Военно-исторический форум Military. История России. Военная история. Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:

Warning: array_rand() [function.array-rand]: Second argument has to be between 1 and the number of elements in the array in /home/egorss/domains/istorya.pro/public_html/modules/gallery/template/widgets/portal_randfiles.php on line 28

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/egorss/domains/istorya.pro/public_html/modules/gallery/template/widgets/portal_randfiles.php on line 36



 Страниц (2): « 1 [2]   
> Атака Мертвецов и поручик Котлинских
Mart Пользователь
Отправлено: 13 февраля 2020 — 21:34
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 2065
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 17




Комплект документов, на сайте подборка:
Поиск архивных документов Документы О совецкой крепости

(Отредактировано автором: 13 февраля 2020 — 21:40)
-----
Он шел на Одессу, а вышел к Херсону...
Он карту читал со стаканом граненым...


 
email

 Top
> Похожие темы: Атака Мертвецов и поручик Котлинских

Уничтожение объектов экономики - верный путь к победе в войне?
Результатов в войне добиваются не только самолетами, танками и героическими штыковыми атаками...

Знак за участие в 75 штурмовых атаках?

Дама - подпоручик

Торпедная атака

Атака на "Вильгельм Густлофф".
Подвиг или военное преступление?

Mart Пользователь
Отправлено: 15 февраля 2020 — 08:21
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 2065
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 17




Юрий Гусаров "Первая мировая (Хр оника обороны крепости Осовец)&q uot;
...До сего времени автором этой работы было написано большое количество статей – более 250-ти и около 20 книг. Но все они, в основном касались проблем, сначала физической науки, затем – экономики, управления, маркетинга и рекламы. Почему же вдруг автора потянуло в сторону освещения чисто историографических проблем. Ответ на этот вопрос достаточно прост.

Дело в том, что в моей семье долгое время, сначала под половицей, а затем, начиная с шестидесятых годов прошлого века, открыто хранился небольшой архив документов периода Первой мировой войны и обороны Осовецкой крепости.

Сегодня в России все больше внимания начинает уделяться славным страницам нашего прошлого. В частности, в печати, на телевидении, в Интернете горячо обсуждаются события героической обороны крепости Осовец, и уже ставшей легендарной «Атаки мертвецов». В этой обороне с начала и до самого конца принимал участие мой прадед главный врач Осовецкого крепостного военного госпиталя № 1 Николай Александрович Федоров, и небольшой промежуток времени, несколько месяцев с начала 1915 г. и до ее эвакуации в тыл русской армии после ранения в голову, дочь Николая Александровича – сестра милосердия первого крепостного госпиталя Мария Николаевна Лопатникова (урожд. Федорова, моя родная бабушка по материнской линии, которая и рассказала мне про героическую оборону крепости). Неподалеку в Новогеоргиевской крепости в должности старшего врача Новогеоргиевской крепостной артиллерии проходил службу ее муж, мой дед – капитан Александр Андреевич Лопатников.

Так как в литературе достаточно много говориться непосредственно об обороне крепости Осовец, но недостаточно известно о конкретных ее участниках, то автор книги, в меру своих сил, попытался восполнить этот пробел. Кроме того, была сделана попытка определенной систематизации сведений, содержащихся в работах очевидцев событий обороны крепости Осовец и во многих более современных историографических источниках..
..
ИМХО К сожалению описание обороны крепости Осовец занимает весьма незначительную часть произведения. Еще большее недоумение вызывают "монархические" пассажи, например:
 цитата пишет:
...Интересным и заслуживающим внимания является следующий факт. Уже во время проведения интенсивных артиллерийских обстрелов, крепость Осовец в сентябре 1914 г. посетил Российский император Николай Александрович Романов. Он вел себя мужественно и исключительно достойно. На плацу перед церковью героическим защитникам крепости были вручены государственные награды....

Прикреплено изображение (Нажмите для увеличения)
В атаку среди газов. Обложка журнала «Родина», № 34, от 23-го августа 1915 г.

