Военно-исторический форум Military. История России. Военная история. Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Диван "Эксперт"
Диван "Эксперт"

Загрузил 1Bot
(07-04-2015 13:44:52)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!
Залп главным калибром
Залп главным калибром

Загрузил egor
(08-04-2015 00:44:54)

Комментарий: Похоже Айова. В 1989 г. на ней во второй башне произошел взрыв. Сорок с ...
Советский трехбашенный танк Т-28
Советский трехбашенный танк Т-28

Загрузил foma
(11-05-2015 18:03:57)

Комментарий: Трехголовый "Змей Горыныч" ( кстати, вроде был вариант с двумя огнеметны...
Легенда об уланах
Легенда об уланах

Загрузил МАГАЗИНЕР
(26-11-2015 16:24:48)

Комментарий: Фейк. не было атаки на танки. Ататка была на отдыхавшие части панцергрен...




 Страниц (9): « 1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 »   
> Пограничники в 1941 году, в ходе ВОВ и после её завершения.
Alexis Пользователь
Отправлено: 22 июля 2017 — 01:11
Post Id



генерал-полковник





Сообщений всего: 65972
Дата рег-ции: 27.01.2012  
Репутация: 118




 Mart пишет:
Спасибо за совет, только когда хочется вставить несколько фото в один пост, такой способ не проходит.
Зато фото, опубликованное с Вашего компа будет на форуме всегда. А фото, опубликованные с внешнего источника, со временем пропадут. Именно по-этому я и рекомендовал публиковать таким образом.
-----
Все люди разные.
Поступай с людьми так, как хотел бы что бы они поступали с тобой.



За этот пост сказали спасибо: Mart
 
email

 Top
> Похожие темы: Пограничники в 1941 году, в ходе ВОВ и после её завершения.

Война в Заполярье
боевые действия в период с 1941 по 1944 за Полярным Кругом

Помогите опознать звание, род войск и все что можно вытащить из фото
фото сделано в 1913 году

Голодомор в СССР в 1930-х гг.
Причины, масштабы и последствия голода в СССР в 1930-х гг.

Москва, октябрь 41-го: что видно через 75 лет?
Паника в Москве - послесловие.

Советские асы Великой отечественной
советские асы в 1941-1945 г.

Полевая почта,номера военнских частей КОРФ
Дислокация,состав и местонахождение в 1941-1942 годах.

Mart Супермодератор
Отправлено: 26 июля 2017 — 07:19
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




