Военно-исторический форум Military. История России. Военная история. Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Глаза детей 41-го...
Глаза детей 41-го...

Загрузил МАГАЗИНЕР
(03-02-2015 19:19:58)

Комментарий: недетские глаза...
Ужин командира  РККА
Ужин командира РККА

Загрузил egor
(27-02-2015 14:35:48)

Комментарий: Тут все неправильно ибо хуже сала без хлеба может быть только лук без со...
Английский пехотный танк "Черчилль"
Английский пехотный танк "Черчилль"

Загрузил foma
(31-03-2015 18:26:49)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!
Башня "Пантеры" , после попадания в нее 152-мм снаряда
Башня "Пантеры" , после попадания в нее 152-мм снаряда

Загрузил STiv
(06-02-2018 09:54:49)

Комментарий: Интересно, с какого расстояния снаряд-то залетел...




 Страниц (4): [1] 2 3 4 »   
> Последний шанс избежать начала Второй мировой войны
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 8 сентября 2019 — 09:31
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1




Последний шанс избежать, возможно, начала Второй мировой войны между англо-французами и Германией был упущен 2 сентября 1939 года, когда англо-французы выдвинули неприемлимые для Гитлера предварительные условия для начала переговоров по польскому вопросу - полный вывод германских войск с уже занятых ими польских территорий. Новый Мюнхен не состоялся.

Официальное итальянское информационное агентство
Рим, 4 сентября 1939 г.

“Ввиду обострения европейской ситуации 31 августа, Дуче, понимая исключительные трудности, которые cделали мирное решение чрезвычайно проблематичным, хотел сделать последнюю попытку спасти мир в Европе. С этой целью правительства Англии и Франции были проинформированы, что Дуче, если он мог бы иметь предыдущую уверенность в франко-британской приверженности [к миру] и польском участии, обеспеченную действиями в Лондоне и Париже, мог бы созвать международную конференцию 5 сентября с целью пересмотра положений Версальского договора, которые являются причиной нынешних беспорядков в жизни Европа. Итальянское правительство не преминуло подчеркнуть необходимость чрезвычайной неотложности ответа, однако правительства Франции и Англии не смогли передать свой ответ до следующего дня, 1 сентября. Между тем, в ночь с 31 августа на 1 сентября произошли пограничные инциденты, что подвигло Фюрера к началу военных действий против Польши. Ответы, дошедшие до итальянского правительства, были в принципе благоприятны как с французской, так и с английской стороны, и наибольшее внимание было проявлено с французской стороны, несмотря на военное столкновение, уже имевшее место между Германией и Польшей.

В связи с возможным развитием инициативы Дуче, итальянское правительство утром 2 сентября в 10 часов сообщило канцлеру Гитлеру, что все еще существует возможность созыва конференции, которой будет предшествовать соглашение о перемирии, которая была бы предназначена для разрешения германо-польского конфликта мирными средствами. Гитлер ответил нашему Дуче через нашего посла в Берлине, что он не отвергает априори возможность конференции. Однако он хотел бы в предварительном порядке узнать

а) имеют ли ответы, представленные французами и англичанами, ультимативный характер для Берлина - в этом случае переговоры будут бесполезны; и

б) может ли он мог рассчитывать на период в двадцать четыре часа, чтобы рассмотреть и принять решение по этому вопросу.

Правительство Италии снова вступило в контакт с правительствами Лондона и Парижа и в 14 часов 2 сентября сообщило им о просьбе Фюрера. Поздно вечером от Лондона и Парижа пришел утвердительный ответ в отношении двух вышеупомянутых просьб, но с добавлением, что Франция и Англия, ввиду нового факта, имевшего место в период с 31 августа по 2 сентября, а именно, оккупации польской территории немецкими силами, в качестве основного условия для участия в международной конференции требуют эвакуации [немецких войск с] оккупированных территорий.

В этих обстоятельствах правительство Италии ограничилось информированием Фюрера об этом условии, добавив, что, если правительство Германии придерживается противоположного мнения, оно не считает, что может предпринять дальнейшие действия”.
(Добавление)
В новом Мюнхене мог, вероятно, принять участие и СССР, поскольку еще 30 августа Британия дала согласие на германское предложение привлечь СССР к обсуждению судьбы Польши - "любое урегулирование должно стать предметом международных гарантий. Вопрос о том, кто будет участвовать в этих гарантиях, необходимо будет обсудить дополнительно, и правительство Его Величества надеется, что, во избежание потери времени, правительство Германии предпримет незамедлительные шаги для получения согласия СССР, участие которого в гарантиях правительством Его Величества всегда предполагалось." (Reply of His Majesty's Government to the German Chancellor's Communication of August 29, 1939. This reply was handed by Sir N. Henderson to Herr von Ribbentrop at Midnight on August 30, 1939.)

(Отредактировано автором: 8 сентября 2019 — 10:01)




За этот пост сказали спасибо: Волкон
 
email

 Top
> Похожие темы: Последний шанс избежать начала Второй мировой войны

Чапаев Василий Иванович
О герое Гражданской войны

В гостях у герцога Бурбонского в Клермон-Ан-Бовези 1377 года.
Времена Столетней войны в Европе. Дом Бурбонов.

помощь в узнавании группы
фото с Первой мировой войны

Финские летчики - высокие профессионалы или "дуракам везет"?
анализ воздушных боёв Зимней войны и Войны-продолжении

100 дней, компания 1815 года, Ватерлоо.
Был ли шанс ... ?

Портрет наполеоновских войн
наполеоновские войны

Pluto999 Пользователь
Отправлено: 8 сентября 2019 — 14:05
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1




Выступление премьер-министра Чемберлена в Палате общин 2 сентября 1939 года:

"… задержка вызвана рассмотрением предложения, которое тем временем было выдвинуто правительством Италии, о том, что военные действия должны быть прекращены и что затем должна быть немедленно проведена конференция между пятью державами, Великобританией, Францией, Польшей, Германией и Италией. Высоко оценивая усилия итальянского правительства, правительство Его Величества, со своей стороны, считает невозможным принять участие в конференции, в то время как Польша подвергается вторжению, ее города подвергаются бомбардировкам, а Данциг становится объектом односторонних действий для силового урегулирования. Правительство Его Величества, как было заявлено вчера, будет обязано принять меры, если немецкие войска не будут выведены с польской территории. Они [поляки?] поддерживают связь с правительством Франции относительно того, в какое время британское и французское правительства должны будут узнать, готово ли правительство Германии осуществить такой вывод войск. Если германское правительство согласится вывести свои войска, тогда правительство Его Величества будет готово считать ситуацию такой же, какой она была до того, как германские силы пересекли польскую границу. То есть будет открыт путь для дискуссий между правительствами Германии и Польши по обсуждаемым вопросам между ними при том понимании, что достигнутое урегулирование защищает жизненно важные интересы Польши и обеспечивается международной гарантией. Если правительства Германии и Польши пожелают, чтобы с ними в обсуждении участвовали другие державы [СССР?], правительство Его Величества со своей стороны было бы готово согласиться.

