развития. Другой причиной краха стала интенсивная индустриализация, приведшая к появлению номенклатуры, образованного класса культурной и технической интеллигенции и рабочих. Система принуждения сразу же вылилась в противоречия в имущественном положении, которые постепенно нарастали. В 1956 году номенклатура восстала против террористических методов управления, которые применял к ней Сталин и после краткого периода метаний Хрущёва, номенклатура обрела свой рай. Но командная экономика требовала командира, а в его отсутствие номенклатура моментально разложилась – началось непомерное развитие бюрократизма, коррупции, неповоротливости и расточительности. Впечатляющие темпы развития экономики СССР стали замедляться, Москва из центра союзного управления превратилось в место лоббирования местнических интересов, где регионы «вышибали» дополнительные средства. Этот привело к валовой неэффективности экономики, сокращению отдачи производства.

    Рабочие также получили свою долю «рая». Повышение зарплат и некоторое развитие производства товаров широкого потребления (печально знаменитый советский «ширпотреб») улучшили их жизнь, хотя сегодня историки открывают для себя удивительно большое число бунтов и забастовок, тщательно скрываемых советской властью. Уменьшение слоя крестьянства привело к истощению ресурсов рабочей силы, а это привело к конкуренции в сфере производства – перетеканию этой силы в места, где условия были лучше. Это было известно в СССР как процесс «голосования ногами». Другим процессом было непомерное развитие прогулов, бездельничанья на работе и рабочего брака. Огромное распространение получил алкоголизм. Применять репрессивные методы власть уже не могла, ей оставалось только покупать лояльность народа повышением уровня потребления и стараться не замечать неэффективность производства. Это нанесло решающий удар по развитию экономики. Процесс выразился в саркастической формуле тех лет: «Они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем». При этом на заднем плане маячил грозный призрак союза интеллигенции и рабочего класса, до смерти пугающий номенклатуру.

    Советская интеллигенция – новое явление, появившееся после Второй мировой войны в результате ослабления сталинской диктатуры. Будучи этнически разнородным слоем технических специалистов, тем не менее, она стремилась реформировать окостеневшую систему, но любая попытка наталкивалась на отчаянное сопротивление номенклатуры. Основные требования интеллигенции заключались в доступе к зарубежной информации, свободе заграничных поездок, доступ к зарубежной продукции. Пика это движение (диссидентство) достигла к концу шестидесятых. Оно было подавлено, но одновременно было уничтожена социальная энергия, стремление к усовершенствованию производства и осталось только лицемерие, апатия и цинизм. Цена этого проявилась в провале перестройки. Ирония в том, что диссидентство как раз и обеспечило номенклатуре захват власти, разрушая в первую очередь именно те преимущества, которые могли дать толчок развитию в СССР цивилизованного капитализма.


     
    email

     Top

    Страниц (5): [1] 2 3 4 5 »
    Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
    Метки: 
    « Политика »




    Все гости форума могут просматривать этот раздел.
    Только администраторы и модераторы могут создавать новые темы в этом разделе.
    Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
     
    боевой холоп, открытие второго фронта


    Карта сайта


    џндекс.Њетрика

    Военно-исторический форум, история России, военная история