Севас тополь. Кровавый июль 1942 года< /span>
...На своем пути к мысу Фиолент противник встретил в районе ветряка ЦАГИ — Георгиевский монастырь упорную оборону 456-го погранполка 109-й дивизии. В ходе разгоревшегося боя в первой половине дня 1 июля полк пограничников стал испытывать острую нехватку боезапаса. Руководивший боем командир полка Рубцов приказал помощнику начальника штаба полка И. М. Федосову любыми средствами доставить боезапас. Как написал в своих воспоминаниях Федосов:
«Пришлось пробираться через шквальный огонь противника. Дошел до армейского обоза в районе 35-й береговой батареи, на площадке у которого находилось много свезенного и брошенного автотранспорта. Обслуживающего персонала на месте не оказалось. Все ушли к берегу в ожидании посадки и эвакуации. Начал поиск и нашел среди многих машин исправную, грузовую, груженную боезапасом — патронами к автоматам и, сам сев за руль, на большой скорости прорвался к Рубцову. Он обнял меня и сказал, что представит к правительственной награде»
Н. Головко отмечает, что днем 1 июля к нему на радиостанцию пришли медики из Георгиевского монастыря с просьбой связаться с командованием на 35-й батарее и запросить, как быть с эвакуацией раненых и откуда она будет. В то время в Георгиевском монастыре согласно сообщению бывшего начальника медико-санитарной службы СОРа военврача 1-го ранга А. Н. Власова находились два походных полевых госпиталя ППГ-356 и ППГ-76 Приморской армии.
Раненых по оценке К. Головко в монастыре и возле него было более 500 человек. Отсутствие медсредств, нехватка медперсонала и жара способствовали большой смертности среди них. Как рассказал Н. Головко, понимая тяжелую обстановку с ранеными и продолжающимся в тот момент ожесточенного боя полка с наседавшим противником, чтобы не отвлекать командование полка от управления боем, самостоятельно запросил штаб дивизии по вопросу эвакуации раненых. Ответ был примерно таким: «Ждите, эвакуация будет морским транспортом».
К 20 часам остатки полка отошли к мысу Фиолент — Георгиевский монастырь, где заняли круговую оборону, так как противник уже вышел на побережье моря между мысом Фиолент и 35-й батареей. В монастыре был госпиталь, рядом - 16 ложная батарея, окопы, ДОТы.
В полку осталось до 150 человек. Из вооружения один 57 мм миномет с ящиком мин, станковый пулемет. Патроны и гранаты те, что были на руках у бойцов и командиров. Свой последний командный пункт Рубцов расположил под обрывом берега на небольшом его сбросе до 20 метров глубиной и шириной до 30–40 метров у скалы мыса Фиолент справа от него в сторону Херсонесского маяка. По указанию Рубцова бойцы проверили возможность пройти вдоль берега по урезу воды в сторону 35-й батареи. Вернувшиеся бойцы доложили, что такой возможности из-за большой крутизны берега в некоторых местах нет. Связались вечером по радио со штабом дивизии. Потом Рубцов сказал так, как запомнил Н. Головко:
«Товарищи, мы сейчас окружены. Жить или умереть. Но нам во что бы то ни стало надо прорваться к 35-й батарее и занять там оборону. Так нам приказано. Наступление на прорыв будем осуществлять с наступлением полной темноты».
После этого уничтожили радиостанцию. Были собраны все командиры и бойцы полка, в том числе бойцы и командиры из других частей и подразделений, оказавшихся в районе мыса Фиолент 1 июля 1942 года. Из всех них был организован сборный полк, куда вошли и раненые с оружием и без него. С наступлением темноты по команде Рубцова и комиссара полка батальонного комиссара А. П. Смирнова сборный полк, в котором было более 200 человек, начал тихо продвигаться по кромке высокого берега моря в сторону 35-й береговой батареи. Когда прошли 1–1,5 км и начали молча ползти к вражеским позициям, неожиданно, как отчетливо помнит Головко, вдруг со стороны 35-й батареи были услышаны крики «Ура». Вероятно, какая-то наша группа от 35-й батареи предпринимала попытку прорыва в горы, к партизанам. Услышав эти возгласы «Ура», командир полка подполковник Рубцов поднялся в рост и скомандовал: «Вперед, братцы, за родной Севастополь, ура!» Бойцы и командиры бросились в атаку. Ночью трудно было что-либо понять, но при зареве огня и света фар от танков было видно, что противник имеет большое превосходство во всем. Завязался неравный ожесточенный ночной бой.
