Военно-исторический форум Military. История России. Военная история. Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Итальянский средний бомбардировщик Капрони Ca.133
Итальянский средний бомбардировщик Капрони Ca.133

Загрузил foma
(26-02-2015 18:42:10)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!
Британский пехотный танк "Черчилль"
Британский пехотный танк "Черчилль"

Загрузил foma
(20-03-2015 18:13:18)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!
Танки в Корее
Танки в Корее

Загрузил Bob
(12-07-2016 22:14:26)

Комментарий: Северокорейской армии использовали различные виды оружия, даже старые та...
БПК пр. 11551 Чабаненко
БПК пр. 11551 Чабаненко

Загрузил egor
(16-11-2016 13:15:02)

Комментариев нет. Оставьте первый комментарий!



 Страниц (6): « 1 2 3 4 [5] 6 »   
> Потомству в пример
glavstakanovec Пользователь
Отправлено: 30 июля 2018 — 13:34
Post Id



полковник





Сообщений всего: 4491
Дата рег-ции: 12.01.2012  
Откуда: Оттуда
Репутация: 20

[+]


 Земляк пишет:
Верхний правый угол. Колонка. "Соответствие табели о рангах"
Там же: Высшими степенями — 1-й и 2-й — награждал лично монарх по своему усмотрению. и Статут Екатерины II не определял, каким чинам положено давать высшие степени ордена, это определялось практикой.

 
email

 Top
> Похожие темы: Потомству в пример

Иностранные капиталы в царской России
Например: Ротшильды и кавказская нефть

Лучшие снайперы
Примеры, история, личный счет

Можно ли верить специалистам от истории?
художникам, например

Курсы маркетинга. Полезные советы!
Я например проходил обучение в авторской школе Валерия Жукова, вот его сайт: Курсы маркетинга. Советую просмотреть, там много чего есть интересного, методики, п

Пример наградной культуры МО РФ

Земляк Пользователь
Отправлено: 30 июля 2018 — 13:59
Post Id



полковник





Сообщений всего: 10471
Дата рег-ции: 23.08.2013  
Репутация: 40

[+]


 glavstakanovec пишет:
 Земляк пишет:
Верхний правый угол. Колонка. "Соответствие табели о рангах"
Там же: Высшими степенями — 1-й и 2-й — награждал лично монарх по своему усмотрению. и Статут Екатерины II не определял, каким чинам положено давать высшие степени ордена, это определялось практикой.

И дальше

"""Если при Екатерине орденом Св. Георгия 3-й степени (№ 22) был награждён капитан артиллерии И. И. Бишев, то при её преемниках в основном награждались генерал-майоры, генерал-лейтенанты и лишь изредка полковники."""
 
email

 Top
glavstakanovec Пользователь
Отправлено: 30 июля 2018 — 14:37
Post Id



полковник





Сообщений всего: 4491
Дата рег-ции: 12.01.2012  
Откуда: Оттуда
Репутация: 20

[+]


 Земляк пишет:
Если при Екатерине орденом Св. Георгия 3-й степени (№ 22) был награждён капитан артиллерии И. И. Бишев, то при её преемниках в основном награждались генерал-майоры, генерал-лейтенанты и лишь изредка полковники.
Что еще раз говорит о том, что награждались по усмотрению монарха.
 
email

 Top
Егоза2.0 пишет: На других форумах бывал только "с очень кратким рабочим визитом", поэтому про чужих админов ничего сказать не могу. А наши админы меня вполне устраивают.
Зарегистрироваться!
Земляк Пользователь
Отправлено: 30 июля 2018 — 15:04
Post Id



полковник





Сообщений всего: 10471
Дата рег-ции: 23.08.2013  
Репутация: 40

[+]


 glavstakanovec пишет:
 Земляк пишет:
Если при Екатерине орденом Св. Георгия 3-й степени (№ 22) был награждён капитан артиллерии И. И. Бишев, то при её преемниках в основном награждались генерал-майоры, генерал-лейтенанты и лишь изредка полковники.
Что еще раз говорит о том, что награждались по усмотрению монарха.

По усмотрению это понятно. Но как изменился подход к тому, каким чинам и какую степень давать. Поэтому вопрос Церзаря о том, почему Ушакову не дали Георгия 1 степени можно относить лишь к периоду царствования Екатерины. Тогда на табель о рангах не обращали внимание в отличии от ее приемников. Но, как я понимаю, при Екатерине Ушаков получил Святого Георгия 4 степени (1788) год и 2 степени (1790) год
 
email

 Top
Опер Пользователь
Отправлено: 31 июля 2018 — 12:02
Post Id



полковник





Сообщений всего: 14249
Дата рег-ции: 5.04.2012  
Репутация: 54

[+]


КАК «МОШКА» ПОБЕДИЛА СТАЮ ЮНКЕРСОВ

В штабе Туапсинской ВМБ командиру «малого охотника» СК-065 старшему лейтенанту Сивенко задачу поставили коротко: довести до плацдарма, вошедшего позже в историю Великой Отечественной как Малая земля, конвой с боеприпасами – транспортник «Ахиллеон» и три шхуны. Снабжение «малоземельцев» оружием шло двумя этапами – из Туапсе в Геленджик и уже оттуда – на плацдарм. 23-летнему командиру морского охотника, входившего в 5-й дивизион сторожевых кораблей ОВРа Туапсинской ВМБ, предстояло доставить десантникам боезапас.

О транспортнике известно только то, что построен он был в 1869 году и давал «Ахиллеон» со всем напряжением изношенного мотора максимальный ход в 7 узлов, тогда как «малый охотник» на своих трех бензиновых двигателях ГАМ-34БС мог развивать 27. А в конвое скорость определяют по самому тихоходному кораблю, так что рейс по весеннему штормовому Черному морю обещал быть долгим и небезопасным. Вели охоту за советскими судами торпедные катера фашистов. В воздухе бесчинствовали самолеты люфтваффе. Как вспоминал впоследствии сам Сивенко, на подходе к Геленджику их атаковали два немецких шнелльбота. Однако командир, воевавший с первого дня Великой Отечественной, при обороне Одессы и Севастополя получил изрядный опыт противоборства и сумел сорвать торпедные атаки кригсмарине. Поставили дымовую завесу и вошли в порт.

Опытный катерник однако понял, что все только начинается, следует ждать воздушного налета: пилоты люфтваффе любили и умели атаковать внезапно. Поэтому приказал команде готовиться к отражению атаки с воздуха. Но предположить, что налетит свыше полусотни пикировщиков Ju-87, Сивенко не мог.

Атаковали «лаптежники» волнами: одни, отбомбившись, улетали, следом в небе над конвоем появлялись другие. Расклад для советских моряков был совсем не радужный, но бились они отчаянно: пушечным и пулеметным огнем заставляли заходивших на бомбежку уходить с курса.

В первой, утренней атаке, отбомбились восемь вражеских самолетов. Черноморцы сумели отбиться зенитным огнем. Затем налетели еще двадцать, в середине дня в небе появились уже тридцать пикирующих бомбардировщиков. Нападали группами по два-три самолета.

Как вспоминал Павел Сивенко, во время войны у него появилось замечательное умение маневрировать на воде. Он всегда чувствовал момент, когда в бою нужно скомандовать взять руль влево или вправо, или застопорить ход, что в той восьмичасовой битве сильно помогло. Осколками были повреждены мостик и рубка, моторы и орудия, разбита радиостанция. Почти все моряки получили ранения, но сражались. Из носового орудия вели огонь краснофлотцы Григорьев, Перевозчиков и Скляр. Старшине второй статьи командиру отделения минеров Григорию Куропятникову осколками оторвало руку выше локтя, посекло голову и грудь, однако заметив, что на корме загорелись дымовые шашки, располагавшиеся аккурат над глубинными бомбами, он сумел доползти до них, перегрызть крепление и спихнуть их в море, устранив опасность взрыва. Место старшины у пулемета ДШК занял помощник командира Яков Мазлер. Он стрелял, пока не получил тяжелое ранение. Его заменил боцман Антоненко, которому в том бою досталось шесть осколков. Когда с пулемета сорвало крышку барабана, заменил ее обрезком жести и вел огонь дальше.

Флажный фал перебило, но раненый матрос Потапов срастил концы и снова поднял флаг. Взрывной волной за борт выбросило подносчика патронов краснофлотца Марочко – он чудом сумел взобраться на катер и продолжал подавать боеприпасы.

“Орден Красного Знамени, медали «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя» и американскую награду «За выдающиеся заслуги» Павел Сивенко получил в один день”

Взрыв у самого борта 500-кг авиабомбы вывел из строя все механизмы. Корпус катера получил сотни пробоин под водой. Механик Калашников сумел быстро исправить средний и правый двигатели.

В том бою катерники сбили два пикирующих бомбардировщика. Фашисты так и не смогли потопить транспорты с оружием – оно было доставлено на Малую землю.

После того, как окончательно отогнали пикировщиков, моряки начали заделывать пробоины – крен корабля стал угрожающим, и раненому главстаршине Калашникову и мотористу пришлось в заполненном водой трюме исправлять наиболее опасные повреждения.