(Отредактировано автором: 15 февраля 2020 — 08:23)
-----
Он шел на Одессу, а вышел к Херсону...
Он карту читал со стаканом граненым...

 
email

 Top
Mart Пользователь
Отправлено: 16 февраля 2020 — 02:11
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 2065
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 17




Интересная статья. Рассмотрена история обороны крепости с неожиданной точки зрения: Истор ия пропаганды Константин Пахалюк Оборона крепости Осовец: генеал огия героического нарратива
...ошибочно считать, будто герои Первой мировой совсем неизвестны. В советское время в качестве выдающегося полководца был «санкционирован» А.А. Брусилов. В 1990–2000 годах благодаря энтузиазму общественности набор известных героических событий стал постепенно расширяться за счет сюжетов, сформированных либо дореволюционной пропагандой (казак Кузьма Крючков, сестра милосердия Римма Иванова, «женский батальон» М. Бочкаревой), либо белоэмигрантами (генералы М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, П.Н. Врангель, А.П. Кутепов и другие). Правда, все эти фамилии оставались известны относительно узкому кругу любителей истории. К началу юбилея на первый план вышла оборона крепости Осовец, известная преимущественно благодаря т.н. «атаке мертвецов» (неполная рота русских солдат, отравленная газами, обратила в бегство до 6000 немцев), которой стали посвящать статьи, материалы в блогах, стихи, песни и фильмы на центральном телевидении. Характер обращения к истории Осовца в медийном пространстве позволяет говорить о формировании мифа...
...Оперативное значение Осовца повысилось, поскольку он теперь прикрывал наши тыловые коммуникации. 24 июля (6 августа) германцы предприняли решительный штурм крепости. Причем противник предварил его мощнейшей газовой атакой (хлор и бром). Согласно отчету коменданта крепости, «батареи с баллонами удушливых газов им [противником. — К.А.] были расположены в 4 местах, в каждом по 5 батарей, а в каждой батарее по 20 баллонов. По показаниям пленных батареи скрытно были установлены приблизительно за 13 дней до 24 числа, и в этот промежуток они выжидали наиболее благоприятных атмосферных условий для сильнейшего действия отравляющего газа. Некоторые пленные показали, что всех баллонов было более 400» [51]. Газовая атака началась утром 24 июля, при этом германцы открыли артиллерийский огонь. Войска имели противогазовые марлевые повязки, однако они оказались неэффективны. По мнению Н.А. Бржозовского, сам гарнизон спасся благодаря тому, что утро выдалось сырым, а газу пришлось пройти над болотами и наполненным водой рвом. Однако потери оказались существенными. Как писал комендант, «газ, выпущенный из баллонов, темно-зеленоватой окраски, быстро направился вперед к крепости, расширяясь в стороны и вверх при быстром поступательном движении. Действие газового облака с одной стороны образовало завесу, скрывающую подступ противника, а с другой стороны смертельно отравляло все, над чем проходило. Распространение газов вперед, как оказывается, продолжалось до 25 верст, а вверх до 5-6 сажень <…> Под действием отравляющих газов первыми жертвами стали разведывательные партии и секреты, которые все и погибли; действие газов на окопы также надо признать смертельным, а в дальнейшем на расстоянии вглубь до 3-4 верст выходящим из строя. <…> из строя гарнизона крепости выбыло отравленных удушенных более 1600 человек» [52]. После применения газа немцы сначала отправили вперед разведчиков, а затем перешли в наступление силам 14 штурмовых групп. Однако оно провалилось. На одном участке германцы сами попали под воздействие газов, на другом были остановлены командой разведчиков, на третьем не сумели прорвать проволочные заграждения. Героизм проявили и оставшиеся в живых пулеметчики. Прорвавшиеся