Понеся большие потери, остаткам полка пришлось отступить. Еще один случай героизма был в этот день на мысе Фиолент. Четыре стрелка и политрук были прижаты к морю противником. Они приняли бой. Противник, пытаясь захватить их в плен, атаковал взводом. Наши бойцы подпустили противника на близкое расстояние и в мгновение срезали их из автоматов. Тогда противник предпринял атаку тремя танками и 25 автоматчиками. Два танка были подбиты, много было убито и ранено немецких солдат, но когда иссякли боеприпасы бойцы и политрук с криком: «Да здравствует Родина! За Сталина!» бросились с обрыва в море.
Остатки пограничного полка отступили назад к мысу Фиолент и Георгиевскому монастырю. Разбившись на мелкие группы, бойцы и командиры стали спускаться под более чем стометровые по высоте отвесные берега у мыса Фиолент и Георгиевского монастыря с тем, чтобы потом попытаться прорваться в горы. Находясь уже под крутым берегом среди скал мыса Фиолент, тяжелораненый командир 456-го пограничного полна подполковник Г. А. Рубцов, чтобы не попасть в руки врага, застрелился. В книге Михаила Лезинского «Хроника полка войск НКВД, или Живи, Севастополь!» есть воспоминания попавшего в плен Н. Соколова: «Фашисты повели к прибрежным пещерам. Из-под груды расстрелянных наших пограничников кровь лилась настоящим ручьём. Нас заставили выносить трупы. Выносили и складывали в воронки от бомб. Акбергенов - запомнил его фамилию - перевернул одного офицера и как крикнет: «Это ж наш командир полка!». Лицо его было изуродовано, обезображено, глаза выбиты. Точно знаю, что издевались над мёртвым, Рубцов в плен не попал - застрелился».
Оставшиеся бойцы и пограничники спустились под обрывы берега. В течение последующих дней разными группами они пытались прорваться в горы к партизанам, но большинство из них изможденных от обезвоживания и голода попадали в плен вражеским постам, стороживших берег. Последние группы пограничников, как рассказал старшина В. Осокин, укрывались под берегом до 20 дней. Немцы кричали сверху в мегафон:
«Вас комиссары, политруки предали, оставили, а сами ушли!» Но мы говорили в ответ: «Врешь, гад, не сдадимся!»
Так погиб один из самых стойких в Приморской армии героический полк пограничников. ...
...Маношин И. С. Героическая трагедия: О последних днях обороны Севастополя (29 июня — 12 июля 1942 г.). — Симферополь: Таврида, 2001.
П. Ф. Горпишенко. Отчет. Отд. ЦВМА. ф. 10. д. 9120.
Р. И. Володченков. Воспом. Госархив Крыма, ф. 849. оп. 3. д. 32.
С. В. Козленков. Рукопись. Пограничники в обороне Севастополя 1941-42гт Фонд музея КЧФ.
Д. И. Пискунов. Стенограмма. Воен-истор. конфер. 1961 г. Севморбиблиотека. т. 3.
Севастополь. Историческая повесть.1941-1945. Севастополь. 2005г.406с.
Лукашевич К.В. Оборона Севастополя и его славные защитники. Москва. 1996г. 253с. ил.
Крым в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Сборник документов и материалов. Таврия. Симферополь. 1973.
Моргунов П. А.,"Героический Севастополь", с. 365-367.
И.А. Заруба. Воспоминания. Госархив Крыма. Ф. 849. Оп. 3. Д. 282.
-----
не смешите мои подковы...
 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 27 июля 2017 — 00:22
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