Как позже подсчитали моряки, немцы сбросили на их «охотника» более ста бомб. Потом, уже вернувшись в Геленджик и первым делом сдав раненых в госпитали, составили опись повреждений героического катера: левый двигатель работал с перебоями, форштевень и левая скула корпуса разбиты, трубопроводы пробиты во многих местах. Насчитали 1600 полученных при бомбежках пробоин. В геленджикском порту катер наскоро подлатали, и весь в «заплатках» корабль в пятибалльный шторм потихоньку отправился в базу, откуда его прямиком направили на ремонт в Сочи.

Как вспоминал Павел Петрович, за всю войну его экипаж потерял только одного человека – в госпитале Геленджика умер от тяжелых ран его помощник Яков Мазлер.

Из того боя катерники вышли победителями – они не только сумели действенно противостоять превосходящим силам противника, но и выполнили поставленную задачу – доставили оружейный конвой до порта назначения. Несмотря на серьезные ранения людей и повреждения корпуса корабля.

Старшину второй статьи Григория Куропятникова наградили «Золотой звездой» Героя Советского Союза. А о старшем лейтенанте Сивенко как-то позабыли. Он, впрочем, не был в особой обиде – воевал ведь не за награды. Так бы все и ушло в безвестность, не узнай о том героическом бое американцы. По одним данным, в марте 1943-го на Черноморском флоте был журналист из США и, впечатленный подвигом краснофлотцев, самым подробным образом описал все его перипетии. По другим источникам, сведения о бое «мошки», так по-свойски звали на флотах катер этого проекта, получил какой-то военный представитель армии союзников и направил доклад в Пентагон. А суть в том, что президент Соединенных Штатов наградил советского катерника и еще девятерых моряков орденом «За выдающиеся заслуги», вторым по статусу для офицеров военно-морских сил США. К слову, в Штатах говорят, что это награда генералов и полковников. Так что старший лейтенант Сивенко оказался редчайшим исключением из правила.

22 июня 1943 года американский посол Уильям Стендли ввиду отсутствия награжденных советских офицеров в Москве передал ордена наркоминделу Вячеславу Молотову. В сопроводительном документе говорилось: «Посол У. Стендли от имени Президента Соединенных Штатов Америки имеет удовольствие наградить орденом «За выдающиеся заслуги» старшего лейтенанта ВМФ СССР Павла Павловича Сивенко. Основание: за выдающуюся службу в качестве командира сторожевого катера Черноморского флота. Павел Сивенко – участник героических боев под Одессой, Севастополем и Новороссийском. Под отважным руководством старшего лейтенанта Сивенко проведен беспримерный бой сторожевого катера с большой группой бомбардировщиков противника, отконвоировано более ста кораблей, артиллерийским огнем сбито три самолета и повреждено шесть самолетов за время войны. Отважный и решительный офицер своими заслугами перед страной полностью подтверждает лучшие традиции советского военно-морского флота».

После того как в штабе узнали об американской награде командира СК-065, начали срочно наводить справки – кто таков старлей Сивенко. В Сочи, где «охотник» стоял на ремонте, приехал адъютант начштаба ЧФ с приказом прибыть к контр-адмиралу Елисееву. Иван Дмитриевич спросил у катерника, почему тот не надел свои награды, на что Сивенко ответил, что постоянно в море и случая не было получить. В наградном отделе ему вручили орден Красного Знамени и две медали – «За оборону Одессы» и «За оборону Севастополя». После чего адмирал Елисеев достал из сейфа и американскую награду.

В советском военно-морском флоте гвардейское звание присваивали кораблям первого и второго рангов, воинским частям и соединениям. Но я держал в руках слепую от времени копию приказа № 263 от 25 июля 1943 года наркома ВМФ СССР Николая Кузнецова о присвоении СК-065 звания гвардейского. Случилось это впервые в советской военной истории, когда корабль четвертого ранга был удостоен такой высокой чести. Гвардейское знамя вручали 11 марта 1944 года.

За военные годы экипаж «охотника» СК-065 прошел 32 тысячи миль, уничтожил три юнкерса и подбил еще шесть, об этом есть подтвержденные записи в вахтенном журнале, отконвоировал 117 транспортов. После начала наступления под Новороссийском катер принимал участие в высадках десанта почти во всех боевых операциях на Черном море.

Драгомиров Иван
Источник: https://vpk-news.ru/articles/44065

За этот пост сказали спасибо: MussA
 
email

 Top
LVZh Пользователь
Отправлено: 1 августа 2018 — 08:12
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 3840
Дата рег-ции: 31.05.2010  
Репутация: 36




Не стал выкладывать всю статью, даю ссылку на неё:
Собаки на войне
-----
"Сколько людей, столько и мнений". Теренций
 
email

 Top
Опер Пользователь
Отправлено: 18 сентября 2018 — 07:23
Post Id



полковник





Сообщений всего: 14249
Дата рег-ции: 5.04.2012  
Репутация: 54

[+]


СЕВЕРОМОРСКИЙ РАЗВЕДОТРЯД ИЗ ТРЁХ ЧЕЛОВЕК ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ ВЫПОЛНЯЛ ЗАДАНИЕ В ТЫЛУ ВРАГА, УСКОЛЬЗАЯ ОТ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ НЕМЕЦКИХ ЕГЕРЕЙ

181-м разведывательным отрядом Северного флота командовал Виктор Леонов, получивший впоследствии две звезды Героя Советского Союза.

Разведывательный отряд Леонова выполнял боевые задачи в глубоком тылу противника. Кораблями бойцы отряда забрасывались в тыл, после чего неделями, если не месяцами, прятались в лесистой местности, выслеживая передвижения вражеских войск, транспорта, посылая донесения в штаб. Занимался отряд и захватом немецких «языков». Высокая степень эффективности разведотряда в боевой обстановке достигался постоянной подготовкой его бойцов, которая осуществлялась в промежутках между заданиями. Альпинистская подготовка, общефизические упражнения, стрельба, рукопашный бой — все было поставлено у «черных дьяволов», как называли немцы морских разведчиков, на очень высокий уровень. Так, в учебной отработке схватки невооруженного противника с вооруженным, «леоновцы» использовали только боевые штыки.
Когда командование высказывало недовольство возможным риском для здоровья подчиненных Леонову разведчиков, командир отряда утверждал, что готовит своих людей так, чтобы в реальном бою они были лучшими и как раз могли сохранить свою жизнь и здоровье. Немцы, а потом и японцы, очень боялись разведчиков из отряда Леонова, высоко ценило их советское военно-морское командование.
Старшина 1-й статьи Владимир Лянде возглавил разведывательную группу «Х-13» в составе 181-го разведывательного отряда. В состав группы, помимо командира Владимира Лянде (позывной — «Моряк»), входило лишь еще два опытнейших разведчика — радист Михаил Костин («Знаток») и разведчик Анатолий Игнатьев («Смелый»).

В феврале 1944 г. группа под командованием Лянде была заброшена в глубокий тыл немцев — на территорию Северной Норвегии, на Варангер. Задачей группы стало наблюдение за движением германских военных и гражданских кораблей и иного транспорта, с последующими донесениями в штаб Северного флота о маршрутах перемещений и количестве единиц транспорта.
Вот как писал в своей книге Дважды Герой Советского Союза В.Н. Леонов :
В начале 1944 года в Северную Норвегию были заброшены три разведчика нашего отряда — Владимир Лянде, Анатолий Игнатов и Михаил Костин. Погода была ветреная, и приземлились они не совсем удачно. Командир группы Лянде сильно повредил ногу, идти сразу не смог. Пока ему оказывали первую помощь, появился вражеский самолет и сбросил осветительную бомбу. Место выброски разведчиков было обнаружено. Вскоре разведчики заметили, что на сопках стали появляться группы лыжников — район выброски окружали. Уйти в другой район, где побольше скал с трещинами и расселинами, где как-то можно было укрыться, разведчики не успели. Тогда они приняли очень рискованное, но, пожалуй, единственно правильное решение. Они нашли в этой холмистой местности совершенно ровную площадку и закопались там в снегу.
За остаток ночи следы замело, а с рассветом разведчики увидели,что егеря ведут в этом районе тщательный поиск, осматривая каждый камень, каждый кустик, но на ровной площадке искать никто не догадался. Однако днем погода улучшилась, снег перестал идти,следы уже не заметало, и разведчикам пришлось лежать в своем убежище еще трое суток. Лишь когда вновь задула пурга и повалил снег, им удалось выбраться из укрытия и перебраться в другой район. В их задачу входило наблюдать за действиями противника и особенно за переходами кораблей. Тем не менее положение разведчиков было очень тяжелым. Они не сумели вовремя подобрать грузовые парашюты, и все снаряжение утащило ветром в скалы. Но разведчик, прыгая с парашютом в тыл врага, берет с собой все необходимое на первый случай: обязательно оружие с минимальным количеством боезапаса, рацию с комплектом питания, снегоступы и продовольствие. Однако парашюты, которыми мы пользовались в годы войны, были рассчитаны на груз только в 80 килограммов,поэтому приходилось экономить, особенно на продовольствии. Мы брали лишь по пять плиток шоколада, по пачке печенья и по банке сгущенного молока. Вот с таким мизерным запасом и действовали эти разведчики длительное время. Потом у них кончилось продовольствие, но после нескольких дней голода им повезло, когда на двадцатые сутки одному из разведчиков удалось убить лису. Они долго питались мороженым мясом, делая из него строганину. Продолжая работать, они были все время в движении. Против них враги использовали поисковые группы с собаками, аэросани и самолеты,специальные службы пеленговали работу рации, и, как только разведчики отправляли радиограмму, тот район немедленно окружали, и разведчикам приходилось снова уходить за десятки километров. Положение было очень тяжелое, но героям удалось продержаться на полуострове Варангер целых девять месяцев! Девять месяцев — и никто ни разу не заходил в населенный пункт,никто ни разу не выпил хотя бы глоток горячей воды, но рация их работала постоянно, наводя наши ударные силы на объекты врага.
Только по их наведению было потоплено в море больше пятидесяти транспортов и боевых кораблей, сбито в воздухе и уничтожено на аэродромах несколько десятков самолетов, разгромлено на дорогах и на базах много живой силы и техники врага. Лишь когда отпала необходимость пребывания этой группы в данном районе, по решению Военного совета Северного флота разведчики были сняты с побережья Северной Норвегии торпедными катерами и благополучно доставлены на свою базу, совершив настоящий боевой подвиг. И совершен он без единого выстрела!