Я последний, кто пренебрегает любой возможностью, которая, по моему мнению, дает серьезный шанс избежать великой катастрофы войны даже в последний момент, но я признаю, что в данном случае я должен быть убежден в добросовестности другой стороны в любом действии, которое они предприняли, прежде чем я мог бы рассмотреть сделанное предложение как предложение, от которого мы могли бы ожидать разумного шанса на успешное решение. Я ожидаю, что завтра у меня будет однозначный ответ. Я надеюсь, что этот вопрос будет решен в самое ближайшее время, чтобы мы могли знать, где мы находимся, и я верю, что Палата, осознавая позицию, которую я пытался изложить перед ней, поверит мне, что я говорю в духе доброй воли, и мы не будем продолжать дискуссию, что, возможно, может сделать нашу позицию более слабой, чем она есть."
(Добавление)
Инициатива правительства Италии о проведении мирной конференции, возможно, в какой-то мере, стала ответом на недавнее послание президента США Рузвельта.

Обращение президента Соединенных Штатов Америки Рузвельта к королю Италии, 23 августа 1939 года

“Снова кризис в международных отношениях подчеркивает ответственность глав государств за судьбы их народов и, собственно, самого человечества.
Именно из-за традиционного согласия между Италией и Соединенными Штатами и родственных связей между миллионами наших граждан я чувствую, что могу обратиться к Вашему Величеству во имя поддержания мира во всем мире.
Я, как и весь американский народ, убежден, что Ваше Величество и правительство Вашего Величества могут оказать значительное влияние на предотвращение начала войны.
Любая общая война приведет к тому, что пострадают все народы, будь то воюющие или нейтральные, будь то победители или побежденные, и, несомненно, она принесет опустошение народам и, возможно, правительствам некоторых стран, наиболее затронутых этим.
Друзья итальянского народа, и среди них американский народ, могли лишь с грустью наблюдать разрушение великих достижений, которых европейские нации и, в частности, итальянская нация достигли в прошлом поколении.
Мы в Америке, создав единую нацию из многих национальностей, часто затрудняемся представить себе ту враждебность, которая так часто приводит к кризису среди наций Европы, которые меньше, чем у нас по населению и территории, но мы принимаем тот факт, что эти нации имеют абсолютное право сохранять свою национальную независимость, если они того желают.
Если это здравая доктрина, то она должна относиться как к более слабым нациям, так и к более сильным. Принятие этого означает мир, потому что тогда страх перед агрессией заканчивается.
Альтернатива, которая означает необходимость борьбы сильных для доминирования над слабыми, приведет не только к войне, но и к долгим будущим годам угнетения со стороны победителей и восстания со стороны побежденных - так учит нас история.
14 апреля прошлого [1938] года я предложил, по сути, понимание того, что никакие вооруженные силы не должны нападать или вторгаться на территорию какой-либо другой независимой нации и что следует провести дискуссии, чтобы добиться постепенного облегчения бремени гонки вооружений и открыть перспективы международной торговли, включая источники сырья, необходимые для мирной экономической жизни каждой нации.
Я сказал, что в этих обсуждениях с удовольствием примут участие Соединенные Штаты, и такие мирные переговоры позволят правительствам, отличным от Соединенных Штатов, в полной мере вступать в мирные дискуссии по политическим и территориальным проблемам, в которых они непосредственно заинтересованы.
Если бы правительство Вашего Величества могло сформулировать предложения по мирному урегулированию нынешнего кризиса в этом направлении, Вы можете быть уверены в искреннем сочувствии Соединенных Штатов.
Правительства Италии и Соединенных Штатов могут сегодня продвигать те идеалы христианства, которые в последнее время, похоже, так часто игнорировались.
Неслышные голоса бесчисленных миллионов людей просят, чтобы они не были снова напрасно принесены в жертву.”

(Отредактировано автором: 8 сентября 2019 — 14:48)

 
email

 Top
Крэнг Пользователь
Отправлено: 8 сентября 2019 — 20:07
Post Id



полковник





Сообщений всего: 5261
Дата рег-ции: 20.08.2015  
Репутация: 23

[+][+][+]


 Pluto999 пишет:
Последний шанс избежать, возможно, начала Второй мировой войны между англо-французами и Германией был упущен 2 сентября 1939 года

Не было там шанса. Ни единого шанса избежать 2МВ не было. В логике капиталистических отношений 2МВ была абсолютно закономерна.
 
email

 Top
Alexis пишет: Искал информацию про подпольную организацию. Зашёл на сайт, а выйти уже не могу. Информацию, которую искал так и не нашёл, но нашёл гораздо больше - отличный форум, интересные дискуссии и дебаты и масса новой и интересной информации. На майские собираюсь ехать садить картошку. Не представляю, как буду там все эти дни без форума.
Зарегистрироваться!
Artur1984 Пользователь
Отправлено: 9 сентября 2019 — 11:44
Post Id



полковник





Сообщений всего: 7686
Дата рег-ции: 30.10.2011  
Откуда: Ростов-на-Дону, Россия
Репутация: 69

[+][+]


 Pluto999 пишет:
оследний шанс избежать, возможно, начала Второй мировой войны между англо-французами и Германией был упущен 2 сентября 1939 года,

Проблема была в том, что войны уже нельбя было избежать - ибо все и долго шли к этой войне.
 
email

 Top
Святослав Пользователь
Отправлено: 9 сентября 2019 — 12:24
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3671
Дата рег-ции: 21.02.2014  
Откуда: Белгород
Репутация: 22




Для того чтобы избежать Второй мировой войны, как минимум, нужно было избежать прихода к власти.
Для этого, пожалуй, нужно было вообще избежать ПМВ полностью.
Но чтоб избежать Первую мировую войну, пожалуй нужно было избежать объединения германских земель, и, наверное кучи, других факторов.
(Добавление)
https://diletant.media/articles/37175298/

(Отредактировано автором: 9 сентября 2019 — 13:15)
-----
Я скажу вам ласково: - Граждане с повязками! В душу ко мне лапами не лезь! Про жизнь вашу личную И непатриотичную Знают уже органы и ВЦСПС

 
email

 Top
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 14 сентября 2019 — 06:56
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1




Записи в дневнике министра иностранных дел Италии Галеаццо Чиано за 31 августа - 3 сентября 1939 года подтверждают все вышесказанное о возне вокруг предполагавшейся мирной конференции.

В книге Ричарда Колье “Дуче! Взлет и падение Бенито Муссолини” этот исторический эпизод описан по-другому - там инициатива проведения мирной конференции исходит от Папы Римского, а не от Муссолини, о котором в этом контексте вообще никак не упоминается:

“... папа Пий XII послал обращение к пяти странам - Германии, Польше, Англии, Франции и Италии. Он умолял Германию и Польшу установить пятнадцатидневное перемирие для проведения международной конференции пяти держав с наблюдателями из Бельгии, Швейцарии, Голландии, Соединенных Штатов и Ватикана. Целью этой конференции была ревизия Версальского договора и заключение пакта, установившего бы мир в Европе на все времена.”

Вообще-то, я не уверен что Гитлер бы сразу согласился на перемирие до разгрома польской армии - это дало бы полякам передышку для мобилизации и перегруппировки. С другой стороны, фюрер все равно собирался рано или поздно замирится с англо-французами.