подразделения 18-го ландверного полка попали под контратаку трех наших рот, серьезно пострадавших от газовой атаки [53]. Особый героизм проявила 13-я рота подпоручика Котлинского, большая часть личного состава которой погибла от отравляющих газов, остальные солдаты были сильно ранены. При поддержке крепостной артиллерии наши солдаты бросились вперед, в штыковой атаке обратили противника в бегство, а затем выбили его из окопов Сосненской позиции, однако в ходе боя командир роты оказался смертельно ранен. За этот подвиг Котлинский был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Затем руководство ротой приняли подпоручик Стрежеминский и прапорщик Радке, которые закончили очищение занятых позиций от врага. Всего в плен было захвачено 25 человек. Проявила себя и 14-я рота прапорщика Тидебеля, которая восстановила положение на левом фланге Сосненской позиции и захватила 15 пленных. Штурм был отражен. Крепость была оставлена лишь 9 (22) августа ввиду общего отступления войск Северо-Западного фронта. События третьего штурма ныне в России известны как «атака мертвецов», пожалуй, именно они репрезентируют весь героизм гарнизона Осовца. А потому важно указать, что эти бои получили наименьшую известность в годы Первой мировой войны. Так, в вышеупомянутом очерке А.А. Носкова и обзоре «Нового времени» эти бои вообще отсутствуют. И это весьма неслучайно. В сводках штаба Верховного Главнокомандующего летом 1915 года Осовец упоминается лишь несколько раз, но большей частью как один из пунктов на линии фронта, где происходят бои преимущественно местного значения. События 24 июля (6 августа) представлены весьма кратко: «У Осовца неприятель 24 июля с рассветом, развив сильный огонь и выпустив большие облака ядовитых газов, начал штурм крепостных позиций и захватил укрепления у Сосни, но огнем и контратаками был отовсюду выбит» [54]. В дальнейшем крепость вовсе не пропадает из поля зрения: сообщается об артиллерийских боях около нее. Несомненно, что в поле зрения был не столько сам Осовец, сколько вся драматическая ситуация на Северо-Западном фронте, который в это время попал в тяжелое положение. Немаловажно и другое: 5 (18) августа противник захватил Ковно, а 7 (20) августа пала другая крупная крепость Новогеоргиевск. Эти два события серьезным образом сказались на положении русских армий, более того, в глазах обывателей потеря крепостей имела куда более значимый вес, нежели оставление неизвестных укреплений и ничего не значащих деревень. Военный обозреватель Н. Николаев следующим образом отреагировал на сообщение о газовой атаке: «Заслуживает внимания возобновление действий у Осовца. 24-го июля мы отбили здесь атаки неприятеля, но надо ожидать их возобновления и притом с еще большим упорством. Немцы спешат осуществить свои удары на наши коммуникации, зная, что чрез несколько дней, после подхода сюда наших войск с передового театра, их попытки будут окончательно отражены» [55]. Через два дня тот же автор заметил: «На Нареве, вследствие изменения обстановки, центр тяжести неприятельских атак переместился на Ломжинское направление и даже в районе крепости Осовца» [56]. Уже в дальнейшем значение Осовца вырисовалось у Н. Николаева более четко: оно заключалось в прикрытии фланга наших войск у р. Нарева, с тем чтобы дать им возможность отойти [57]. А потому, когда уже 9 (22) августа был оставлен Осовец, пресса старалась реабилитировать этот шаг, указав на то, что эти позиции нельзя было больше оборонять. Для выполнения этой задачи акцент был сделан на том, что русские войска отошли из крепости по приказу в полном порядке ввиду изменившейся оперативной обстановки. Более того, более частыми стали ссылки на относительную слабость укреплений: «9 августа гарнизон крепости Осовца, согласно полученному распоряжению, присоединился