После войны пути трех героев из разведывательной группы сложились по-разному. Анатолий Игнатьев жил в Ленинграде. Подорванное во время ночевок в снегу, голодовок, израненное здоровье давало о себе знать и в 1964 году, в возрасте всего лишь 45 лет, Анатолий скончался. Михаил Костин проживал в Мурманске, где работал в радиоцентре морского флота, получил высшее образование и растил двоих сыновей. Он умер в шестьдесят лет. Командиру легендарного 181-го отряда Виктору Леонову посчастливилось дожить до глубокой старости. Он еще десять лет после войны продолжал военную службу на флоте, окончил два курса Военно-морской академии, в 1956 году в возрасте сорока лет вышел в отставку с военной службы.
После выхода в отставку написал ряд мемуарных произведений о 181-м разведывательном отряде (у Леонова был талант литератора — перед войной он планировал поступать в Литературный институт, но война нарушила эти мирные планы). В книге воспоминаний «Лицом к лицу» Виктор Леонов рассказывает о службе в разведотряде, вспоминая, между тем, и основного героя нашей статьи — славного моряка Владимира Лянде, которого характеризует как «атлета, решившегося на рукопашную схватку с вооруженным альпийским егерем». Скончался Виктор Николаевич уже в наше время, в 2003 году, в возрасте 86 лет.
Владимир Лянде — легендарный командир разведгруппы — после войны и окончания службы на флоте вернулся в родной Ростов-на-Дону. Здесь только-только восстанавливалась мирная жизнь. Ростовчане ремонтировали разрушенные бомбежками и обстрелами дома и дороги, строили новое жилье, в общем — старались хоть как-то благоустроить свой город. Однако Владимир Лянде, с его бесстрашием и колоссальным боевым опытом, пригодился несколько на ином фронте. По направлению райкома компартии демобилизованный моряк поступил на службу в органы внутренних дел. Владимира Лянде приняли в отдел уголовного розыска ростовской милиции, где, учитывая его многолетний опыт службы в морской пехоте и разведке, направили в отделение по борьбе с бандитизмом. Лянде воспринял новую работу очень позитивно — она казалась ему продолжением фронта, битвы на переднем краю против врагов своей родины.
При этом оперативно-розыскная работа имела определенные параллели с воинской службой разведчика, то есть — была понятна и привычна вчерашнему героическому морпеху.
Хотя большинство милиционеров, работавших в угрозыске, ходили в штатском — по старой традиции сыщиков, Владимир Лянде, лишь недавно демобилизовавшийся с флота, с гордостью носил военно-морскую форму. В один из многочисленных случаев разоблачения Владимиром Лянде уголовных банд, именно форма сыграла важную роль. К стоящему возле «газика» угрозыска Лянде, облаченному в морскую форму, подошло пятеро демобилизованных моряков. Попросили отвезти на окраину города — в Берберовку.
По пути, наметанным взглядом, Лянде заметил, что в карманах у «морячков» — оружие. Тем не менее, Лянде удалось заговорить подозрительных попутчиков и, пока они общались с ним как с бывшим сослуживцем, водитель «газика» остановил автомобиль возле горотдела милиции. Бандитов задержали. Оказалось, что к военно-морскому флоту они не имеют и не имели никакого отношения — это были гастролеры-налетчики из Одессы. Как выяснилось, в шайке было девять человек — однако в «газик» село лишь пятеро. Найти и обезвредить остальных четверых гастролеров снова поручили Лянде.
Милиция, прочесав Берберовку, куда собирались ехать налетчики, не обнаружила там никаких подозрительных людей, которые могли бы напоминать по своему внешнему виду гастролеров — псевдоморячков. Однако вскоре сигнал об их обнаружении поступил с противоположной окрестности Ростова — из казачьей станицы Нижне-Гниловской. Местный участковый выследил бандитов, прятавшихся в старом доме, где они сняли две комнаты у пожилой хозяйки. Сын хозяйки в это время был на службе в армии, и Лянде решил использовать этот момент для поимки преступников. Он притворился пришедшим со службы сыном и сел с хозяйкой «отмечать возвращение». Был накрыт стол, выставлено спиртное. В коридоре находились еще два оперработника.
Одну из основных ролей сыграл Лянде, мастерски скрутив главаря шайки. Когда бандит зашел в комнату и увидел сидящего за столом с хозяйкой мужчину, он удивился и попятился назад, но хозяйка сказала, что это ее сын вернулся со службы. Лянде, изображая пьяного дембеля, вышел из-за стола и направился к бандиту пожать руку и пригласить за стол. Все остальное, что произошло впоследствии, было, как говорится, делом техники. Естественно, что гастролеров тем же вечером «приняли». В ходе следствия выяснилось, что выходцы из Одессы-мамы хотели ограбить в Ростове-папе промтоварный магазин.
Другим примером службы Владимира Лянде было внедрение в банду, которая занималась изготовлением фальшивых паспортов. Эта история чем-то напоминает сценарий знаменитого фильма «Место встречи изменить нельзя», тем более, что внедрившийся в банду Лянде, как и его тезка Владимир Шарапов, был во фронтовом прошлом разведчиком. Еще один героический эпизод — поимка опасного грабителя, который под видом заведующего складом предлагал на рынке женщинам проехаться к нему на склад за дефицитными и дешевыми продуктами, завозил жертв в глухое место, где грабил и иногда насиловал.
Бывший начальник Лянде подполковник милиции М.П. Вечерко так вспоминал это легендарное задержание: «проходит как-то Володя по Центральному рынку и видит сходного по приметам мужчину, который в чем-то убеждает двух женщин. Но, очевидно, не убедил, исчез в толпе. К ним подошел Ляндэ и узнал, что незнакомец предлагал им дешевые продукты, за которыми надо было ехать на окраину. Ляндэ разыскал в толпе «продавца», но кругом ни одного милиционера! И Володя рискнул: — Петя, дорогой! Сколько лет!.. — воскликнул он, протягивая незнакомцу руку. Тот в недоумении оглядел подошедшего, но руку все-таки протянул и... взвыл от боли. Хватка у Володи была железная. Он сжимал чужую руку словно клещами. Ляндэ знал, что преступник вооружен, а кругом были люди».
Владимир Лянде продолжал службу в уголовном розыске, когда в 1948 году ему было присвоено первое офицерское звание. Став инспектором уголовного розыска, он постепенно получил известность за свои боевые качества не только в милицейской среде, но и у профессиональных ростовских уголовников, которые прозвали опера — моряка «Волком». Однако недолго Владимиру Лянде удалось поносить погоны милицейского офицера. И виной тому — случай на Берберовке.
За Берберовкой — районом на северо-восточной окраине Нахичевани, носившим еще официальное название «поселок Маяковского», давно закрепилась дурная слава. Этот район, застроенный одноэтажными частными домами, домиками и домишками, спускается в балку — к мелеющей речке Кизитеринке, за которой тянется полотно железной дороги. До революции здесь селились беднейшие слои нахичеванских жителей — рабочие кирпичных заводов и просто «босяки». Что и говорить — нравы здесь были жесткими, пожалуй, даже в большей степени, чем в других прославленных окраинных и трущобных районах старого Ростова. Горожане Берберовку побаивались и, надо сказать, на это были свои основания. По крайней мере, даже немцы практически не отметились во время двух оккупаций Ростова, в этом поселке, что позволило местным жителям прятать семьи горожан из других районов.
Берберовцы были своеобразной общностью — интернациональной по составу (русские, украинцы, армяне, грузины), с давними криминальными традициями. Берберовка считалась районом криминогенным — здесь едва ли не каждый третий имел судимость, было полно алкоголиков, находились известные всей округе «ямы» и «малины». Естественно, что воровские понятия в поселке уважали намного больше, чем советские законы, а авторитет криминальных лидеров был непререкаем для многих местных молодых людей, куда в большей степени, чем комсомольских или партийных руководителей. Милицию на Берберовке традиционно, мягко говоря, не любили.
В новогоднюю ночь 1 января 1949 года Владимиру Лянде, готовившемуся к празднику в окружении домашних, сообщили, что недалеко от его дома (а Владимир жил на поселке Маяковского), гулять в честь праздника будет известный криминальный авторитет, находившийся в розыске. Домой к Лянде пришли его коллеги по отделению по борьбе с бандитизмом — спросить совета, как лучше «принимать» преступника. Хотя Владимир Лянде был в эти часы не на службе, он решил взять бандита собственноручно. Позвонил в управление — запросил прислать дополнительные силы, а сам отправился по указанному адресу. На помощь к Лянде пришел местный участковый капитан милиции Шитиков, вместе с которым опер и отправился брать преступника. Шитиков — тоже в прошлом фронтовик, офицер, уцелевший в войну и пришедший на службу в милицию, был, как и Лянде, в этот день выходной. Он возвращался домой — спешил с коробкой конфет к новогоднему столу. Хотел поздравить семью и посидеть спокойно за столом, встретив этот семейный праздник.
Увидев Лянде и выслушав его рассказ о ситуации, участковый принял решение идти вместе с опером. У означенного дома милиционеры заняли позиции. Два милиционера из отделения по борьбе с бандитизмом встали у дверей, один занял позицию у окон. Участковый Шитиков спрятался за колодцем, чтобы поймать преступника, если тот побежит «огородами». Сам же Лянде должен был войти в дверь. Бывший разведчик рассчитывал, что сумеет молниеносно обезоружить бандита, когда тот, не готовый к задержанию, откроет дверь дома. Однако преступник, судя по всему, подозревал, что его будут «брать». Как только дверь открылась — он выстрелил в Лянде из двух пистолетов, выскочил в окно в коридоре и бросился через двор. На крик участкового Шитикова «Бросай оружие!» бандит выстрелил и убил капитана милиции.
Владимир Лянде, прошедший войну разведчиком, погиб в родном Ростове, уже в мирное время. Ему шел всего лишь 31-й год. Погиб и фронтовик капитан Шитиков. Тем не менее, другим сотрудникам милиции удалось застрелить опасного преступника. На следующий день на Нахичеванском кладбище Ростова-на-Дону (оно же — Армянское кладбище) состоялись похороны сотрудников милиции инспектора угрозыска младшего лейтенанта милиции Лянде и участкового капитана милиции Шитикова. Память о Владимире Лянде — герое Великой Отечественной войны, морском пехотинце, разведчике и оперативнике уголовного розыска, героически погибшем в борьбе с преступностью, до сих пор ценна ростовчанам. Именем Владимира Лянде назвали улицу на Первом поселке Орджоникидзе — через дорогу от знаменитой Берберовки. Кроме того, экспозиция, посвященная памяти легендарного моряка и милиционера, действует в музее средней школы № 20. Шефство над могилой Лянде осуществляет школа № 78. Написано о Лянде и несколько статей и рассказов, в разное время вышедших в городской прессе и в сборниках, посвященных донскому уголовному розыску.
На 9 Мая школьники, сотрудники правоохранительных органов, ветераны и просто жители города посещают могилу Владимира Лянде — человека, который воевал на войне и погиб в мирное время — отдал жизнь за то, чтобы город мог спать спокойно.