Все материалы поправил и собрал здесь

https://pluto9999.livejournal.com/167512.html

(Отредактировано автором: 14 сентября 2019 — 07:21)

 
email

 Top
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 14 сентября 2019 — 10:04
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1





Нажмите для увеличения

Министры иностранных дел Италии и Польши Чиано (слева) и Бек во время раута в польском МИДЕ, 25 февраля 1939 года

Записи из дневника Чиано я переводить не стал, а попытки скачать русскую книгу из сети бросил после того, как меня два раза надули - спасибо Гуглу за ссылки - на платных библиохостингах. Английская версия дневника, напротив, есть в сети в свободном доступе. Если у кого проблемы с английским, то в книге

Овсяный И. Д "1939: последние недели мира"

автор старательно цитирует и пересказывает соответствующие записи из дневника Чиано (похоже, что больше об этом он ничего и не читал):

“События приобретали все более стремительный темп. Гигантская воронка кризиса, возникшего в капиталистическом мире, с неудержимой силой втягивала государства и народы, министров и дипломатов, генералов и солдат, людей всех возрастов и профессий. Со столов и из сейфов канцелярий эта волна смывает в ее пучину бесчисленное множество докладов и приказов, заявлений и нот, телеграмм и секретных донесений. Много лет спустя время выбросит то, что сохранится, на берег и историки набросятся на свою добычу…

Муссолини испытывал неприятное ощущение: почва уходила из-под ног. Поезд истории движется все быстрее, вагоны проплывают мимо, еще не поздно вскочить на подножку, но на какую? «Дуче всегда прав!» Наглый блеф и позерство оборачивались жалкой нерешительностью.

27 августа Муссолини склоняется к тому, чтобы «остаться у окна» на протяжении первой фазы конфликта. Но когда она окончится? Принятое решение, по существу, лишь оттяжка решения. Особенно тяжело воспринял «дуче» неожиданное вероломство партнера по «оси». «Обнаружился интересный факт, – отметил в тот день в своем дневнике Чиано, – англичане сообщили нам текст предложений, сделанных немцами Лондону, где они восприняты с большим интересом, но мы о них абсолютно ничего не знаем (в оригинале подчеркнуто дважды. – Авт.). И вот что существенно: Гитлер предлагает англичанам союз или нечто вроде этого, и, разумеется, за наш счет. Я возмущен и сказал это дуче. Он тоже возмущен, но не показывает этого. Он все еще хочет сохранить солидарную по отношению к Германии позицию, во всяком случае внешне».

Спасая честь мундира, Чиано в беседе с Лореном не подает вида, что ему неизвестны германские предложения. Он решает установить контакт с Галифаксом по телефону. Английский лорд не скрывает своей радости в связи с этим. «Разговор с обеих сторон отмечен большой сердечностью», – записывает Чиано.

Итальянский МИД поручает Аттолико запросить у Риббентропа информацию о положении дел. Тот сообщает: вряд ли можно рассчитывать на мирный исход; что касается Гендерсона, то он отправился в Лондон только для того, чтобы сообщить свое собственное мнение. Зная о подлинной цели срочной поездки Гендерсона в британскую столицу, Чиано возмущен. «Можно ли быть большим негодяем, чем Риббентроп?» – отмечает он в своем дневнике.

Наблюдая за развитием событий, перечитывая телеграммы и многочисленные статьи из иностранной прессы, нередко глубоко задевавшие его самолюбие, «дуче» нервничал. 30 августа у него складывается убеждение, что нацистский рейх осуществит удар на следующий день. Чем обернется для Италии и для него лично позиция нейтралитета? «Не имея возможности вступить в войну, – отмечает в дневнике 30 августа Чиано, – он принимает все необходимые меры, чтобы в случае мирного разрешения вопроса иметь возможность сказать, что он сделал бы это». Производится призыв резервистов, устанавливается затемнение, закрываются некоторые учреждения. Многих из близких к «высшему эшелону» в Риме эти мероприятия тревожат: не воспримут ли их всерьез и не станет ли Италия объектом неожиданного удара западных держав? Категорически высказывается против войны и союза с Германией итальянский народ.

«Неприятное пробуждение, – записывает Чиано 31 августа. – Аттолико телеграфирует около 9 часов утра, что положение безнадежно, война начнется через несколько часов, если не случится что-либо непредвидимое». Чиано спешит в «Палаццо Венеция». С согласия итальянского диктатора звонит Галифаксу. Муссолини готов обратиться к Гитлеру с предложением об урегулировании кризиса, но только если сможет предложить достаточно солидный «залог» – Данциг. С пустыми руками он не сможет ничего сделать.

У Галифакса свои заботы: ведь вопрос о Данциге покрывается только что подписанным договором с Польшей. Он сообщает в Рим по телефону, что итальянское предложение в такой форме представляется ему неосуществимым; вопрос о Данциге может быть решен лишь как часть общего германо-польского урегулирования.

Тем временем «дуче» развивает необычную активность. Взяв в свои руки инициативу урегулирования мирным путем, он не только выбрался бы из политически невыгодного и даже опасного положения, но и мог бы что-нибудь стянуть для себя со стола переговоров!

Английский и французский послы около часу дня 31 августа приглашены во дворец Киджи. Им сообщают предложение «дуче» созвать 5 сентября конференцию с участием Англии, Франции, Германии и, разумеется, Италии для пересмотра Версальского договора, который является «причиной настоящих осложнений»… Муссолини готов обратиться с этим проектом к Гитлеру, но при условии предварительного получения согласия Англии и Франции.

Итак, предложен новый Мюнхен – за счет Польши. Лорен в восторге, Франсуа-Понсе воспринимает предложение с удовлетворением. Галифакс встретил его благосклонно, но сообщил, что должен переговорить с Чемберленом. С большим энтузиазмом ухватился за идею созыва конференции Бонне.

Остальную часть дня Муссолини и Чиано с нетерпением ожидают ответов. Около 20 часов управление телефонной сети вдруг сообщило, что Лондон прервал связь с Римом. В тот вечер в британской столице принимались некоторые меры на случай возникновения войны: подготовлена эвакуация детей, установлены аэростаты и т.п. Что касается связи с Римом, то ее разрыв не был предусмотрен, и вскоре она вновь действовала. В Риме, однако, этот случайный эпизод в первый момент произвел ошеломляющее впечатление.

– Это – война! – воскликнул «дуче». – Завтра же я сделаю заявление в Большом совете, что мы не выступим!

Но Чиано обеспокоен: не будет ли завтра уже слишком поздно? Англия и Франция могут предпринять какой-либо шаг, который сделает подобную декларацию невозможной. «Я предложил пригласить Перси Лорена, – отметил он в дневнике, – и проговориться. Если в результате возникнет скандал, меня можно будет „принести в жертву“, но положение, по меньшей мере, будет спасено. Дуче одобряет».

Лорен приглашен в итальянский МИД; Чиано сообщает ему о неполадках с телефонной связью. Затем, как он сам пишет, делая вид, будто не в силах сдержать «крик сердца», спрашивает:

– Почему вы хотите совершить непоправимое? Неужели вы еще не поняли, что мы не начнем по своей инициативе войну против вас или против Франции?

Лорен, опешивший от столь откровенного признания, с глазами, полными слез, заявляет, что он счастлив.