Верга сов Илья Захарович Крымские тетр ади
...К нам подходит пограничник с худыми щеками. Узнаю: младший лейтенант Терлецкий — начальник Форосской заставы.
— Документы!
— Комбат-тридцать три! Знаешь же! — говорю с раздражением.
Два пограничника берут нас на прицел.
— Прошу документы!
Терлецкий внимательно просматривает мое удостоверение личности.
— Проезд разрешаю!
Спускаемся в Байдарскую долину.
— Строгий какой! — бурчит Семенов.
— С характером дядько!
— Порядок — хорошо!
Я соглашаюсь и вспоминаю прошлую встречу с Терлецким. Это было в преддверии винодельческого сезона. Метался я из одного конца Крыма в другой: то искал запасные части к прессам, то электромоторы, то еще что-нибудь. Такова уж доля совхозного механика.
В знойный полдень я с шофером попал в санаторий «Форос». Уставшие, разморенные жарой, мы бросились к спасительному морю, в спешке не заметили на берегу предупреждающую надпись «Запретная зона», стали купаться. Сейчас же появился погранпатруль, приказал выплыть на берег. Мы почему-то заупорствовали. Кончилось тем, что нас вынудили одеться и повели на заставу.
Мы оказались перед младшим лейтенантом — высоким, поджарым, с жестким ртом, холодноватыми серыми глазами.
— Документы!
Их у нас не было, если не считать за документ шоферскую путевку. «Этот не отпустит», — подумал я и решил извиниться.
Куда там — бровью не повел. Пришлось подробно объяснять, кто мы такие и прочее.
— Кого вы знаете в совхозе «Гурзуф»?
Я ответил, что знаю всех наперечет, даже тех, кто работает в других совхозах Южнобережья.
— Сержант! Запиши фамилии и адреса этих граждан и отпусти.
Я заплатил солидный штраф за нарушение пограничных правил. Негодовал: службист проклятый, попадись такому в руки — труба! [138]
А сейчас мне по душе такой «службист». Уж тут никто не проскочит — будьте уверены....
(Добавление)
Среди партизан я увидел знакомого пограничника: начальника Форосской заставы Терлецкого, того самого, что был ко мне придирчив у Байдарских ворот.
Он меня, конечно, узнал, но, как и приличествует дисциплинированному человеку, держался в стороне.
— Здравствуйте, товарищ Терлецкий.
Он четко приложил руку к козырьку пограничной фуражки, на которой не было ни единого пятнышка.
— Здравия желаю, товарищ командир района!
— Посидим, — пригласил я.
Он стоял по команде «смирно». [232]
— Как партизанится?
— Плохо! — Ответ решительный, глаза стального оттенка — на меня.
— Объясните.
— Много отсиживаемся, мало бьем фашистов.
Третья встреча у меня с ним, и все так уставно, словно экзамен сдаем по строевой дисциплине.
— Как вас величают по имени и отчеству?
— Александр Степанович.
Я подошел ближе, тронул его за рукав обгоревшей, но аккуратно заштопанной шинели:
— Есть у вас что-нибудь конкретное?
— Прошу разрешить напасть на фашистскую батарею у деревни Комары!
— Там линия фронта?
— Не совсем. Подступы отличные, знаю каждую тропинку.
Развернули карту, и Терлецкий точным военным языком доложил все, что знал о батарее, добавил:
— Убрать ее надо, товарищ командир района. Она бьет по Севастополю.
Чувствую: Терлецкий уже давно в мыслях совершил эту дерзкую операцию.
Спрашиваю:
— Когда будете готовы к выходу?
— Через час.
— Сколько людей надо?
— Пять пограничников.
— Действуйте!
Двое суток ждали Терлецкого. Я сомневался: вряд ли фашисты, допустят до Комаров. Хотя надежды не терял, особенно после того, как поближе познакомился с группой, которой командовал Терлецкий. Тут народ был боевой, походивший по тылам со своим командиром. Домнину пришлось даже удивиться: партизаны выпускали собственную газету, в которой высмеивали своего товарища за неряшливость. Будто дело обычное, удивляться тут нечему, но в такой обстановке люди думали о чистоте не только душевной, но и телесной.
Волосы у солдат подстрижены, щеки побриты, даже ногти содержатся в порядке.
В отряде нет комиссара. А почему им не может стать младший лейтенант Терлецкий, человек характера, видать, крутого, но умеющий работать с людьми? «Да, именно работать», — утверждает Виктор Никитович, и я не могу с ним не согласиться.
Вот сжатое изложение похода Терлецкого на батарею.
Методично, через равные промежутки времени, ухают немецкие орудия. Вспышки тревожат ночь; воздух, как живой, [233] перекатывается по ущелью, с силой бьет в лицо, В небо взлетают ракеты, часто татакают пулеметы.
Рядом бродит одинокий луч прожектора с иссиня-розовыми краями.
Терлецкий, прижимаясь к холодной жесткой земле, ползет по увядшим травам с терпким талым запахом. Когда луч погас на мгновение, партизаны перемахнули через проселочную дорогу и нырнули под колючий можжевельник.
Тишина была долгая, томительная, но вот снова ударили пушки, — прямо над ухом четырежды раскатисто лопнул сжатый воздух.
Терлецкий увидел, как в отсветах выстрелов у орудий копошились немецкие артиллеристы, посылая на Севастополь снаряд за снарядом.
— Скорее, — прошептал Терлецкий.