http://myhistori.ru/blog/4347404...paid=1&pad=1
(Добавление)
ОГРОМНАЯ ПРОСЬБА К УЧАСТНИКАМ ФОРУМА.
ЭТА ВЕТКА СОЗДАНА ДЛЯ УВЕКОВЕЧИВАНИЯ ПОДВИГОВ РУССКИХ И СОВЕТСКИХ МОРЯКОВ.
ПОЖАЛУЙСТА, НЕ НАДО ВЫКЛАДЫВАТЬ НА НЕЙ СТАТЬИ ПРО ПЕХОТУ, ТАНКИСТОВ, АРТИЛЛЕРИСТОВ, СОБАК И Т.П.
И ЕЩЕ ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ БЫ ИЗБЕЖАТЬ НА НЕЙ СРАЧА. ДЛЯ ВСЕГО ЭТОГО СУЩЕСТВУЕТ МАССА ДРУГИХ ВЕТОК.

Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Владимир Лянде

(Отредактировано автором: 18 сентября 2018 — 07:27)

За этот пост сказали спасибо: Григорий Не я, STiv, MussA

 
email

 Top
Опер Пользователь
Отправлено: 5 октября 2018 — 12:20
Post Id



полковник





Сообщений всего: 14249
Дата рег-ции: 5.04.2012  
Репутация: 54

[+]


ГРАЖДАНСКИЙ ПОДВИГ СОВЕТСКОГО ОФИЦЕРА

С тех страшных дней прошло 25 лет. Дней, когда Конституция России была расстреляна вместе с людьми, которые пришли ее защитить, а Дом Советов из белоснежного здания превратился в черный дом. Многие очевидцы и участники тех событий делятся своими воспоминаниями о днях противостояния законного парламента (Верховного совета РФ) и президента Бориса Ельцина, который по тогдашней Конституции мгновенно стал незаконным с того самого момента, как подписал указ о разгоне законодательного органа страны.

В частности, издание «Взгляд» опубликовало интервью с тогдашним командиром «Вымпела», генерал-лейтенантом запаса Д. Герасимовым. «Вымпел» в то время повел себя не самым плохим образом: не желал стрелять в людей, сумел вывести из горящего Дома Советов часть его защитников и спасти их от неминуемой смерти. Но все же подразделение арестовывало руководителей обороны Дома Советов, а, как ни критикуй Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого, они защищали законность в стране. Если следовать Конституции, то все воинские подразделения обязаны были встать на сторону Верховного Совета. Особенно после того, как Конституционный суд объявил ельцинский указ о «поэтапной конституционной реформе» (ставший основанием для разгона парламента) незаконным. Более того, Ельцин после этого, согласно тогдашнему законодательству, подлежал импичменту.

Но на самом деле получилось, что даже далеко не самые плохие люди в те дни не нашли в себе моральных сил на то, чтобы встать на защиту Конституции. Вот и бывший командир «Вымпела», делясь воспоминаниями, рассказал, что тогда его вместе с руководителем «Альфы» собрал один из ельцинских соратников Михаил Барсуков, приказав «навести порядок». Такую же риторику о «порядке» использовал и Ельцин. Спецназовцы отнеслись к этому приказу «с опаской». Больше всего они боялись не того, что вместе с Ельциным нарушат закон, а того, что их потом предадут, как это было, например, после событий в Вильнюсе (еще при Советском Союзе, когда спецназ предотвращал сепаратизм, а Горбачев потом заявил, что никого не посылал).

Оказывается, по признанию Герасимова, спецназовцы тогда имели возможность арестовать Ельцина, но «ни у кого и мысли такой не возникало». Кстати говоря, «Вымпел» ельцинская власть потом все же предала, ликвидировав подразделение.

Истории и последующим поколениям еще предстоит дать оценку как поведению тех, кто непосредственно расстреливал Дом Советов из танков, так и тех, кто колебался. Однако в эту печальную годовщину хочется вспомнить о другом человеке, офицере, воине, который (один из немногих) осмелился выступить на стороне Конституции и ее защитников.

Этого человека звали Игорь Владимирович Остапенко.

Он в те дни не рассуждал: предадут или не предадут. Он просто выполнял свой долг именно так, как и следовало в полном соответствии с законом, а также с присягой и с понятием офицерской чести. К сожалению, он был единственным, кто так себя повел.

Родился Остапенко в Казахстане, в городе Чимкенте, в 1966 году, в семье интеллигентов. Его отец был кандидатом философских наук, мать — школьной учительницей. Была у Игоря мечта с ранних лет — стать моряком. Эта мечта привела его в Киевское высшее военно-морское училище, которое он закончил в 1990 году. После этого его перевели служить в Московскую область.

К тому времени, когда вспыхнули бурные события 1993 года, Игорь Остапенко был в звании старшего лейтенанта. Служил в военном городке Ногинске-9 на должности помощника командира роты 69-го испытательного центра морской и космической разведки Военно-морского флота.

В тот черный день, 3 октября, когда Ельцин пролил кровь у Останкино и дело шло к расстрелу Дома Советов, Остапенко собрал своих бойцов и сказал, что, согласно присяге, необходимо быть среди защитников закона. Но он не может приказывать, может только призвать тех, кто пойдет с ним добровольно. 21 человек вызвался вместе с Остапенко направиться в Москву на защиту Верховного Совета. Вооружившись автоматами, группа двинулась в Москву. По дороге им удалось раздобыть грузовик ЗИЛ.