Тем временем Муссолини дал указание отменить затемнение и снова зажечь все фонари на улицах Рима… “

(Отредактировано автором: 14 сентября 2019 — 10:05)

 
email

 Top
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 14 сентября 2019 — 13:11
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1




Несмотря на вторжение гитлеровцев в Польшу, 1 сентября в Рим поступили положительные ответы Лондона и Парижа на предложение Муссолини относительно конференции. Франция приняла итальянский проект «с благодарностью», подсказав целесообразность приглашения Польши. Галифакс передал согласие Англии, но, опасаясь возмущения общественности, считал необходимым предварительный вывод германских войск из Польши. По предложению Чиано французское правительство запросило Бека о согласии Польши.
.
Не дожидаясь ответа Варшавы, Бонне через французского посла в Риме Франсуа-Понсе настаивает, чтобы Муссолини сообщил о своем предложении Гитлеру. «Уступая настояниям Франции, – записал Чиано в дневнике, – мы зондируем Берлин о возможности созыва конференции». Легко заметить, что предложение о подготовке «второго Мюнхена» уже после начала военных действий, по существу, было инициативой Франции.
.
В 10 часов утра 2 сентября Аттолико явился на Вильгельмштрассе. В связи с тем что Риббентроп, как ему сказали, был нездоров, посол вручил документ Вайцзекеру.
.
Италия, сообщал Муссолини, имеет возможность получить согласие Англии, Франции и Польши на такие условия:
.
1. Армии останутся там, где находятся в настоящее время.
2. Созыв конференции в течение двух-трех дней.
3. Разрешение польско-германского конфликта, которое, учитывая положение дел на сегодня, будет, безусловно, благоприятным для Германии.
.
К удивлению итальянского дипломата, через два часа Риббентроп «выздоровел» и срочно пригласил к себе.
.
– Предложение дуче опоздало, – заявил он, – поскольку английский и французский послы вчера вручили ультиматум!
.
Аттолико, проявляя непостижимую наивность, видит в этом заявлении готовность рейха на переговоры.
.
– Врученные ноты не являются ультиматумом!– возражает он. Риббентроп, однако, «не убежден». (Два танковых клина – один с юго-запада, из Силезии, другой – с севера, из Восточной Пруссии, в те часы быстро двигались к Варшаве. Это было два кратчайших расстояния от границы рейха до польской столицы, в первом случае менее 250, во втором – чуть больше 100 км. В таких условиях каждый день – важный выигрыш для агрессора, и германская дипломатия решает использовать разговоры о конференции в качестве соски для «умиротворителей».) Рейхсминистр соглашается с предложением итальянского дипломата быстро повидать Гендерсона и Кулондра – пусть они скажут, являются ли ультиматумом врученные ими ноты! Аттолико исчезает, как школьник сбегая по лестнице. Через полчаса, запыхавшись, он возвращается. «Ноты были лишь „предупреждением“!» – сообщает он. Риббентроп еще «сомневается» и просит, чтобы этот факт был подтвержден Римом. Ответ германского правительства будет сообщен через один-два дня!
.
Узнав о результатах переговоров Аттолико в Берлине, Чиано немедленно связывается по телефону с Кэ д’Орсэ. Рядом с ним в кабинете находятся Лорен и Франсуа-Понсе. Услышав, что Германия «почти согласна», Бонне в восторге.
.
– Нет, нота не является ультиматумом! – с жаром заявляет он. Чиано полон оптимизма – вырисовывается второй Мюнхен. Только пусть на этот раз конференция состоится не в Германии, думает он, а в Италии. В ожидании, пока соединят с Лондоном, он обсуждает с послами возможность проведения встречи в Сан-Ремо.
.
У аппарата в Лондоне Галифакс. Чиано плохо владеет английским, и трубку берет Лорен. Министр тоже готов поддержать предложение Муссолини, но выражает опасение, что британский кабинет вынужден будет поставить условием вывод германских войск из Польши.
.
Оговорка о выводе войск не имела ничего общего с заботой об интересах Польши. Английским и французским капитулянтам приходилось учитывать растущее возмущение широких слоев населения их подозрительными маневрами. «Мне кажется, – сообщал Буллит вечером 2 сентября из Парижа, – что оба, Даладье и Чемберлен, стремятся не объявлять войны, пока не будет сделано новое итальянское предложение, но я не верю, чтобы общественное мнение обеих стран разрешило им дать согласие на его обсуждение до тех пор, пока германские армии не покинут польские земли».
.
Во второй половине дня Галифакс по телефону обсуждал вопрос о конференции с Бонне. Французский министр при этом не скрыл, что уже дал согласие Чиано на ее созыв. Галифакс, зная обстановку в парламенте, повторил, что вывод войск является необходимым условием проведения конференции. Бонне уклонялся от четкой формулировки.
.
– Похоже, вы верите, – заметил ему набожный лорд, – что святой водой можно оживить повешенного!
.
Развитие событий устраивало Галифакса. Англии прежде всего нужен был разгром Польши фашистским рейхом, чтобы гитлеровские полчища вышли к границам Советского Союза.
.
Редко бывало, чтобы палата общин находилась в столь возбужденном состоянии, как 2 сентября. На дневном заседании Чемберлен, пояснив, что правительство согласовывает свои действия с Францией, обещал сделать заявление позже. Депутаты не расходились. В кулуарах обсуждались последние новости – сводки событий в Польше, визит ее посла в Париже к Бонне, предложение Италии о созыве конференции. Поползли слухи, что за кулисами готовится новая сделка с Гитлером. Опасность подобного курса на сей раз была очевидна подавляющему большинству членов парламента.
.
Тем временем на Даунинг-стрит, 10, в кабинете министров, срочно созванном на заседание, шла острая дискуссия. Предметом ее была, однако, не судьба Польши или вопрос об оказании ей помощи в соответствии с подписанным неделю назад договором. Как было известно членам кабинета, еще летом 1939 г. на совещании английских и французских штабов было решено, что о проведении «поспешного наступления на „линию Зигфрида“… не может быть и речи». Авторы официальной английской «Истории второй мировой войны», откуда взята приведенная цитата, не заметили, очевидно, злой иронии, заключенной в этой фразе. Она с головой выдает подлинный смысл «большой стратегии» западных держав: ведь о «поспешном» наступлении они вели речь за полгода до событий, следовательно, к ним вполне можно было подготовиться! Кроме того, впереди еще военные переговоры с СССР. Заключение пакта с ним могло коренным образом изменить обстановку, создать предпосылки успешного противодействия фашистской агрессии. Было бы только желание.
.
Желания такого западные державы не имели, убежденные в том, что агрессия фашистского рейха будет направлена на восток, против СССР. Оказание помощи Польше могло бы помешать осуществлению их давнишней мечты о возникновении германо-советского вооруженного конфликта. Поэтому заранее было решено принести ее в жертву эгоистическим классовым интересам правящих кругов Великобритании и Франции. «В июле Комитет начальников штабов, – говорится в том же официальном издании, – совершенно определенно предупредил Комитет имперской обороны, что судьба Польши будет зависеть от конечного результата войны, а последний, в свою очередь, будет определяться не тем, смогут ли союзные державы ослабить давление на Польшу в начале войны (как деликатно сказано!), а тем, окажутся ли они в состоянии нанести поражение Германии в конечном счете…»
.
Предательство Форин оффисом Польши, таким образом, было заранее запланировано. Состоявшийся летом 1939 г. визит английского генерала Айронсайда в Варшаву, похлопывавшего солдат по плечу и высказавшего высокую оценку боеспособности польской армии, – все это были дешевые уловки купца, встряхивающего товар на глазах у покупателя перед тем, как продать.
.
Нисколько не отказываясь от своего антисоветского курса, министры, заседавшие 2 сентября, были вынуждены учитывать сложившуюся обстановку. За год, истекший после Мюнхена, реальные плоды политики «умиротворения» уже стали очевидны для всех здравомыслящих людей. Английский народ не мог не видеть, что капитулянтская политика Чемберлена таила смертельную угрозу для его свободы, и независимости, и был полон решимости противодействовать новым актам фашистской агрессии.
.
Затяжка с предъявлением ультиматума, предостерегал на описываемом заседании военный министр Хор-Белиша, может привести к «расколу существующего единства страны».
.
Растущую тревогу испытывали также значительные слои буржуазии, понимавшие, что дальнейшие уступки фашистским державам создали бы опаснейшую угрозу для Британской империи. Приходилось учитывать и позицию США, вовлечение которых в войну на своей стороне являлось одним из важнейших звеньев политики Великобритании.
.
Чемберлен и Галифакс продолжали цепляться за надежду каким-либо способом выпутаться из создавшегося положения без объявления войны. Хотя многие члены кабинета, в том числе представители военного руководства, высказывались за немедленное предъявление ультиматума, министр иностранных дел предложил в связи с вопросом о созыве конференции предоставить Германии время для ответа до полудня или даже до 24 часов 3 сентября.
.
Учитывая настроение большинства членов кабинета, Чемберлен подвел итоги заседания следующим образом:
никаких переговоров с Германией, пока она не выведет войска из Польши;
германскому правительству будет направлен ультиматум, срок которого истекает в полночь 2 сентября.
.
При этом премьер оставил себе лазейку для новых маневров: текст документа, который должны были направить Германии, поручалось составить Чемберлену и Галифаксу после консультации с французами.
.
Галифакс позвонил Бонне и получил то, что ему требовалось: тысячу предлогов для оттяжки срока предъявления ультиматума.
.
План эвакуации населения на случай германских бомбардировок еще не был готов, и французский генеральный штаб настаивал отсрочить ультиматум на 48 часов. Что касается вопроса о созыве конференции, то мнение Бонне сводилось к тому, что существенным являлся не вывод германских войск, а участие в ней Польши…
.
В соответствии с решением кабинета, принятым днем 2 сентября, Галифакс должен был довести до сведения Берлина, что врученное накануне предупреждение становится ультиматумом.
.
И если не последует надлежащего ответа, Англия с 24 часов будет находиться в состоянии войны с Германией. Чемберлену предстояло сообщить об этом решении парламенту. Ни то, ни другое сделано не было.
.
Палата была переполнена, описывает один из участников заседания, начавшегося около 20 часов. Напряжение необычайное – все ожидали объявления войны. Чемберлен поднялся на трибуну. «Когда мы слушали премьера, удивление сменилось недоумением, а недоумение – возмущением».
.
Было чему удивляться. В основу речи Чемберлен положил не принятое кабинетом решение о том, что с полуночи Англия будет находиться в состоянии войны с Германией, а информацию о предложенной Муссолини, – по существу, по инициативе Англии и Франции – конференции. Оговорив, что необходимым условием созыва конференции является прекращение военных действий и отвод германских войск, Чемберлен, все еще находившийся в плену своих иллюзий, сделал заявление, потрясшее присутствовавших:
.
«Если германское правительство согласится на отвод войск, то правительство его величества готово будет рассматривать положение как оставшееся таким же, каким оно было до того, как германские войска пересекли польскую границу».
.
После этих слов наступила мертвая тишина. «Палату охватил ужас, – пишет в своих мемуарах Л. Эмери, подобно Черчиллю выступавший за проведение более твердого курса в отношении Германии. – Вот уже целых два дня несчастных поляков бомбят и истребляют, а мы все еще рассуждаем, какой срок предоставить Гитлеру для ответа на наш вопрос, соблаговолит ли он отпустить свою жертву!.. Неужели все это – преддверие к новому Мюнхену?.. На сей раз в ответ на такого рода заявление вся палата, как один человек, разразилась бы острыми проклятиями».