Партизаны поползли, а потом залегли у самых пушек, передохнули и бесшумными тенями подобрались вплотную к расчетам. Пахло угаром. Терлецкий вложил в противотанковую гранату капсюль.
— Файер! — кто-то скомандовал над самым ухом.
И через миг ударила пушка, другая, третья, четвертая...
Терлецкий ждал новой команды. На этот раз она раздалась без промедления:
— Файер!
Граната Терлецкого ударилась о лафет и отлетела под ноги наводчика. Терлецкий отпрянул от земляной насыпи. Взрыв догнал его за кустом и с размаху бросил на землю. Он поднялся... Опять взрыв... Он качнулся, но устоял на ногах.
Еще дважды ночной воздух содрогался от партизанских противотанковых гранат.
Четыре автомата полоснули свинцом в темноту, и только тогда ожила долина от криков, трескотни автоматов, беспрестанно взлетавших в бархатное небо ракет.
— Пошли, хлопцы, — сказал Терлецкий и увел партизан по тропе, известной только ему.
...Рапорт Терлецкого был краток, как и его подход под Комары. Доложил, козырнул и замер.
— Молодцы! — говорю ему.
— Служу Советскому Союзу!
— Отдыхайте.
— Есть! — Поворот и твердым шагом прочь в группу.
— Так просто? — смотрю на Домнина.
— Созрело.
— И все же...
— Не удивляйся. За ним особый подвиг — Байдарские ворота.
— Неужели он? — Я ахнул.
— Точно. [234]
...Тогда немецкие полки и дивизии рвались к Севастополю, Шли по шоссейным дорогам, просачивались через тропы, перевалы и ущелья, искали любую лазейку — лишь бы скорее обложить город с суши. Вдоль берега горели курортные городки и поселки, от их отсветов пламенело море.
На «Чучеле» кто-то прикидывал:
— Ох, у Байдарских ворот придержать бы их!
— У тоннеля?
— Конечно! Там двумя пулеметами можно батальон уложить.
А через день или другой — не помню — народ лесного домика был взбудоражен: какие-то пограничники у Байдарских ворот такое натворили, что и поверить трудно. На целые сутки задержали немецкий моторизованный авангард. Трупов там — не счесть.
...Александра Терлецкого — начальника Форосской пограничной заставы — срочно вызвали к командиру части майору Рубцову.
— Где ваша семья, младший лейтенант?
— Эвакуирована, товарищ майор.
— Хорошо. Отбери двадцать пограничников и явись с ними ко мне.
Никто не знал, зачем их выстроили так внезапно. Командир части лично обошел строй, посмотрел каждому в глаза.
— Мы уходим, а вы остаетесь. Будете держать немцев у тоннеля целые сутки. Запомните — сутки! И сколь бы их ни было, держать! Кому страшно — признавайся!
Строй промолчал. Командир дал время на подготовку, на прощание отвел Терлецкого в сторонку:
— Ежели что случится, Екатерину Павловну и Сашкá будем беречь. Иди, Александр Степанович.
В тесном ущелье гудят дальние артиллерийские взрывы — бьется Севастополь. На каменном пятачке, нависшем над пропастью, стоит табачный сарай — толстостенный, из звонкого диорита.
Внутри пусто, под ветерком играет сухой табачный лист, шуршит. Только на чердаке едва слышны голоса — там пограничники.
Кто-то подходит к сараю, стучит прикладом в дверь. В ответ — ни звука.
Неожиданная автоматная очередь прошивает дверь. Узкие пучки света от карманных фонариков обшаривают темные уголочки.
Немцы входят скопом. Дышат повольнее, тараторят, рассаживаются.
Медленно подползает рассвет.
Глаза с чердака пересчитали солдат. Их было восемь — рослых, молодых, без касок, с автоматами на животах. Они слали. [235]
За стенами, подпрыгивая на сизых камнях, шумела горная вода, далеко на западе просыпался фронт.
В этот уже привычный шум стали осторожно вплетаться новые звуки — немецкие машины ползли к тоннелю.
С чердака полоснули автоматной очередью — ни один солдат не поднялся.
— Забрать оружие, документы! — Терлецкий первым спрыгнул с чердака. — Убрать, прикрыть табаком!
Никакого следа не осталось, лишь под ветерком, как и прежде, играет сухой табачный лист, шуршит.
Светло. Терлецкий посмотрел на тоннель, ахнул: ночной взрыв оказался не ахти каким сильным.
Показал своим пограничникам:
— Плохая работа! Вы меня поняли?
Ниже тоннеля остановились бронетранспортеры, из них высыпали солдаты.
— Вы меня поняли? — еще раз спросил Терлецкий и лег за пулемет, установленный на чердаке. — И тихо!
— Иоганн! — голос снизу.
— Не стрелять! Подойдет — штыком. Бедуха, тебе поручаю.
— Понял.
— Иоганн! — голос у самых дверей.
Двери скрипнули, приоткрылись, показалась каска и тут же скатилась на желтые табачные листья.
Мотопехота подходила к тоннелю. Солдаты сбились, начали отшвыривать камни.
Одновременно ударили два пулемета. Те, кто был у тоннеля, удрали. Остались лишь убитые и раненые.
Пулеметы строчили по транспортерам.
...Прошли сутки. Уже на табачном сарае ни чердака, ни дверей. Остался каменный остов, остались в живых пять пограничников с Форосской заставы.
Терлецкий, черный от гари, в изорванной шинели, лежал за последним пулеметом.
— Десять гранат, два набитых диска, товарищ командир, — доложил сержант Бедуха.
Подошли танки. Орудия — на остов сарая. Ударили прямой наводкой.