к полевой армии. Укрепления, имевшие долговременный характер, при этом были взорваны, а материальная часть, главным же образом артиллерия, в предвидении оставления крепости, была заблаговременно вывезена. В течение года Осовец, вместе с соответствующими полевыми войсками, доблестно выполнял свою задачу по обороне наиболее доступного участка р. Бобра <…>. Как крепость Осовец не имел долговременного кругового обвода, а потому и не предназначался для самостоятельной обороны; его задачей было лишь придать устойчивость действующей на Бобре полевой армии. Ныне, в соответствии с общей обстановкой и отходом полевых войск отпала сама собой и названная задача Осовца, а с ней и цель сопротивления самой крепости» [58]...
...В рапорте Н.А. Бржозовского газовая атака и последующая контратака также представлены как один из героических эпизодов, причем его описание строится на основе типичной для публичной сферы схемы: мощная вражеская атака — частичный успех противника — контратака воодушевленных начальством солдат — итоговый успех и громадные потери противника. Тот факт, что события т.н. «атаки мертвецов» не привлекли большого внимания соотечественников, вовсе не говорит, что о них в принципе не писали. Речь идет о том, что способы обращения к этой теме не делают бои 23 июля (6 августа) чем-то особенно исключительным или уникальным. Использование химического оружия — новшество мировой войны, которое естественно привлекает внимание медиа. Например, 4 сентября в «Русских ведомостях» выходит статья уполномоченного РОКК П. Корхова, в которой он подробным образом описывает воздействие газов на растительность крепости (героические действия гарнизона не привлекли внимание автора) [62]. Для прессы того времени (как региональной, так и столичной) характерны материалы о различных героях. Именно к подобному типу статей можно отнести публикацию в «Псковской жизни» о подпоручике В.А. Котлинском (ныне — «центральный персонаж» атаки мертвецов) [63]. Завершая этот раздел, мы хотели бы подчеркнуть, что в медиа 1914–17 годов оборона Осовца предстает именно как очередной подвиг, один из примеров героической работы русской армии, как крепость, выполнившая возложенные на нее задачи....
...Патриотический подъем накануне и во время Великой Отечественной войны привел к возвращению ряда героических страниц прошедших эпох. Среди тех, что были использованы советской пропагандой, мы находим Осовец, который становится живым опровержением тезиса о непобедимости германской армии, чье техническое превосходство разбивается о героизм и тактическое мастерство русских солдат. Первым был генерал М.С. Хозин, начальник Военной академии им. Фрунзе, который в газете «Правда» писал: «Выступив во всеоружии в первой мировой империалистической войне, германская армия не смогла добиться решительного успеха над плохо вооруженной в то время русской армией, а слабая русская крепость Осовец оказалась не по зубам хваленым германским “Бертам” — 42-сантиметровым гаубицам» [73]. Летом 1941 года политуправление Ленинградского фронта выпустило брошюру для политагитаторов известного тогда писателя А. Бармина «Как немцы разбили лоб о крепость Осовец». Это стало возвращением осовецкой истории в медийное пространство....