.
Дело было, разумеется, не в запоздалом сочувствии полякам: зарисовка Эмери служит яркой иллюстрацией того, какой остроты достигли в тот период англо-германские противоречия.
.
Возмущение палаты заявлением Чемберлена резко проявилось, когда слово взял лидер лейбористской оппозиции А. Гринвуд.
.
– Говорите вы от имени Англии! – крикнул ему Эмери через весь зал. Реплика была встречена бурными аплодисментами депутатов, в том числе членов консервативной палаты, возглавлявшейся самим премьер-министром.
.
«П.М. (премьер-министр. – Авт.) должен теперь знать, – отметил в тот день Г. Никольсон, присутствовавший на заседании, – что вся палата против него».
.
Перед закрытием заседания Чемберлен заверил палату, что не позже следующего утра правительство сделает определенное заявление. Некоторые депутаты решили не покидать здание, пока не будет объявлена война. Стало ясно, что парламент не потерпит дальнейших отсрочек.
(Добавление)
Пока эти события развертывались на авансцене, английская дипломатия, используя методы, обычно описываемые в детективных романах, продолжала лихорадочно действовать за кулисами. В то самое время, когда Чемберлен выступал вечером в палате, содержание его речи было срочно сообщено Гендерсону. И уже через час – в 21.00 – текст оказался в руках у Далеруса, находившегося «на своем посту» в отеле «Эспланада». К письму была приколота визитная карточка Гендерсона с припиской: «Прилагаемый текст речи г-на Чемберлена, возможно, представит для Вас интерес, особенно если Вы доведете его до сведения соответствующих лиц. Н.Г. 2.10». Ошибка, сделанная Гендерсоном в дате, свидетельствует о том, с какой лихорадочной поспешностью он выполнял поручение Галифакса. Смысл демарша заключался в том, чтобы дать понять гитлеровцам, в каком трудном положении оказался Чемберлен и что от них ожидается встречный жест.
.
Около 22 часов Чемберлен позвонил Даладье и, рассказав о «раздражении» в парламенте и беспокойстве членов кабинета, высказал опасение: если Франция будет настаивать на 48-часовом сроке ультиматума начиная с полудня 3 сентября, то английское правительство не сможет «справиться с положением». Отвечая британскому премьеру, Даладье раскрыл причину упорной оттяжки французской дипломатией срока ультиматума: Чиано высказал мнение, что еще есть надежда получить согласие Гитлера на созыв конференции, если западные державы отложат свой демарш до полудня 3 сентября. Французское правительство согласилось с этой точкой зрения.
.
Полчаса спустя Галифакс позвонил Бонне и сообщил последнюю отсрочку, на которую согласно английское правительство, – вручить ультиматум в 8 часов утра 3 сентября с истечением его срока в 12 часов того же дня. Бонне настаивал на более позднем вручении, убеждая, что несколько часов «не меняют дела», но Галифакс ответил, что для правительства Великобритании это было «невозможным». В итоге решили, что союзники предъявят ультиматум в разное время, независимо друг от друга: Франция на несколько часов позже, чем Англия.
.
Когда британские министры отчаянно барахтались в грязи «умиротворения», любопытнейшая сцена происходила в соседнем с кабинетом премьера помещении. Участников было двое: Гораций Вильсон, «alter ego» Чемберлена, по мнению ряда исследователей на Западе, являвшийся подлинным министром иностранных дел Англии в описываемое время, и доверенный агент Риббентропа, Ф. Гессе. Если верить мемуарам последнего и некоторым другим материалам, речь шла о тайном демарше гитлеровской дипломатии с целью предотвратить или задержать вступление Англии в войну.
.
Днем 2 сентября Гессе, когда излагал свою оценку обстановки в Лондоне, сказал Хевелю (одному из ближайших сотрудников рейхсминистра иностранных дел), что предотвратить выступление Англии можно только при условии вывода войск из Польши и возмещения ей ущерба. Около 8 часов вечера Хевель вызвал его по телефону из Берлина. Однако сразу же вклинился чей-то голос.
.
– Вы меня узнаете? Не называйте моего имени! – это говорил Риббентроп. – Немедленно направляйтесь к лицу, с которым вы связаны (имелся в виду Г. Вильсон), и сообщите следующее: фюрер готов вывести войска из Польши и предложить компенсацию убытков при условии, что мы получим Данциг и магистраль через коридор, а Англия согласна быть посредником. Вы уполномочены фюрером передать это предложение британскому кабинету и немедленно начать переговоры.
.
Гессе не верит своим ушам и просит Риббентропа повторить. Тот вновь объясняет поручение, добавив:
.
– Чтобы не было недоразумений, подчеркните, что вы действуете по специальному указанию Гитлера и что это не моя личная инициатива.
.
Гессе появился на Даунинг-стрит, 10, как раз в тот момент, когда Чемберлен положил телефонную трубку после разговора с Даладье. Предложение Гитлера договориться за счет «списания» Польши живо заинтересовало Вильсона. Но он не рисковал сообщить о нем премьеру, объяснив, что обстановка с момента их предыдущей встречи резко изменилась. Гессе настаивает:
.
– Это последний шанс предотвратить войну!
.
– Хорошо, – произнес Вильсон. – Повторите мне еще раз. Я, может быть, смогу передать его…
.
В это время раздался стук в дверь: служитель передал Вильсону записку. Тот внимательно прочел ее дважды и затем сжег в пламени свечи.
.
– Я не могу передать вашего предложения кабинету министров, – сказал Вильсон. Ему стало известно, что Чемберлен вынужден был принять решение предъявить ультиматум независимо от Франции.
.
До самого последнего момента капитулянты делали все, что было на руку Гитлеру. Англия и Франция, однако, на этой политике сильно обожгли себе руки.
.
В ту ночь над Лондоном бушевала гроза. Гремели раскаты громы и сверкали молнии. Многие министры уже разошлись по домам, и их пришлось поднять с постели для участия в экстренном заседании кабинета. В темноте, под проливным дождем они добирались на Даунинг-стрит, 10.
.
– Приходится признать остроту обстановки в палате, – отметил Чемберлен, открывая заседание в 23.30. Он изложил результаты переговоров с французами и спросил, какой срок установить для ультиматума.
.
Хор-Белиша предложил вручить ультиматум в два часа ночи и установить срок до 6 часов утра 3 сентября. Но с тактикой проволочек и затяжек еще не было покончено. Капитулянты знали, что с каждым часом гитлеровские танки приближались к Варшаве, и поэтому, чем позже состоится объявление войны, тем «бесполезнее» будет предпринимать что-либо для оказания помощи Польше. Решили вручить ультиматум в 9 часов утра с истечением срока в 11 часов 3 сентября. Это был последний возможный для кабинета срок, поскольку на 11 часов назначено заседание палаты и премьеру предстояло сообщить о принятом решении. В результате германо-фашистские армии получили еще целую ночь и утро для развертывания агрессии в Польше, не опасаясь за тылы на западе.
.
– Мне, возможно, придется этой ночью направить вам указание сделать немедленно заявление германскому правительству, – телеграфировал Галифакс Гендерсону в 23.50. – Будьте готовы действовать. Вам следует предупредить министра иностранных дел, что с минуты на минуту вы можете обратиться с просьбой принять вас.
.
«Запросите о приеме в 9.00 в воскресенье», – говорилось в следующей телеграмме, отправленной в 0 часов 25 минут.
.
В 5 часов утра Гендерсону был передан текст ноты, которую он должен через четыре часа вручить Риббентропу.
.
Получив сообщение о решении британского кабинета, Бонне просит отсрочить заседание палаты общин хотя бы на час.
.
– Это невозможно! – отвечает Лондон. – Не может ли Франция сократить срок ультиматума?
.
– Если Англия завтра утром предоставит Франции бомбардировочную авиацию, генеральный штаб может согласиться на это!
.
Английское правительство отвечает, что ни в коем случае не может удовлетворить эту просьбу…
.
Тем временем Бонне пытается «совершить невозможное», чтобы уклониться от оказания помощи Польше и объявления войны Германии. Он просит итальянского посла в Париже Р. Гуарилья убедить посла Великобритании Фиппса позвонить в Лондон и постараться уговорить Чемберлена и Галифакса отказаться от вывода германских войск как условия для созыва конференции. Затем ближайшему сподвижнику Бонне по капитулянтским маневрам – министру труда де Монзи вдруг пришла «блестящая мысль»: зажмуриться и сделать вид, будто фашистских войск уже нет в Польше и они больше не жгут, не убивают. Он предложил договориться с Гитлером о «символическом» отводе вооруженных сил.
.
Телефонный звонок разбудил Чиано: Гуарилья передал ему предложение Бонне.
.
«Бесполезное дело, – записывает итальянский министр в дневнике. – Я отбрасываю предложение, не поставив даже в известность дуче».
.
В 24 часа 2 сентября Бонне телеграфирует в Берлин Кулондру, что утром ему сообщат текст ноты, которую он должен вручить завтра, 3 сентября, в полдень.
.
Предвидя содержание английского заявления, Риббентроп решил – грубо нарушив дипломатический протокол! – не принимать Гендерсона лично, а поручить это переводчику П. Шмидту. Последний проспал, и когда в спешке на такси добрался до здания германского министерства иностранных дел, то увидел Гендерсона, поднимавшегося по ступеням входа в здание. Пробежав по служебным коридорам, Шмидт еле успел к 9 часам появиться в кабинете Риббентропа, чтобы принять посла Великобритании.
.
Отказавшись от предложенного ему стула, Гендерсон стоя зачитал ультиматум. Несмотря на то что прошло свыше 24 часов после вручения ноты английского правительства от 1 сентября, говорилось в документе, ответа еще нет; германское нападение на Польшу продолжается. Если до 11 часов 3 сентября Великобритания не получит удовлетворительных заверений, то с этого часа будет считать себя в состоянии войны с Германией.
.
Едва посол вышел, Шмидт поспешил в рейхсканцелярию. Гитлер сидел за столом, Риббентроп стоял у окна. Остановившись возле стола, Шмидт медленно перевел английскую ноту. Затем наступило длительное молчание. «Гитлер сидел, словно окаменев… – пишет Шмидт в своих мемуарах. – Спустя некоторое время, показавшееся мне вечностью, он повернулся к Риббентропу, застывшему у окна.
.
– Что дальше? – спросил он…»
.
Лица Геринга, Геббельса, других нацистов, отмечает Шмидт, отражали растерянность.
.
Английские капитулянты, однако, все еще продолжали цепляться за соломинку. В 7.30 утра 3 сентября советник посольства Великобритании Форбс позвонил в отель «Эспланада» и сообщил Далерусу, что готовится «нечто очень важное». Через полчаса он уточнил: в 9.00 Гендерсон вручит Риббентропу ультиматум. Далерус поспешил к выходу. Здесь его ожидал шофер штабной машины Геринга. В 8.40 швед уже находился в специальном поезде рейхсмаршала. Отсюда, пользуясь дополнительным телефонным аппаратом, установленным между вагоном-рестораном и кухней, Далерус около 10 часов соединился с Форин оффисом. Трубку взял начальник центрального департамента министерства Роберте.
.
– Я нахожусь в самом тесном контакте с германским правительством, – сообщил Далерус. – Договориться об отводе войск невозможно. Но если будет обеспечена взаимность выгоды и уступок, Германия согласна на созыв конференции. Она не намерена нарушать жизненные интересы Польши. Если удастся созвать конференцию, откроются возможности для обеспечения всеобщего мира…
.
Несомненно, Геринг, находившийся в одном из соседних вагонов, прекрасно слышал разговор. Это была последняя попытка гитлеровской дипломатии использовать Далеруса для спекуляции на антисоветских настроениях в Лондоне.
.
В 10 часов 50 минут Далерус опять позвонил в Лондон и на сей раз беседовал с Кадоганом.