К сожалению, командир воинской части В. Сидоренко предал своего сослуживца и сообщил о его выдвижении ельцинским правоохранительным органом. В итоге в четыре часа утра 4 октября Щелковский ОМОН устроил бойцам засаду. Это произошло на 31-м километре Щелковского шоссе.

Бой был неравным: омоновцев было намного больше. Несколько участников группы Остапенко получили ранения. Убит и один из нападавших. В принципе, бойцы не хотели стрелять по омоновцам, но, к сожалению, убедить их в том, чтобы перешли на сторону закона, не удалось.

Когда ситуация стала безнадежной, Остапенко ради сохранения жизни своих спутников приказал им сдаться. А сам сказал: «Советские офицеры не сдаются». И застрелился.

Уже после того как Дом Советов был расстрелян, а политические силы, которые поддерживали его защитников, пережили чрезвычайное положение, прошли через запреты и гонения, они начали добиваться того, чтобы на месте гибели Остапенко был сооружен мемориал. Власти чинили препятствия, но на третью годовщину трагических событий, в 1997 году, на Щелковском шоссе удалось установить памятный знак. Причем средства на его установку собирались народом, а шефство над этим скромным мемориалом взяла на себя одна из школ Щелково. Кроме того, Герой Советского Союза, генерал армии Валентин Варенников принял решение отдать свою Золотую звезду родителям Игоря Остапенко.

Теперь каждый год в начале октября на это место приезжают люди. Они возлагают живые цветы к месту гибели человека, который не побоялся встать на сторону закона и поплатился за это жизнью.

К сожалению, и сейчас не дана справедливая оценка тем событиям. Кто-то пытается представить дело так, будто бы расстрел Дома Советов являлся предотвращением переворота по типу того, что сейчас называют цветными революциями. На самом деле он как раз и был госпереворотом, ликвидировавшим Конституцию. После него через референдум протащили другую конституцию, но это не отменяет незаконности действий Ельцина. Зачем же ему потребовалось разгонять высший законодательный орган страны, а затем и расстреливать Дом Советов? Ведь тогда он еще обладал поддержкой большинства и мог бы играть на конституционном поле. Все дело было в том, что близкие к нему круги хотели провести процесс бесконтрольной и преступной приватизации как можно скорее. Верховный Совет пытался затормозить этот откровенно грабительский курс. Невольно вспоминается изречение Карла Маркса о том, что капитал пойдет на любое преступление, когда речь идет о прибыли в 300%. Ради этих прибылей и были убиты те, кто пришел к Дому Советов, как и Игорь Остапенко, не сумевший прорваться в тот день в Москву.


Елена Громова

http://bazaistoria.ru/blog/43210418594/Grazhdanskiy-podvig-sovetskogo-ofitsera?mid=3F6CD5430A5B6E3B06C149D92E26FDF9&utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Игорь Остапенко


За этот пост сказали спасибо: Цезарь, MussA
 
email

 Top
Опер Пользователь
Отправлено: 7 октября 2018 — 17:27
Post Id



полковник





Сообщений всего: 14249
Дата рег-ции: 5.04.2012  
Репутация: 54

[+]


Бронированный морской охотник проекта 194

Скажете, что тут уникального, в проекте охотника за подводными лодками, выпущенного хорошей серией и не представлявшего из себя ничего особенного? Корабль как корабль.

А вот и нет.

Чтобы не «держать интригу», сразу скажу, чего в корабле уникального.

1. БМО проекта 194 был спроектирован женщиной.

2. Корабли строились в блокадном Ленинграде под ее руководством.

3. Проект оказался более чем хорош, что доказано боевыми действиями.

А теперь пойдем по порядку.

Начать, наверное, стоит с разрушения одного старого морского постулата, который гласит, что женщина на корабле к несчастью. Может, оно и так, но в любом деле, даже в морском, бывают исключения.

Знакомьтесь, Александра Николаевна Донченко (1910—1983).

Инженер-капитан 1 ранга, руководитель группы проектировщиков военных кораблей и подводных лодок. Кандидат технических наук. Единственная в СССР женщина, окончившая военно-морскую академию.

Наверное, это много значит: родиться в семье корабела, да еще и в Николаеве. Имея деда, отца и старшего брата инженеров-строителей кораблей, другой путь придумать сложно. Так и вышло. Александра Николаевна закончила Николаевский кораблестроительный институт и занялась работой над постройкой подводных лодок.

В академию Донченко попала после того, как, получая благодарность от Наркома Климента Ворошилова, обратилась к нему с личной просьбой о поступлении в Военно-морскую академию.

Известный всем либералам «палач и сталинский подлиза« Ворошилов, который, по уверениям многих «историков», ничего для страны не сделал, в этот раз, по их мнению, откровенно «сплоховал«. И вместо того, чтобы как положено, по мнению либералов, сгноить талантливую кораблестроительницу в застенках, не просто помог с разрешением, но и обратил внимание умных людей на молодого специалиста.

Умные люди – это А. Н. Крылов, Ю. А. Шиманский и П. Ф. Папкович. Вообще, достаточно Алексея Николаевича Крылова, светоча кораблестроения. Но Папкович и Шиманский – Имена с большой буквы. Именно им Донченко обязана тем, что ее несомненный талант заиграл всеми красками.

Но пришел 1941 год. Началась Великая Отечественная война. А дальше самая печальная страница в истории Ленинграда – блокада.

Летом 1942 года командование Краснознаменным Балтийским флотом ставит перед судостроителями города задачу — в минимально возможный срок создать быстроходный, хорошо вооруженный бронированный катер, способный действовать против подводных лодок противника, участвовать в высадке десантов и в конвоировании кораблей.

Такой корабль, в принципе, был. Морской охотник МО-4. Однако практика показала, что кораблику не хватает защищенности, деревянные охотники становились легкой добычей самолетов, вооруженных пулеметами.

Учитывая, в каком положении оказался запертый в Финском заливе флот, таких кораблей нужно было много. Не секрет, что крупным кораблям выход в море был прегражден огромными минными полями, которые ставили все, кто мог: финны, Кригсмарине, Люфтваффе.

Между тем, повторюсь, на дворе 1942 год. Проектировать и тем более, строить корабль в условиях нехватки всего – это рискованная задача.

Не хватает металла, не хватает оборудования, не хватает людей, не хватает энергии. И, тем не менее, задача была выполнена. Проект бронированного морского охотника (БМО) был разработан всего за 15 дней группой конструкторов под руководством Донченко.

И тут героизм не только в сердцах, но и в головах.

Не хватает квалифицированных рабочих кадров и электроэнергии? Ничего, корабль спроектировали с упрощенными прямолинейными обводами, максимально упростив всю конструкцию. Заодно исключив горячую гибку металла, которую в осажденном Ленинграде было просто невозможно осуществить.

Не хватало станков? Представители горкома партии ходили по заводам, собирая нужное оборудование.

Корпус охотника был разбит на три блока и выполнялся сварным. На его среднюю (бронированную) часть и боевую рубку пошли броневые листы, предназначенные для легких танков. То есть толщина брони составляла от 8 до 12 миллиметров, но это было лучше, чем ничего.

Спуск головного корабля на воду состоялся 5 ноября 1942 года при 95% готовности.

Ходовые испытания БМО проходили в Финском заливе в конце ноября 1942 года. Однако залив так забило льдом, что программу государственных испытаний до конца 1942 года завершить не удалось, заканчивали весной следующего года.

Так что боевой путь корабли серии БМО начали в 1943 году.

Для меня навсегда останется секретом, как за 1943-45 годы в условиях блокады, ленинградцы построили (внимание!) 66 (ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ) кораблей. Да, часть была спущена на воду в 1945-м году, после снятия блокады. Тем не менее, вот вам еще один подвиг людей, который сложно осмыслить, не то что представить.

Я, честно признаюсь, как-то не очень могу. Неотапливаемые и плохо освещённые цеха, в которых падающие от голода люди собирают корабли. Боевые корабли, которые потом выходят в море и воюют с врагом.

А ведь с кораблями, как и с самолетами, есть нюансы. Они, в отличие от танков и прочей наземной техники, должны действовать в иной среде. Ошибки зачастую бывают смертельными.\

Тем не менее, корабль получился. Из 66-ти охотников (да, участие в войне приняли не все) во время войны погибло 9. Причем львиную долю БМО мы потеряли при тралении минных заграждений и проводке через минные поля.

На минах было потеряно 6 кораблей.

Два погибли от артиллерийского огня противника при высадке десанта 14.02.1944 г. в районе Мерекюла.

Один корабль (БМО-524 «Балтиец») обеспечивал траление в Нарвском заливе 4 августа 1944 года, был атакован 24 Ю-87 и 8 ФВ-190. Экипажем был сбит (достоверно подтверждено) 1 самолет Ю-87, но корабль от разрывов бомб получил значительные повреждения и затонул.

Теперь пройдемся по кораблю.

ТТХ БМО проекта 194

Водоизмещение – 55,2 т.

Длина – 24,8 м.

Ширина – 4,2 м.

Осадка – 1,6 м.