...Созданный по законам медийного жанра образ в целом слабо передает ту историю обороны, которая вырисовывается в научном дискурсе, в то время как значительная часть отдельно взятых фактов вовсе не противоречит научным представлением. Разница между медийным и научным изложением пролегает не по линии «недостоверно/достоверно» и вовсе не заключается в разнице взглядов (и Свечников, и Хмельков, и Воронов едины в том, что история обороны Осовца может быть написана как героический подвиг), а связана со способом организации разрозненных элементов в единую картину, т.е. укоренена в существующих дискурсах, предлагающих разное понимание, как дóлжно писать о героизме. Другими словами, и газовая атака, и серьезные обстрелы, и героизм поручика Котлинского — все это было и не вызывает сомнения. Но разве сворачивание всей истории обороны Осовца только к этим элементам может быть признано адекватным с научной точки зрения? Процесс создания мифа прекрасно описывается бартовской формулой: «Миф поступает в область языка как диалектическое соотношение действий и поступков людей — на выходе же из мифа он предстает как гармоническая картинка сущностей» [85]. Отметим, что задача журналиста заключалась в том, чтобы создать яркий образ героической обороны с тем, чтобы побудить власть и общество вспомнить о забытой странице отечественной истории. Созданный нарратив одновременно принадлежал и медийному пространству (с его стремлением к поиску неизведанного, яркого, интересного и простого для широкой публики), и патриотическому дискурсу, который в данном случае ориентирован на поиск примеров забытого героизма. История Осовца теперь призвана либо развлекать, либо утверждать патриотические чувства. Героический миф стал жить собственной жизнью по законам «обоих пространств» и одинаково удовлетворял их....
...В результате совместных государственных и общественных усилий Осовец начал закрепляться в пространстве коллективной памяти. Конечно, эта история по своей объективной значимости вряд ли способна конкурировать с Брусиловским прорывом, сражением под Бородино или Сталинградом, однако имеет все перспективы стать неотъемлемой частью коллективных представлений о Первой мировой войне, а также войти в символическое пространство отдельных регионов России (Псковской и Воронежской областей). В заключение хотелось бы подчеркнуть, что наша критика вовсе не направлена на то, чтобы лишить Осовец героических коннотаций. Мы не отрицаем героизм, проявленный защитниками, более того, высказываем сожаление, что известность получила лишь контратака 13-й роты, а не другие подвиги (например, героизм пулеметчиков, первыми попавших под еще не ослабшее газовое облако). Повторим, разница между научным и медийным осмыслением заключается именно в способе обращения с имеющимися фактами. Посредством работы таких дискурсивных практик, как акцентирование и локализация, был сформирован героический нарратив, и только он и может существовать в пространстве средств массовой информации. Тихое и спокойное восприятие героизма и боевой работы гарнизона во всей полноте и многообразии (как у М.С. Свечникова и В.В. Буняковского) оказалось невозможным: СМИ чествуют только то, что кажется уникальным и отличительным, считая сухую историю неинтересной. Стремление же сделать историю актуальной (насытить современными смыслами) приводит к ее мифологизации. Речь идет не столько о фальсификации, сколько о деформации исторической реальности, подчинении ее привнесенным извне идеям, тем самым история начинает выполнять социальные функции. Вместе с тем нарратив не стоит на месте, а благодаря многочисленным усилиям подвержен различным изменениям. При этом, когда патриотический сюжет, призванный актуализировать определенные идеалы, отдается во власть медиа, существует несколько угроз: одна связана с развитием мифа, когда он не обрастает новыми (вернее, почерпнутыми из научных книг и архивов) деталями, а начинает переходить к откровенным искажениям и требовать от подвига буквальной однозначности, большей уникальности и яркости (а потому критика нарратива может ошибочно восприниматься как отрицание героизма). Другая проблема состоит в том, что яркое событие легко может быть превращено в развлекательный контент и тем самым попасть в область профанного....
-----
Он шел на Одессу, а вышел к Херсону...
Он карту читал со стаканом граненым...
 