– Германское правительство уже направило свой ответ, хотя нельзя гарантировать, что он успеет к 11 часам. В качестве «последнего средства» он предложил, чтобы Геринг вылетел в Лондон для обсуждения проблемы.
.
Как сообщили шведу, Геринг был согласен лететь. На взлетной площадке уже стоял наготове самолет.
.
Кадоган передал Далерусу ответ Галифакса: английское правительство не может ожидать дальнейших переговоров с Герингом.
.
Французский ультиматум был предъявлен 3 сентября в 12 часов дня. Его срок истекал в 17.00. С этого момента Франция находилась в состоянии войны с Германией. Вслед за Англией и Францией о состоянии войны с Германией объявили британские доминионы – Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканский Союз и Канада, а также Индия, которая тогда была колонией. Война, порожденная империализмом, подготовленная обеими капиталистическими группировками и развязанная фашистской Германией, стала мировой.
.
Западные державы выступили против Германии не ради спасения Польши, которую бросили на произвол судьбы. Острота империалистических противоречий и опасение, что новые попытки договориться с Гитлером вызовут такой взрыв возмущения, что кабинеты Чемберлена и Даладье рухнут, вынудили их пойти на такой шаг.
.
Большую роль сыграло и политическое давление со стороны США. Как известно, на протяжении всех предвоенных лет американский империализм активно содействовал усилиям англо-французских «умиротворителей» расчистить путь Гитлеру для «похода на восток», спровоцировать вооруженное столкновение фашистского рейха с Советским Союзом. Это проявилось, в частности, в одобрении Вашингтоном позорного мюнхенского сговора.
.
Летом 1939 г., в условиях возникшего в Европе военно-политического кризиса, Белый дом не был заинтересован в новой капитуляции Лондона и Парижа перед Гитлером. Причина этого заключалась в том, что позиции фашистского рейха к этому времени значительно усилились, его агрессивные планы представляли уже реальную угрозу для самих Соединенных Штатов. Кроме того, Германия была фактически союзницей Японии, стремившейся вытеснить американский империализм с Дальнего Востока.
.
В силу этого США считали выгодным для себя возникновение войны в Европе. По их расчетам, такая война, затянувшись на длительное время, не только принесла бы колоссальные прибыли на военных поставках, но и привела бы к ослаблению империалистических конкурентов, как стран фашистского блока, так и западных держав – Англии и Франции. Это должно было открыть путь к установлению мирового господства американского монополистического капитала.
.
Другим фактором, определившим курс США на развязывание войны, были огромные трудности, вызванные начавшимся в 1937 г. экономическим кризисом. Милитаризация рассматривалась как средство для того, чтобы убрать с улиц многомиллионную армию безработных, «нормализовать» капиталистическое хозяйство.
.
Грубо вмешиваясь во внутренние дела западноевропейских стран, американская дипломатия с исключительной настойчивостью и цинизмом добивалась поставленной цели.
.
– Америка вынудила Англию вступить в войну, – заявил британский премьер американскому послу в Лондоне Дж. Кеннеди.
.
В 11 часов 15 минут. Чемберлен из зала заседания на Даунинг-стрит, 10, по радио объявил о состоянии войны с Германией.
(Добавление)
"Правда", 30 ноября 1939 года
Сталин И.В.
Ответ редактору “Правды”
"… как бы ни врали господа из агентства Гавас, они не могут отрицать того, что:
а) Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну;…"