Двигатели: два бензиновых двигателя «Паккард», мощностью 2400 л.с., бензиновый двигатель «ЗиС-5», мощностью 68 л.с.

Скорость полная – 26 узлов.

Дальность плавания – 1330 миль.

Экипаж – 22 чел.

Вооружение:

45-мм пушка 21КМ — шт;

37-мм зенитная пушка 70-К – 1 шт;

12,7-мм спаренные пулеметы ДШК- 2 шт;

Два бомбосбрасывателя, 16 глубинных бомб «ББ-1» или 10 мин заграждения типа «КБ»

Шумопеленгаторы типов «Цефей» или «Тамир», гидролокатор «Дракон».

Бронирование:

борт в районе моторного отделения — 10 мм;

палуба над моторным отделением — 8 мм; стенка рубки — 12 мм;

крыша рубки — 8 мм.

За создание и постройку кораблей проекта 194 Александра Николаевна Донченко была награждена орденом Красной Звезды. Боевой орден за боевой корабль – думаю, справедливо. Хотя если учесть, в каких условиях все происходило, то и орден Красного Знамени вполне бы подошел.

Ну и медаль «За оборону Ленинграда».

Негусто, конечно, но инженер-капитан 1 ранга Донченко, не думаю, что была в претензиях. В то время не за награды люди работали. После войны она принимала участие во многих проектах. Пиком ее работы стало участие в создании атомной подводной лодки К-27 в качестве главного наблюдающего специалиста.

Ушла от нас Александра Николаевна еще в 1983 году.

Но вот в музее военной техники УГМК в Верхней Пышме стоит полноразмерный прекрасно созданный макет БМО проекта 194. Прекрасно, что он есть, потому что пусть и макет, пусть на Урале, но это в первую очередь великолепный памятник и замечательной женщине-корабелу Александре Николаевне Донченко, и кораблестроителям блокадного Ленинграда.

Вот как, скажите, не любить после этого походы в музей? Зачастую за каждым экспонатом – история. И непростая.


Роман Скоморохов

http://zagopod.com/blog/43950469764/Bronirovannyiy-morskoy-ohotnik-proekta-194?mid=44C703E12FB296ECEB2F200CE62799C1&utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Донченко Александра Николаевна

(Отредактировано автором: 7 октября 2018 — 17:30)

За этот пост сказали спасибо: Цезарь, MussA

 
email

 Top
Опер Пользователь
Отправлено: 7 октября 2018 — 17:29
Post Id



полковник





Сообщений всего: 14249
Дата рег-ции: 5.04.2012  
Репутация: 54

[+]


Сам герой рассказа: бронированный морской охотник проекта 194.
Кстати, по сслыке к статье масса фотографий, все заливать сюда не стал.
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Бронированный морской охотник проекта 194
 
email

 Top
mi621 Пользователь
Отправлено: 21 ноября 2018 — 09:02
Post Id



полковник





Сообщений всего: 10368
Дата рег-ции: 19.09.2012  
Откуда: Москва
Репутация: 73

[+][+]


Вот это потомству не в пример, а в позор. Мой корабль. Сердце, б.лядь, кровью обливается. А говорили, музей будет. Нахмурился
Нашли брошенный военный корабль прямо на Москве реке!⚓🚢😏Зачем он там?
https://zen.yandex.ru/media/comd...2778616499.29230

За этот пост сказали спасибо: Цезарь
 
email

 Top
Опер Пользователь
Отправлено: 16 марта 2019 — 12:07
Post Id



полковник





Сообщений всего: 14249
Дата рег-ции: 5.04.2012  
Репутация: 54

[+]


Матрос с "Варяга" : русский Герой Иван Никифорович Шутов

Деревня Чепаниха ныне Завьяловского района Удмуртской республики известна тем, что в ней родился и провел всю свою жизнь герой русско-японской кампании, матрос легендарного крейсера «Варяг», Шутов Иван Никифорович.
7 сентября 1877 года в семье зажиточного крестьянина Шутова Никифора и его жены Ульяны родился первенец.

Радостное событие праздновали всей деревней: женщины давали советы молодой матери, а мужчины поздравляли отца с рождением сына. Имя мальчику дали исконно русское – Иван. Как было принято в деревнях России, где в XIX веке еще сохранились славянские обычаи, маленькому Ване перерезали пуповину на топорище, чтобы рос мастеровым и охотником.

Первой пеленкой Ванюше служила отцовская рубаха, и дело здесь было не в бедности и скупости. Просто считалось в Чепанихе, что родительская одежда защитит, убережет от порчи, сглаза, еще не окрепшего как телом, так и душой младенца.С рождения Ваня был крепким и здоровым ребенком, любознательным не по годам. Маленький богатырь мог целыми днями пропадать, гуляя в лесу и купаясь с такими же сорванцами, как и он, в речке. С детства Иван полюбил природу, и это не удивительно, ведь деревня Чепаниха находится в одном из самых живописных мест Удмуртии. Она расположилась по берегам матери-кормилицы Камы, а удивительные девственные леса, окружающие деревню, богаты грибами, ягодами и орешником. А уж раздолье для охотников какое: тут тебе и белки, и лисы, и глухари, и тетерева.

Чепаниха - одна из тех деревень, в которой большинство жителей русские, и русская культура там меньше всего смешалась с удмуртской. Русские народные традиции в них поддерживались и передавались новым поколениям. Каждое лето вся деревня, от мала до велика, отправлялась в лес по грибы, по ягоды. И всё это сопровождалось народными песнями, плясками и гуляньями. Это и привило молодому Ивану любовь к своей земле, неподдельный патриотизм, который он и его сослуживцы позже проявят в Чемульпинском бою.

Образование Ваня получил такое же, как и все деревенские дети – в церковно-приходской школе. В деревне не было своей церкви, поэтому мальчик ходил пешком в соседнюю деревню Дванак, чтобы там изучать грамоту у священника. Ваня с удовольствием посещал школу, впитывая в себя знания, как губка. Проучившись у священника около двух лет, с большим сожалением Иван прекратил посещать занятия, так как по тем временам он был уже достаточно взрослым, чтобы помогать отцу по хозяйству.

В десять лет мальчик стал полноценным работником довольно большого хозяйства, не чурался никакой работы, не боялся трудностей. Но время обучения не прошло даром. С годами любимой книгой прадеда стала книга «Житиё старца Серафима Саровского». Наставления старца глубоко запали в его душу, о чем говорит тот факт, что стихотворение, которое написал «какой-то неизвестный нам стихотворец» на смерть иеромонаха, Иван помнил наизусть до последних дней. Я думаю, что тут будет уместно привести выражение из этой книги, которая до сих пор хранится в нашем семейном архиве: «Душа высокая и твердая не отчаивается при несчастьях, какими бы тяжелыми они ни были».

Основным условием благоприятной жизни в деревне было трудолюбие. В семье Шутовых всегда кипела работа: мужчины работали на земле, ухаживали за скотиной, а женщины готовили, шили и присматривали за детьми, пока мужчины были в поле. Двор и дворовые строения выглядели деловито и опрятно. Вот как описывает быт крестьян конца XIX века современник: «Изба и двор представляли собой замкнутый квадрат или прямоугольник строений.

Огород примыкал либо к другой боковой стороне избы, либо к задворкам двора. В хлеву помещалась корова и пара, редко три-четыре овцы. В конюшне – единственная лошадь.…Немного кур летом ночевали под навесом, а зимой в избе в подпечье. Гуси были лишь в тех деревнях, где было много воды: озеро, река, пруд. Гусь и зимой жил во дворе». Быт русского крестьянина историки описывают по-разному. Одни - слишком темными красками, другие, наоборот, все в светлых тонах. По рассказам же старожилов деревни Чепаниха, можно сделать вывод, что «всякое бывало»: и пьянство, и драки, но были и сенокосы, и поездки в город (Сарапул) на ярмарки, и гулянья всей деревней.

Настоящим праздником для впечатлительного Вани была осенняя ярмарка. Уже будучи героем «Варяга» он любил рассказывать, с каким нетерпением он ждал, когда закончатся все работы по сбору урожая, и он с отцом поедет в уездный город Сарапул. Сарапул - большой речной порт. Купцы приезжали с разных крупных городов. Одни лавки пестрели женскими платками, со всевозможными узорами, яркими тканями и кухонной утварью, другие ломились от изобилия рыбы, икры. На ярмарку крестьяне возили, как правило, молоко, сметану, творог, муку, зерно и мясо. В первую очередь приобретались ткани и инвентарь, который не могли сделать своими руками. Но ярмарка это не только торги, но и народные гулянья, песни и … блины.

Особенно запомнились Ивану блины, которые пекли с утра до вечера, и от этого по всей площади распространялся вкусный запах горячего теста. По возвращении домой Ваня с отцом обязательно привозили подарки: женщинам красивые платки и посуду, а детям глиняные игрушки-свистульки. Через несколько лет, уже став взрослым, Иван тоже приезжал на ярмарки, но уже в качестве приказчика у местных торговцев. Работы у юноши было много: летом помогать отцу со скотиной, осенью уходить на сенокосы и ехать на торги, а зимой запасаться дровами и ходить на охоту. В очень большой цене была белка, чью шкуру скупали иногородние купцы. А мой прапрадед был знатным охотником и в сезон мог набить до полсотни белок!