Пограничники выскочили до того, как новый залп до основания срезал всю правую часть сарая.
...К начальнику штаба Балаклавского партизанского отряда Ахлестину ввели пять пограничников — опаленных, с провалившимися глазами, едва стоявших на ногах. Один из них, высокий, сероглазый, приложив руку к козырьку, отрапортовал:
— Группа пограничников Форосской заставы из боевого задания... — Пограничник упал. [236]
— Так это вы держали Байдарские ворота? — спросил Ахлестин, поднимая Терлецкого.
...Александр Терлецкий стал комиссаром Балаклавского отряда....
(Добавление)
...Мы в землянке пограничников Митрофана Зинченко.
Сам командир встретил нас уставным рапортом. Я, откровенно говоря, не приучен к таким докладам, но здесь пришлось выслушать его по всей форме.
В землянке просторно, удобно, пахнет горными травами. Лежанки, ароматное сено, кустарная, но удобная пирамида для оружия.
Партизаны-пограничники — в гимнастерках, сапогах, животы туго подобраны, все до одного бритые, мытые. Да вправду ли мы в партизанском отряде?
— Здравствуйте, товарищи!
— Здравия желаем, товарищ командир района!
Восемнадцать солдат и один командир.
Вспоминаю редкие калашниковские рапорты в штаб Четвертого района: «Отличились партизаны Бедуха, Кучеров, Малий...» Наверняка они здесь, отличившиеся, хотя Калашников никогда не писал о них как о пограничниках.
— Бедуха!
— Есть сержант Бедуха! — докладывает белобрысый парень.
— Малий!
— Я Малий! — Партизан с рябоватым безбровым лицом.
Да, я прав. Герои акмечетцев здесь, не где-нибудь в другом месте. Я пристально всматриваюсь в лица. Не шибко сытые они: щеки подзапавшие, подбородки острые. Интересно, на каком пайке держит их Калашников? Щедро или по правилу — «будешь живой, но худой»?
— Ваш дневной паек? — спрашиваю у сержанта Бедухи.
— Две лепешки и полфунта конины.
Не жирно.
Вдруг мысль: а не взять ли всю команду в штаб? Вот и будет отличный комендантский взвод. За такими ребятами как за широкой спиной.
Но нужно ли?...
(Добавление)
...Артем Филиппович Ткачев, бывший начальник Ялтинской пограничной заставы, хорошо командовал отрядом. Балаклавцы как бы заново ожили и старались нагнать упущенное за зиму. Их подхлестывал упорный слух: фашисты в деревне Скеля повесили комиссара отряда Александра Терлецкого. Они мстили и за него.
Я очень хорошо помню Артема Филипповича. Он из тех, кто в любой одежде кажется кадровым профессиональным воином.
Он никогда и ни на кого не обижался. Но это не от равнодушия, а от редчайшей выдержки, помноженной на воспитанность кадрового пограничника.
Ткачев незаменим в минуты внезапности. Его нельзя ошеломить.
Помню случай. Сидим мы с ним у речки на бревне, над нами грохочет сухое небо, сверкают молнии.
Сыпанул ливень.
Сыро, скользко. Тишина. Никакой опасности не предвидится, настроение мирное. На западе погромыхивает малость, а так — никаких посторонних звуков. Ткачев о чем-то говорит.
Вдруг он обрывает на полуслове, смотрит на гору, круто сбегающую к нам.
— Спокойно, товарищ командир, фашисты рядом, — как-то по-обычному предупреждает он меня и резко тянет к себе. [361]
Я готов был накричать на него, но... увидел немцев, прямо на задницах скользящих на нас.
Ткачев выставил автомат и хладнокровно очередью сверху вниз срезал всю цепь. Это была настолько точная снайперская работа, что она буквально ошеломила меня.
Через полчаса в лагере был порядок, Артем Ткачев дал нагоняй начальнику охраны.
— Так они, гады, под гром присобачились! — оправдывался тот.
— Еще такой случай — в трибунал! — сказал Ткачев и отпустил.
В противоположность Митрофану Зинченко, он никогда не шел на отчаянный риск. Но уж если выходил на операцию, то возвращался не с пустыми руками.
Хочу привести лишь одну страницу из боевого дневника Ткачева, сохранившегося в архиве. Вот он весь, лаконичный старший лейтенант Артем Ткачев:
«Группа бойцов отряда, будучи на операции с 2 по 19.6.42 г. в районе Байдарской долины, произвела:
а) 6.6.42 г. На шоссейной дороге в районе Байдары — Байдарские ворота разбита и подожжена одна семитонная автомашина, а находившиеся в ней 70 чел. немцев уничтожены гранатами.
В операции хорошо действовали Тамакчи, Гросс.
б) В районе Байдарских ворот полностью перерезан кабель связи до двух килом.
в) 10.6.42 г. на шоссейной дороге в районе Байдары — Байдарские ворота разбита одна трехтонная машина, а находившиеся в ней 10 человек немцев уничтожены полностью.
г) 16.6.42 г. Был бой на яйле с карателями...
д) 18.6.42 г. на шоссе Коккозы — Ялта перерезан полевой кабель до 1 км».
Вот и все! И ни слова о том, что рейдом группы командовал сам Ткачев, что семнадцать суток группа ходила по тылам, преследуемая карателями, имея на брата по три килограмма сухарей, по пять пачек концентратов, по щепотке соли.
«Разбита и подожжена одна семитонная машина, а находившиеся в ней 70 чел. немцев уничтожены гранатами».
Как просто!...
-----
не смешите мои подковы...
 