За этот пост сказали спасибо: Иммельман
 
email

 Top
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 15 сентября 2019 — 10:06
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1




Выше приведен подробный рассказ о политических и дипломатических играх европейцев, происходивших 31 августа - 3 сентября 1939 года. Франция была напугана и готова к мирным переговорам, Гитлер был, на тот момент, готов удовлетвориться территориальными уступками со стороны Польши, Чемберлен колебался и тянул время, но под давлением общественного мнения, в основном из внутриполитических соображений, объявил войну Германии. Подводя итог можно обратится к известному высказыванию

"Правда", 30 ноября 1939 года
Сталин И.В.
Ответ редактору “Правды”
“Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну… После открытия военных действий Германия [вернее союзная ей Италия в качестве посредника] обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями… Правящие круги Франции и Англии грубо отклонили мирные предложения…
Таковы факты.”

Примечательно, что в эти критические дни начала войны, никто из политических деятелей в Европе вообще не упоминает СССР - "ГЛАВНОГО ВИНОВНИКА ВОЙНЫ" (по современной версии). СССР не присутствует в эти дни на дипломатическом поле ни в качестве активного игрока, ни, даже, в качестве разыгрываемой в переговорах сторон карты.

ПРИМЕЧАНИЕ
Я позволил себе сократить текст сталинского ответа, сохранив, как мне кажется, его смысл. Хотя Сталин в нем, безусловно, намеренно упрощает имевший место ход событий и, по сути, троллит западных писак.

Полный текст

Сталин И.В.
Ответ редактору “Правды”

Источник:
Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14. –
М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 343–345.

Это сообщение агентства Гавас, как и многие другие его сообщения, представляет вранье. Я, конечно, не могу знать, в каком именно кафе-шантане сфабриковано это вранье. Но как бы ни врали господа из агентства Гавас, они не могут отрицать того, что:
а) Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну;
б) После открытия военных действий Германия обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями, а Советский Союз открыто поддержал мирные предложения Германии, ибо он считал и продолжает считать, что скорейшее окончание войны коренным образом облегчило бы положение всех стран и народов;
в) Правящие круги Франции и Англии грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Советского Союза добиться скорейшего окончания войны.
Таковы факты.
Что могут противопоставить этим фактам кафе-шантанные политики из агентства Гавас?

И. СТАЛИН
Правда. 30 ноября 1939 года

Что касается самого “сообщения агенства Гавас” от 28 ноября 1939 года, то в нем речь идет о публикации “секретного протокола” речи Сталина с изложением нового внешнеполитического курса СССР и его “захватнических” целей на “тайном заседании” Политбюро 19 августа 1939 года, подлинность которого, как и, вообще, сам факт проведения этого заседания оспариваются многими историками, как российскими, так и западными. Сей сомнительный документ в 90-е годы часто использовался в антисоветских и антикоммунистических публикациях, вплоть до заявлений вроде “Если считаться с реальностью сталинской речи, неизбежен вывод о том, что Гитлер и Сталин несут равную ответственность за развязывание Второй мировой войны” или “Агентство Гавас раскрыло самые сокровенные намерения Сталина" (Виктор Суворов “Ледокол”).

Впрочем, этот документ, подлинный или фальшивый, датированный 19 августа 1939 года, никак не влияет на оценку событий, происходивших 31 августа - 3 сентября 1939 года, в которых товарищ Сталин, уж точно, никакого участия не принимал.