Наступил 1899 год.

И 21-летний крестьянский парень из Чепанихи, Иван Шутов, был призван в российскую армию. Матрос «Варяга». Благодаря крепкому телосложению и отменному здоровью Шутов Иван Никифорович попал на флот. После обучения морским премудростям, Иван в 1901 году был приписан матросом на крейсер «Варяг» и вошел в состав оружейной прислуги. В 1903 году на крейсер приходит новый командир - 48-летний капитан I ранга Всеволод Федорович Руднев, который сменил капитана I ранга Бэра.

О Бэре Иван Шутов говорил: «Не человек, а зверь какой-то». Не было ни одного матроса, который за время службы под началом Бэра не познакомился бы с командирским кулаком. Руднев же был строг, но справедлив. После того года, когда командир сменил старпома и боцмана (они тоже были под стать капитану Бэру), команда поверила в своего командира.Служивые дни проходили похожие один на другой: вахта, приборка, прием пищи, отдых. Свободного времени оставалось очень мало, и еще меньше было развлечений. Но вот об одном Иван Никифорович вспоминал часто. Еще в августе 1901 года, когда крейсер готовился отплыть из Кронштадта в Порт-Артур, один матрос, прибыв из увольнения на берег, принес в бушлате маленькую, белую, пушистую собачку. В «честь» князя Кирилла матросы назвали ее Кирюшкой и в тайне от старпома и боцмана взяли с собой в поход. Кирюшка, благодаря своему веселому нраву, полюбился всей команде. В свободное от вахты время желающих поиграть с собачкой и даже подрессировать ее не было отбоя. Кирюша стал полноценным членом экипажа. Иван Шутов не забывал припасти для пса чего-нибудь вкусного из своего незатейливого пайка, чтобы порадовать своего любимца.

В декабре 1903 года «Варяг» вышел в море, взяв курс на Чемульпо, и через несколько дней уже бросил якорь на внешнем рейде. Мой прадед говорил, как неспокойно было на душе в те дни. Предстояло выяснить, что собираются предпринять японцы, так как было получено известие, что японский флот вышел в море. На рейде Чемульпо было много судов: там стояли российский крейсер «Боярин», японский крейсер «Чиода» и много других, но особенно Ивану Шутову запомнился французский крейсер «Паскаль», который позже сыграл важную роль в его судьбе. Матросы говорили о том, что японцы совсем обнаглели, но до войны дело не дойдет. Разве осмелятся самураи выступить против России? Какова Россия, а какова Япония!? Но обстановка была напряженная и тревожная: слишком воинственно и высокомерно вели себя японцы.

Прадед вспоминал, что офицеры между собой рассказывали, будто Руднев встречался на берегу с командиром японского крейсера, и японец заверил, что Япония и ее император всегда дружественно относятся к России. В конце декабря 1903 года «Варяг» возвратился в Порт-Артур. Экипаж готовился встречать новый, 1904 год: подготовили небольшой концерт для команды, Иван должен был петь с двумя другими матросами, купили елку, которую собирались поставить в кают-компании. Но отпраздновать новый год в Порт-Артуре вместе с эскадрой команде было не суждено. По приказу вице-адмирала Старка «Варягу» предписывалось отправиться вместе с канонерской лодкой «Кореец» в Чемульпо. 29 декабря «Варяг» прибыл в гавань. Новый год встречали в одиночестве, без эскадры, веселье было омрачено. Чтобы хоть как-то создать праздничную атмосферу, был приготовлен праздничный ужин и проведен концерт.

Он состоял в основном из песен, для исполнения которых матросы объединялись в дуэты и группы по месту жительства. И до утра сотрясали палубу песни и танцы рязанских, смоленских, ярославских и других губерний. Но особенно много звучало украинских песен, потому что, по рассказам Ивана, очень много малороссов было на крейсере.

И никто не мог и предположить, что уже через 4 недели начнется война. 24 января стало известно о разрыве дипломатических отношений между Россией и Японией. Всем стало известно, что войны не миновать.

Весь день 26 января «Варяг» и «Кореец» простояли под дулами японских кораблей, которые заставляли сдаться русских моряков. Но на «Варяге» и «Корейце» было принято решение прорываться с боем в Порт-Артур.

Шутов Иван упоминал, как вечером 26 января священник крейсера, однофамилец капитана, Михаил Руднев читал матросам вечернюю проповедь, которая произвела большое впечатление на молодого матроса и на всю команду. Иван не помнил дословно речь священника, но мне удалось в других источниках отыскать эту проповедь. «Не впадая в фальшь, достаточно считать мерзостью войну наступательную, ничем не вызванную, кроме тщеславия и корысти. Но война оборонительная, как право необходимой обороны, не противна была нравственному сознанию ни таких мудрецов, как Сократ, ни таких святых как преподобный Сергий. И закон, и Церковь признают это право бескорыстным.… И потому эта война может считаться святой и благословенной. Итак, православные, черная туча, давно облегавшая горизонт, разразилась грозой. Японцы, в надежде на своих европейских друзей, первые подняли на Россию вооруженную руку.
Мы не хотим войны, наш Царь миролюбивый употребил все усилия для ее отвращения. Язычники захотели воевать - да будет воля Божия».

В ночь перед боем прапрадед спал у орудия, не раздеваясь. К этому времени он был матросом II статьи и обслуживал шестидюймовое носовое орудие №1 на баке.

Наступило утро 27 января: молитва, завтрак, приборка. В 11 часов команда и оркестр встретились на шканцах. Командир объявил команде о начале военных действий и о решении пробиваться боем в Порт-Артур.Матрос рассказывал, что, конечно, было страшно, но все-таки была уверенность, что кораблям удастся прорваться сквозь японцев. Кроме того, мой прадед говорил, что в голове все время вертелись слова командира: «Помните, что у русских слова «сдаваться» нет!». И слова, сказанные непосредственно комендорам орудий: «Помните! Каждый снаряд должен нанести вред неприятелю!»

Начался бой.

Иван Шутов был на своем боевом месте, подавал снаряды к орудию. Он вспоминал, что комендоры, которые стреляли по японским крейсерам, кричали, что некоторые снаряды, выпущенные крейсером по противнику, не разрывались.

Во время боя не было возможности осмысливать этот странный факт. Ведь если снаряд не разрывается, то это обыкновенная болванка, которая делает пробоину и не наносит должного ущерба, как технической части корабля, так и живой силе.

Изучая различные источники по теме «Варяг», мне удалось наткнуться на интересную версию, которая, на мой взгляд, достаточно убедительно все объясняет. «…Кто-то из артиллерийского управления флота посчитал необходимым в снарядах для судов, направлявшихся через тропики на Дальний Восток, повысить процент влажности пироксилина. Предполагалось, что тропическая жара может привести к самовозгоранию пересушенной взрывчатки. Нормой влажности считалось 10-12% , а для «Варяга», второй Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского установили в 30%. Матросы «Варяга» грузили в артиллерийские погреба своего крейсера снаряды, не зная, что при попадании в противника сработает только пироксилиновая шашка запального стакана снарядной трубки, а пироксилин, помещенный в снарядном корпусе, не взорвется».Японцы стреляли шимозами, которые взрывались даже при соприкосновении с водой и плавили металл при касании с судном противника.

В бою Шутов находился на верхней палубе, на баке у носовой подачи. В середине боя японская шимоза разорвалась в непосредственной близости от орудийной обслуги. Командир орудия и несколько матросов осколками снаряда были убиты. Сам Иван был ранен в левую руку.

Мой прадед вспоминал: «Мы, оставшиеся в живых, продолжали вести огонь из своего орудия, пока наш корабль не повернулся к противнику другим бортом. Когда нам стрелять по врагу стало нельзя, я занялся переноской тяжелораненых на перевязку».

После затопления «Варяга», как известно, оставшаяся команда была эвакуирована несколькими иностранными кораблями: английским, итальянским и французским крейсером второго класса «Паскаль». Иван Шутов отчаянно не желал, чтобы его спасали французы, говорил, что не может простить им войны 1812 года. «Москву сожгли!» - говорил матрос. Но все же он был эвакуирован на французском крейсере. И на «Паскале» ему сразу же была сделана операция. Ее делали французский доктор Прегент и русский хирург М.Л. Банщиков.

После операции состояние не улучшилось, и вскоре прадед в числе 24 тяжело раненых был перевезен во французский госпиталь красного креста с японским персоналом в городе Мацуяма (Япония). Выздоровление проходило тяжело, рана оказалась тяжелой. К тому же сказывалась большая потеря крови. Воевавшие люди рассказывают, что у побежденных солдат и раны затягиваются в три раза медленнее, чем у победителей. Рука у Ивана зажила, но в части кисти до конца жизни не сгибалась.«После излечения мы, 22 русских матроса,- рассказывал прадед,- вернулись на Родину. На обратном пути побывали в Шанхае, Гонконге, Сайгоне, Сингапуре, Порт-Саиде, Марселе, Париже, Брюсселе, Берлине.