email

 Top
РоманРоманович пишет: Я уже посещал данный форум несколько лет назад, модераторы и аудитория в целом очень приятные, грамотные люди.
Зарегистрироваться!
Mart Пользователь
Отправлено: 17 февраля 2020 — 22:51
Post Id



подполковник





Сообщений всего: 2065
Дата рег-ции: 27.09.2016  
Откуда: Беларусь
Репутация: 17




Интересная статья о сегодняшнем состоянии туристического объекта:
визит в Крепость Осовец.
...Что можно увидеть за один день в Польше? Любой гид или просто бывалый турист, услышав такой вопрос, начнет долго и нудно перечислять исторические достопримечательности. Среди которых мы обязательно услышим: Королевский замок на Вавеле в Кракове, старый Гданьск — морские ворота Польши, может, нам даже предложат тур по рыцарским и шляхетским замкам. Но все эти удовольствия, предназначенные для более—менее состоятельных туристов, как правило рассчитаны на несколько дней, и исключают одно совершенно исключительное место… крепость Осовец. Старая крепость, построенная инженерами Российской Империи неподалеку от Аугустова, что в Польше, и по сию пору внушает трепет и уважение. Поэтому если у вас есть свободный денек, да желание, самое время навестить крепость — благо, от Вильнюса до фортификаций рукой подать.
Варшаву от Крепости Осовец отделяет 220 километров, почти три часа езды на автомобиле по трассе Е67....
...вот оно, здание музея, где можно найти гида, да и сам вход на территорию крепости неподалеку. Вот и первая неожиданность — территория крепости принадлежит польской армии. Первое правило туриста: желательно фотографировать только старые укрепления — никаких снимков современных зданий. Второе правило туриста в Осовце: можно гулять только в сопровождении гида, без гида дальше командно-пропускного пункта пройти не получится. Правило третье: если вы решили навестить крепость летом — нужно забыть о безрукавках и шортах. В подземных казематах холодно и влажно даже в жаркие месяцы, да так, что можно продрогнуть. Да и комары, которых в Осовце, расположенном на заболоченной территории, хоть отбавляй, спуску туристам не дают....
...Все приведенные выше правила я, конечно же, умудрился проигнорировать. Поэтому и продрог, и отдал дань комариному воинству, но все эти мелкие неприятности поблекли на фоне грандиозной драмы. Драмы, что развернулась здесь, на территории крепости, во время Первой мировой войны. Немецкие войска трижды штурмовали крепость, но гарнизон держался почти год. Шагаю по ухоженной тропинке — во время расцвета крепости то была дорога, по которой на передовые позиции перемещались войска, а в тыл несли раненых. Время стерло все следы ада, разверстого атакующими немцами над защитниками русской крепости. В памяти, словно сами собой, всплывают вошедшие в историю слова майора Спалека, напечатанные в польском журнале «Сапер и войсковой инженер»: «Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и стали». Неудивительно, что майору с трудом верилось в то, что крепость устоит. Ведь немцы привезли к Осовцу мощнейшую осадную артиллерию: «Большие Берты» и осадные мортиры «Шкода». Правда, после того, как русским артиллеристам удалось повредить или уничтожить две из «Больших Берт», немцы поспешили отвести остальные уцелевшие тяжелые орудия....
...«Забытый часовой»: В 1924 году европейские газеты писали о некоем русском солдате, обнаруженном польскими властями в крепости Осовец. При отступлении саперы направленными взрывами засыпали подземные склады крепости с амуницией и продовольствием. Когда польские офицеры спустились в подвалы, из темноты по-русски раздалось: «Стой! Кто идет?» Незнакомец оказался русским. Часовой согласился сдать пост только тогда, когда услышал, что той страны, которой он служил, уже давно нет. Все долгие годы замурованный рухнувшими из за взрыва стенами коридоров воин питался тушенкой и сгущенкой, потеряв счёт времени и приспособившись к существованию в темноте. Вскоре после того, как его вывели, солдат потерял зрение от солнечного света. Польские власти любезно передали солдата советским властям. О дальнейшей судьбе легендарного «вечного часового» исторические источники молчат.
Иду след вслед за гидом, и вот уже нас поглотила тьма коридора, ведущего к одному из казематов. Когда-то все тоннели были освещены, но время и мародеры не оставили от оборудования и следа, так что и проводник пан Мирослав, и я включаем фонарики. Становится прохладно, на сводчатых потолках блестят капельки влаги, а тьма сгущается. Пан Мирослав внезапно останавливается… оказывается, с этим туннелем, прозванным туннелем Смерти, связана легенда:
— Да, вот же здесь солдаты нашли тело своего капитана. Офицер влюбился в местную красотку, а та ему отказала, вот он и выстрелил себе в висок — хрипит Мирослав — в дрожащем луче фонарика гида тени на стене тоннеля приобретают самые невероятные очертания. На мгновение мне кажется, что вот он — капитан, кусая тонкие губы, подносит револьвер к виску — выстрел! Гул выстрела и шум встревоженных голосов нижних чинов… Но стоило крепко зажмуриться и наваждение прошло, лишь тени на стене продолжали кривляться в свете фонарика. Поворот, еще поворот, и туннель Смерти остался позади. Здравствуй, солнышко, и прощай, гид снова ведет меня во тьму очередного каземата. Шаг за шагом, все дальше и дальше мы углубляемся в недра каземата, луч фонарика выхватывает из вечной тьмы помещения: здесь солдаты спали, тут был арсенал, вон там — пороховой магазин. Вдруг пол коридора уходит у меня из под ног, зазевался и не заметил, что пол круто уходит вниз. К счастью, пан Мирослав успевает меня поддержать. Вот еще одно правило туриста в Осовце: внимательно смотреть под ноги, а не только по сторонам. Видимо, посчитав, что пациент созрел, проводник предлагает выключить фонарики, и в кромешной тьме, моментально нас поглотившей, я слышу еще одну легенду. Легенду о кровожадном призраке «Черной Даме» в крепости Осовец. «Черная Дама» из Осовца родилась на свет совсем не из-за несчастной любви романтический настроенной девушки к солдату или офицеру. Война родила призрака. Отчаявшись взять крепость приступом, немецкое командование решило выбить русских при помощи отравляющих веществ. И вот… темно-зеленый туман смеси хлора с бромом стеной потек на русские позиции и накрыл их. Солдаты, у которых не было противогазов, а таких, к сожалению, было большинство, погибли....
...Их товарищи из других рот, хороня погибших, сложили легенду о «Черной Даме», что, появляясь из тумана, жестоко расправлялась с каждым защитником крепости. Кровожадный дух, как говорят местные жители, до сих пор время от времени бродит по подземным коридорам и казематам крепости, и горе тому, кто волей судьбы попадется ей на пути.
Еще десять минут, и мы снова на поверхности — выходим у одного из артиллерийских капониров. Как знать, может, именно отсюда русские артиллеристы накрыли залпом изготовившиеся к стрельбе «Большие Берты». Идем к казармам, здания прекрасно сохранились. Практически невозможно отделаться от ощущения, что вот-вот отворятся двери, на плац выбегут и начнут строится солдаты под надзором строгих офицеров. Время моего визита в крепость подходит к концу, и мы с паном Мирославом шагаем к пропускному пункту. Четыре часа пролетели незаметно, за плечами остались казематы крепости и множество ярких воспоминаний… и еще одна нерассказанная история....
...После химической атаки немцы пошли на штурм: 14 батальонов — не менее 7 тысяч пехотинцев. Когда немецкая пехота подошла к укреплениям крепости, им навстречу поднялись уцелевшие защитники первой линии — чуть больше 60 человек. Контратакующие выглядели страшно: с изувеченными газовыми ожогами лицами, замотанными в тряпки, сотрясаясь от жуткого кашля, выплёвывая куски лёгких на окровавленные гимнастёрки. Фактически, в последний бой поднялись люди, которые уже были мертвы. Неожиданная атака и вид атакующих насмерть перепугали немецких солдат, обратившихся в паническое бегство....
...На пропускном пункте прощаюсь с Мирославом, жмем друг другу руки и обещаем встретиться здесь, в крепости, снова пройти по ее казематам и укреплениям. Ну, а пока время не ждет, надо возвращаться в Варшаву. Усаживаюсь поудобнее в автомобиль, поворот ключа и снова в путь. Мрачные форты крепости постепенно тают в зеркале заднего вида. Прощай, крепость Осовец....
-----
Он шел на Одессу, а вышел к Херсону...
Он карту читал со стаканом граненым...




 
email

 Top

Страниц (2): « 1 [2]
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Военная история"">Военная история »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
військова підготовка підручник, герои артиллеристы вов


Карта сайта


_ндекс._етрика

Военно-исторический форум, история России, военная история