(Отредактировано автором: 15 сентября 2019 — 10:35)

 
email

 Top
Волкон Пользователь
Отправлено: 15 сентября 2019 — 11:17
Post Id


генерал-майор





Сообщений всего: 35605
Дата рег-ции: 29.01.2010  
Репутация: 58

[+][+]


 Pluto999 пишет:
В новом Мюнхене мог, вероятно, принять участие и СССР, поскольку еще 30 августа Британия дала согласие на германское предложение привлечь СССР к обсуждению судьбы Польши - "любое урегулирование должно стать предметом международных гарантий. Вопрос о том, кто будет участвовать в этих гарантиях, необходимо будет обсудить дополнительно, и правительство Его Величества надеется, что, во избежание потери времени, правительство Германии предпримет незамедлительные шаги для получения согласия СССР, участие которого в гарантиях правительством Его Величества всегда предполагалось." (Reply of His Majesty's Government to the German Chancellor's Communication of August 29, 1939. This reply was handed by Sir N. Henderson to Herr von Ribbentrop at Midnight on August 30, 1939.)
Чехословакия была последней уступкой Гитлеру. Её поглощение Германией ещё не нарушало европейского равновесия в силах. Но даже такие пацифисты -миротворцы как Чемберлен и Деладье , после Чехословакии упёрлись рогом. Дали гарантии Польше и объявили войну Германии. И то была абсолютно взвешенная позиция Субъекта. Правда потом оказалось что есть ещё куда отступать. Сидя за линией Мажино и ведя "странную войну". Оборонцы -это те ещё мухоморы. Но нас интересует другое. А почему АиФ не давали никаких гарантий, что впишутся за Польшу, Финляндию, Эстонию, Румынию если те подвергнутся агрессии со стороны СССР-России. Когда поляки начали наезжать на Литву,а СССР им пригрозил кулаком,французы попросили русских не слишком унижать поляков. И в случае Советско-польской войны не переходить Красной Армии линию Керзона. Границу между Европой и азиатской Россией. Линия Керзона для России и была той красной чертой.
(Добавление)
 Pluto999 пишет:
Развитие событий устраивало Галифакса. Англии прежде всего нужен был разгром Польши фашистским рейхом, чтобы гитлеровские полчища вышли к границам Советского Союза.
... абсурд. Чтобы Вермахт вышел к Границам СССР, и пошёл дальше не опасаясь войны на два фронта надо было не объявлять войны Германии. Как не объявили они войны СССР за агрессию в Финляндии. Объявив войну АиФ создавали для Германии невыносимое положение войны на два фронта. Это и было действенным принуждением к миру. Зачем англичанам потребовалось (бы) приглашать на вторую мюнхенскую конференцию Сталина-СССР? Всё очень просто. Гитлер излагает свои территориальные претензии к Польше и не только к ней. Ещё и колонии вернуть? Подумаем. А что скажет господин Сталин? А вот оно что: Если уж пошёл такой базар с возвратом Германии границ 1913 года, то и Россия требует компенсаций. И каких интересно, тоже до её границ 1913 года..... Улыбка Нахмурился Хм Но это был бы уже не Мюнхен-2 ,а Венский конгресс-2.
 
email

 Top
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 15 сентября 2019 — 11:52
Post Id


сержант





Сообщений всего: 83
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 1




Кто действительно не хотел участвовать в войне, тот слился под благовидным предлогом. У Муссолини с Гитлером был заключен “Стальной пакт”, по которому тот был обязан вступить в войну

Германо-итальянский договор о союзе и дружбе, 22 мая 1939 года
“Статья III
Если вопреки желаниям и надеждам договорзаключающих сторон дойдет до того, что одна из них попадает в военные осложнения с другой державой или с другими державами, то другая договорзаключающяя сторона сразу встанет на ее сторону как союзник и поддержит ее всеми военными силами на суше, на море и в воздухе.”

но Муссолини заявил Гитлеру, что все это очень неожиданно и итальянская армия к войне не готова - Гитлер действительно мало информировал Муссолини о своих планах - и потребовал поставить ему, предварительно, достаточное количество военного оборудования и природных ресурсов - Чиано язвительно подсчитал, что для доставки всего запрошенного в Италию потребовалось бы 17000 поездов

“if the Germans granted the Italian wish list, the transport would require 17 ooo trains, hauling 170 million tonnes of goods”

В противном случае, вступившая в войну Италия будет быстро разгромлена англофранцузами и это нивелирует успехи Германии в Польше.

Had Italy entered the conflict from the start and been at once attacked by the full fire-power of Britain and France, he reasoned, then the trouble which would have resulted 'would probably have annulled the effect of the success of the Germans in Poland'.'

Гитлер побурчал и отстал.

Заключая “Стальной пакт”, Муссолини рассчитывал не на скорую войну, а на то что союз Германии и Италии напугает Англию и Францию и это, наоборот, отсрочит войну между соперничающими блоками на 2-3 года, необходимые ему на модернизацию армии.
(Добавление)
 Волкон пишет:
... абсурд.


Овсяный И. Д. "1939: последние недели мира" - старая советская книжка брежневских времен с соответствующими трактовками событий и ссылками на решения XXVI съезда КПСС. На некоторые имеющиеся там моменты, вроде взятых из мемуаров рассказов о закрытых телефонных переговорах или сожженных записках, хотелось бы иметь серьезные подтверждения. Но что касается упомянутых там дипломатических документов и речей в британском парламенте, то это верно. Кроме того, Овсяный много цитирует и пересказывает личный дневник Чиано, а это надежный источник - в отношний событий, но не всегда в их правильной трактовке.

(Отредактировано автором: 15 сентября 2019 — 12:20)

 
email

 Top
Волкон Пользователь
Отправлено: 25 сентября 2019 — 17:50
Post Id


генерал-майор





Сообщений всего: 35605
Дата рег-ции: 29.01.2010  
Репутация: 58

[+][+]


 Pluto999 пишет:
Овсяный И. Д. "1939: последние недели мира" - старая советская книжка брежневских времен с соответствующими трактовками событий и ссылками на решения XXVI съезда КПСС. На некоторые имеющиеся там моменты, вроде взятых из мемуаров рассказов о закрытых телефонных переговорах или сожженных записках, хотелось бы иметь серьезные подтверждения. Но что касается упомянутых там дипломатических документов и речей в британском парламенте, то это верно. Кроме того, Овсяный много цитирует и пересказывает личный дневник Чиано, а это надежный источник - в отношний событий, но не всегда в их правильной трактовке.
Сегодня комментарии Овсяного -это компромат на сам СССР, коммунистов и теперь уже и на Россию.
 Pluto999 пишет:
Ответ редактору “Правды”
“Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну… После открытия военных действий Германия [вернее союзная ей Италия в качестве посредника] обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями… Правящие круги Франции и Англии грубо отклонили мирные предложения…
Таковы факты.”
А надо было ,по мнению Сталина, войны не объявлять? АИФ согласится на мирные предложения Гитлера. А потом когда Германия нападёт на СССР,как они там все мечтали, помогать ей ленд-лизой. Даааааа.




 
email

 Top

Страниц (4): [1] 2 3 4 »
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Межвоенный период »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
хронология гражданской войны в сша, лучшая боевая система


Карта сайта



Военно-исторический форум, история России, военная история