email

 Top
Xo6ut пишет: Посоветовали друзья, просто не мог найти ответ на один вопрос. Через Яндекс и попал сюда, пока все устраивает.
Зарегистрироваться!
Юнкер Пользователь
Отправлено: 27 июля 2017 — 11:00
Post Id



майор





Сообщений всего: 1039
Дата рег-ции: 5.09.2013  
Репутация: 15

[+]


 Alexis пишет:
Как их потом (из числа тех, кто остался в живых) разбросала судьба, как они воевали и все ли они после ВОВ вновь стали пограничниками.
" В течение 1944–1951 гг. отряды западных пограничных округов совместно с частями Советской Армии и внутренних войск, органами безопасности вели напряженную борьбу с незаконными вооруженными формированиями в западных областях Украины, Западной Белоруссии и в Прибалтике, преследовавшими своей целью подрыв государственных устоев и сепаратизм.
Главным содержанием первого периода (1944–1946) была борьба против крупных вооруженных формирований националистического подполья, действовавших партизанскими методами. Основным способом борьбы стало проведение специальных войсковых операций. В ходе их пограничные войска осуществляли блокирование районов нахождения банд, прикрытие наиболее вероятных направлений движения отрядов, поиск или прочесывание местности в блокированном районе, окружение, атаку и преследование банд в целях разгрома основных сил формирований. Во всех случаях войсковым действиям предшествовали агентурно-разведывательные мероприятия, проводимые органами НКВД и НКГБ. К концу 1946 г. наиболее крупные вооруженные формирования националистов были разгромлены.
Второй период (1947–1951) характеризовался борьбой с националистическим подпольем и небольшими вооруженными группами. В этот период возросла роль агентурно-разведывательных мероприятий. Основным видом борьбы пограничных частей были боевые действия оперативно-войсковых групп.
На всем протяжении этой борьбы (1944–1951) большое внимание уделялось политической работе среди местного населения и контрпропаганде, которую вели политорганы погранвойск. Центральные органы власти Украины, Белоруссии, Эстонии, Латвии и Литвы приняли ряд постановлений об усилении борьбы с националистическим подпольем и их вооруженными формированиями, о необходимости широкой разъяснительной работы среди местного населения.
В результате этой работы националистов удалось лишить широкой социальной опоры, основная часть населения не поддержала их, что и предопределило поражение подполья.
История войск сохранила многочисленные примеры умелых действий командиров при проведении операций, мужества и героизма личного состава в борьбе с боевиками.
Анализ участия пограничных войск в борьбе с националистическим подпольем и его вооруженными формированиями позволяет извлечь ряд уроков. Назовем отдельные из них:
необходимость специальной подготовки командиров и личного состава пограничных войск для борьбы с незаконными вооруженными формированиями;
создание специальных добровольных формирований из местного населения для поддержания общественного порядка в населенных пунктах и оказания помощи пограничникам в борьбе с националистами;
планирование специальных контрпартизанских операций в конкретных зонах ответственности пограничных войск совместно с частями армии, внутренних войск и органами безопасности, формированиями из местного населения;
организация специальной идеологической работы среди личного состава подразделений, участвующих в ликвидации незаконных вооруженных формирований.
Учет этих и других факторов способствовал успешному выполнению пограничными войсками стоявших перед ними задач." (В.И Боярский. " Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в"Подмигивание
-----
ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ЗА НАМИ.

За этот пост сказали спасибо: Alexis
 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 29 июля 2017 — 19:32
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




Погибшие советские танкисты и бойцы танкового десанта у ворот пограничной заставы. Танк – Т-26. Время съемки: июнь 1941
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Погибшие советские танкисты и бойцы танкового десанта у ворот пограничной заставы

-----
не смешите мои подковы...

За этот пост сказали спасибо: mischuta69
 
email

 Top
Стас1973 Супермодератор
Отправлено: 29 июля 2017 — 19:39
Post Id



полковник





Сообщений всего: 12236
Дата рег-ции: 30.01.2012  
Откуда: Красноярск
Репутация: 31




 Mart пишет:
Погибшие советские танкисты и бойцы танкового десанта у ворот пограничной заставы. Танк – Т-26. Время съемки: июнь 1941
Да чтож вы так бездумно приводите фото и цитируете их атрибутацию по ссылке?
На фото только танк и часть экипажа танка.
 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 30 июля 2017 — 00:06
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




В продолжении темы пограничных столбов
Так выглядела погранполоса СССР- Генерал-Губернаторство в июне 1941г. (южнее Бреста, в районе д. Домачево)
(Добавление)
 Стас1973 пишет:
На фото только танк и часть экипажа танка.

Потому и привожу фото и атрибутацию по ссылке.
Фото снимал не я лично и, поэтому, не могу подтвердить место, время и сюжет съемки.
Описание снимка не вызвало внутренних противоречий. Некая брама (ворота) присутствует, танк и погибшие тоже на месте.
Если есть замечания к фото, давайте обсудим, зачем же так сразу пытаться обвинить?
(Добавление)
Кстати, на одном из погибших, лежит некий предмет, не похожий на снаряжение танкового экипажа, или я не прав?
Заранее признаю, что не являюсь специалистом по танковым войскам, и могу быть недостаточно компетентным. Но я всегда с уважением стараюсь относиться к мнению других участников форума.
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Так выглядела погранполоса СССР- Генерал-Губернаторство в июне 1941г. (южнее Бреста, в районе д. Домачево)

-----
не смешите мои подковы...
 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 30 июля 2017 — 00:27
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