По возвращении в Петербург командир нашего корабля капитан I ранга В.Ф.Руднев вручил нам георгиевские кресты IV степени, а также серебряную медаль за бой «Варяга» и «Корейца».Так как у Ивана Никифоровича было ранение в руку, после которого он не мог сгибать кисть левой руки, дальнейшая служба для него закончилась. В 1906 году он был уволен из рядов военно-морского флота.

Бывший матрос.

После увольнения 28-летний Иван Шутов прибыл в свою родную деревню Чепаниха. Он был первым, кто рассказал односельчанам о русско-японской войне не понаслышке.Встречали героя всей деревней. Родители радовались, что пришел живой. Соседи рассматривали медали на груди Ивана, расспрашивали о японцах, о войне, о городах, в которых пришлось побывать матросу.

Поначалу трудно было, левая кисть не гнулась, беспокоила особенно по ночам. Но времени отдыхать и набираться сил не было. Иван приспособился и пахать, и сеять, и косить. На косе сделал специальное приспособление под левую руку, чтобы удобнее было во время сенокоса.

В 1910 году Иван Шутов женился на вдове Авдотье Назарьевне из его же деревни. Авдотья была скромной, красивой, работящей и честной женщиной. Судьба у нее была тяжелой. Лишившись мужа, она осталась с двумя дочерьми: Устиньей и Евдокией. Маленькая Устья была тяжело больна: у нее почти не двигались ноги. Иван же души не чаял в приемных дочерях и любил их как родных. Жили молодые душу в душу, и через пять лет было у молодой семьи еще три дочери: Лидия, Зоя и Александра.

Шло время, над страной проносились исторические бури: революция, гражданская война. Но крестьянин Иван Шутов призыву не подлежал и поэтому продолжал заниматься своим обычным делом: пахал землю, сеял хлеб, растил дочерей. К тому времени как советская власть прочно установилась в Чепанихе, у семьи Шутовых было справное хозяйство: добротный дом, амбар, многочисленные хозяйственные постройки. Из живности: куры, гуси, корова и даже своя лошадь.В 1931 году в Чепанихе создается колхоз, который в дальнейшем носил имя Сталина. И Шутовы одни из первых вступают в него. Наверное, нельзя сказать, что Иван с большой легкостью повел в колхоз своих корову и лошадь, ведь столько он выращивал и ухаживал за скотиной. Но делать было нечего. Как мы теперь понимаем, в ту пору это было единственное правильное решение.

Трудился Иван Никифорович в колхозе добросовестно. В разное время занимал значимые должности: был и звеньевым в бригаде хлеборобов, и заведовал летнее - полевым станом. Неоднократно Иван был награжден грамотами и ценными подарками за ударный и честный труд.

Всю жизнь Иван Шутов прожил в деревне Чепаниха, окруженный любовью и уважением, как со стороны родных, так и односельчан. На встречу с Иваном Никифоровичем приходили не только жители близ лежащих деревень, но и делегации со всей округи. В 1954 году, в честь 50-летнего юбилея боя «Варяга», Иван Никифорович был приглашен в город Ижевск, где делегации различных флотов буквально впитывали каждое слова старого матроса. Было о чем расспросить героя морским волкам.

Власти не забыли подвига Шутова и в том же 1954 году, в числе еще 30 матросов крейсера, наградили медалью «За отвагу». Особенно любил Иван Никифорович встречи с пионерами и школьниками. Он рассказывал им о службе, о героическом подвиге экипажа крейсера «Варяг», показывал старые фотокарточки. В семейном архиве хранится фотография, на которой герой изображен со своими внуками. Среди них и моя бабушка, его любимая внучка, Валентина.

Встречался Иван Никифорович и с выдающимися людьми: с героем Советского Союза Николаем Савельевичем Павловым, знаменитой летчицей, героем Советского Союза Ниной Захаровной Ульяненко.

Конечно, между Великой Отечественной и русско-японской войнами прошла целая эпоха, но герой всегда остается героем, и не важно, в каком временном отрезке он живет и чем занимается. Участие в Чемульпинском бою наложило неизгладимый отпечаток на дальнейшую судьбу моряка. Мой прапрадед прожил длинную, трудную и бурную жизнь, окруженный многочисленными потомками.Но впереди Ивана Никифоровича ожидало еще одно испытание. В сороковых годах при случайных обстоятельствах погибает жена Ивана, Авдотья Назарьевна. Трудно передать словами то, что чувствовал в тот момент мой прапрадед. Это была потеря не только близкого и любимого человека, но и задушевного друга…

К чести официальных властей Удмуртии герой «Варяга» не был предан забвению: его поздравляли с праздниками, днями рождения, приглашали на торжественные церемонии по случаю юбилейных дат. Он награждался ценными подарками и почетными грамотами, которые хранятся сейчас в городском музее.

В день 80-летия Ивана Никифоровича, в солнечном сентябре 1958 года, руководство республики организовало встречу двух героев русско-японской войны, двух друзей – Шутова Ивана Никифоровича и Александрова Сидора Григорьевича из соседнего Татарстана. Вот как писали об этом событии: «Продолжительные объятья. Позвякивание серебра наград. Иван Никифорович под одобрительный хохот окружающих спрашивает своего гостя: «Браток мой! У тебя, наверное, ужо дети взрослые... внуки, правнуки есть?..»

В деревне Чепаниха, в доме Ивана Никифоровича, почтенных стариков посадили за приготовленный гостевой стол, закрыли снаружи дверь от назойливых поздравляющих - пусть, мол, наговорятся, отдохнут с дороги.… Но не прошло и получаса, как дверь с грохотом открылась и на пороге в обнимку, в новых бескозырках появились виновники торжества и, дирижируя размашисто самим себе, полнолюдному двору, продолжили начатую за столом песню: «Врагу не сдается наш гордый «Варяг», Пощады никто не желает!».

Чепаниха в эти дни представляла собой палубу морского корабля с разными надстройками-домами, на которой звучали приветствия, вспо­минали песни и матросские «яблочки». «Именинники» форсили в новых тельняшках, получали памятные подарки. Журналисты разных «калибров и мастей» шуршали страницами своих блокнотов, меняли катушки пленок в своих «Репортерах».

А спустя пять лет в 1963 году, на 85-летнем юбилее Ивана Шутова были даже представители Военно-Морского Флота СССР, приезжали со своими стенографистками.

До последних дней своей жизни Иван Никифорович жил в своей родной Чепанихе, иногда приезжая погостить к дочерям в город Ижевск.

Старый матрос никогда не жаловался на боли и недомогания, хотя давняя рана и возраст давали о себе знать. В 1965 году здоровье Шутова Ивана Никифоровича резко ухудшилось, и он был отправлен на лечение в городскую больницу. К сожалению, врачи ничего не могли сделать, и 25 мая 1965 года в возрасте 86 лет герой легендарного крейсера «Варяг» скончался.

Похоронен Шутов Иван Никифорович был на Нагорном кладбище города Ижевска, со всеми подобающими почестями. На могиле моряка стоит памятник, поставленный в августе 2002 года в честь дня военно-морских сил России, у которого всегда возложены свежие цветы как дань памяти и уважения героическому подвигу Ивана Никифоровича.

Заключение.

Годы переоценок ценностей не прошли даром для нашего общества.
Под давлением умалчиваний и фальсификации в сознании целых поколений стиралась память о славных делах и помыслах тысяч людей Отечества. Сегодня к нам из забвения вновь возвращаются забытые имена, восстанавливается связь времен, объективно оценивается роль в истории страны различных личностей. И нам, поколению, которое только-только вступает во взрослую жизнь, тем более нельзя забывать, что люди учатся на ошибках, народы – на трагедиях, поколения – на историческом опыте своих предшественников. Французский историк Марк Блок писал, что «история – наука о людях во времени». Это мысль особенно близка тем, кто хотя бы раз пытался разглядеть вплетенные в историю судьбы людей.

Написав эту работу о Шутове Иване Никифоровиче, проработав массу архивных документов, монографий и фотоальбомов, я посмотрела на многие исторические процессы России глазами участника этих событий. Мне даже кажется, что я отчетливо представляю и сам Чемульпинский бой, и те чувства, которые испытывал мой предок. Теперь я с полной уверенностью могу сказать, что «никто не забыт и ничто не забыто» - это не просто слова, это так и есть на самом деле. Я не забыла тебя, прапрадед, я горжусь тобою и расскажу о тебе своим детям и внукам!


Автор: Кочеткова Екатерина, ученица 11б класса гимназии № 10 ЛИК г. Невинномысска
Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
Иван Шутов






За этот пост сказали спасибо: MussA
 
email

 Top

Страниц (6): « 1 2 3 4 [5] 6 »
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Военно-морской флот »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
игорь сивак, заградотряд


Карта сайта


_ндекс._етрика

Военно-исторический форум, история России, военная история