Страница из книги "Брестская крепость — продолжение легенды" автор Шарлот В.М. 2001 г
(Добавление)
КРАМАРЕНКО Владимир Иванович, 1921 г.р., г. Харьков. Призван в 1940 г. из г. Харьков, рядовой, курсант внештатных Окружных курсов подготовки водителей строевых и транспортных машин ПВ НКВД БССР (т.н. «курсов шоферов» БПО), располагавшихся на Тереспольском укреплении БК. Учтен погибшим в июне 1941г.
По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
(из учетной карточки)
КРАМАРЕНКО Владимир Иванович (Kramarenko, Wladimir Iwan), 1921 г., Харьков. Украинец, солдат (рядовой), 17 автобатальон. Попал в плен 22.6.1941г., место пленения – г. Брест. Содержался в шталагах 304 B (Muhlberg), 304 C (Zeithein), 304 G (Olchats), номер военнопленного – 122925. С 1.10.1941 г. – в шталаге 304 (IV G), в составе рабочей команды Colditz (A.Ko. Colditz, Schamoltwerke, K.O. Grimma-Sud). С 9.04.1942г. – в лазарете лагеря 304 Цайтхайн (Zeithein), с 29.4.1942г. – в шталаге 304 (IV H). Умер 14.10.1942 г. Похоронен 15.10.1942г., место захоронения – русское кладбище Якобсталь, участок №409, блок 1, ряд 11.
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Страница из книги

-----
не смешите мои подковы...
 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 30 июля 2017 — 08:33
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




Вот и не самое приятное фото:ЗНАМЯ ВРАГА. ЧАСТЬ 1
С захваченными знаменами погран отрядов

Нажмите для увеличения

Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Финны с захваченными знаменами советских погранчастей

(Отредактировано автором: 30 июля 2017 — 08:36)
-----
не смешите мои подковы...

 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 30 июля 2017 — 20:45
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




...Руководитель военно-патриотического клуба «Пограничник» Владимир Королев на протяжении 15 лет изучил тысячи страниц архивных документов, встретился с десятками воинов-пограничников, сражавшихся на огненной дуге. «В боях под Курском в общей сложности принимали участие около 40 тысяч пограничников, – рассказывает Королев. – Когда мне в руки попали документы, рассказывающие о подвиге взвода лейтенанта Романовского, я был в шоке. Это курские панфиловцы, их подвиг достоин не меньшей славы».

События происходили 15 июля 1943 года. Лейтенант Александр Романовский возглавил взвод 3-й роты 224-го полка 162-й стрелковой дивизии, сформированной из пограничников, ранее охранявших юго-восточные рубежи СССР. В первые дни фашистского наступления под Курском ему приказали удерживать занимаемые позиции до подхода основных частей.

Захватив господствующую высоту у деревни Самодуровка (сейчас это поселок Игишево Поныровского района), пограничники закрепились. Вскоре начались контратаки врага. Несмотря на более чем десятикратное превосходство противника, советские бойцы не дрогнули. «Лейтенант Романовский, видя большое численное превосходство противника, мог в начале боя оставить занимаемый рубеж, – рассуждает Королев. – Но тогда он оголил бы фланг своего полка, а значит, гитлеровцам открылась возможность нанести удар с тыла наступающим батальонам. Офицер так не мог поступить». Они отражали одну атаку за другой. Но силы были неравны. Фашисты окружили бойцов, многие из которых были ранены. Сражение длилось несколько часов. Когда кончились боеприпасы, горстка героев бросилась в рукопашную...

Когда воины 224-го полка ворвались в Самодуровку, где сражался с врагом взвод Романовского, они увидели на небольшом клочке вспаханной снарядами земли 18 геройски погибших солдат и офицеров. Тело Романовского было буквально изрешечено пулями. Не менее двух сотен немцев нашли свою смерть на высоте, обороняемой горсткой пограничников.

«Существует приказ от 1943 года о награждении бойцов взвода лейтенанта Романовского. Все 18 человек посмертно были представлены к ордену Великой Отечественной войны. ».

Королёв пытается восстановить историческую справедливость. «За всю историю Великой Отечественной было лишь три эпизода, когда геройским званием награждали целые группы. Этот мог бы стать четвертым, – говорит он. – Сейчас мы добиваемся того, чтобы на месте сражения взвода Романовского был установлен памятный знак»....
-----
не смешите мои подковы...
 
email

 Top
Mart Супермодератор
Отправлено: 31 июля 2017 — 16:50
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3563
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 20




Советские пограничники 1941 год
На фото сидит слева от пулемета «Максим» в пилотке Иван Александрович Кичигин. Прошел всю войну.
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Советские пограничники 1941 год

-----
не смешите мои подковы...
 
email

 Top
Гот Супермодератор
Отправлено: 31 июля 2017 — 17:35
Post Id



полковник





Сообщений всего: 11392
Дата рег-ции: 29.12.2015  
Репутация: 42




 Mart пишет:
Советские пограничники 1941 год
На фото сидит слева от пулемета «Максим» в пилотке Иван Александрович Кичигин. Прошел всю войну.


Кичигин пограничником не был. Он был связистом, а на фото просто подсел к погранцам.






За этот пост сказали спасибо: Mart
 
email

 Top

Страниц (9): « 1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 »
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Военная история"">Военная история »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
мини подлодка, полководец пир


Карта сайта



Военно-исторический форум, история России, военная история