Военно-исторический форум   Military.  История России. Военная история.  Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Блоги  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Командир немецкой подводной лодки U-124 с офицерами на мостике во время возвращения в Лорьян после седьмого боевого похода
Командир немецкой подводной лодки U-124 с офицерами на мостике во время возвращения в Лорьян после седьмого боевого похода

Загрузил egor
(19-11-2014 16:45:07)
Танк B1-bis
Танк B1-bis

Загрузил foma
(03-01-2015 17:28:13)
Пехотный танк Черчилль
Пехотный танк Черчилль

Загрузил foma
(05-03-2015 18:23:45)
"Грачи" прилетели!
"Грачи" прилетели!

Загрузил Волк
(01-10-2015 12:35:26)


 Страниц (1): [1]   
> Война во сне и наяву , То, что невозможно забыть
Рона Пользователь
Отправлено: 23 августа 2012 — 11:21
Post Id



майор





Сообщений всего: 1468
Дата рег-ции: 29.09.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 7




Я хочу выложить здесь краткие истории - воспоминания участников или свидетелей боевых действий. Те моменты из их жизни, которыми они поделились и которые впечатлили.
Многих уже нет в живых...
Я прошу форумчан отнестись к памяти воинов с пониманием, по-Человечески, не глумиться над их болью, не смеяться над их повествованием.
Буду благодарна, если и вы выложите истории, о которых хотели, чтобы узнали другие.

**************
Глаза медленно привыкали к дневному свету после сумрака подземелья. Первым, что удалось разглядеть, была большая загорелая голень и стопа в черной резиновой галоше.
Дальнейшее произошло в одно мгновение. Саня увидел, как в колодец - прямо ему на голову - полетела граната. Он инстинктивно уклонился от падающего металла, прижавшись к стенке. Не дожидаясь автоматной очереди в упор, оттолкнувшись от стены, он подпрыгнул и ухватился за ногу в галоше. Водяной столб от взрыва чуть приподнял Саню и, опадая, сорвал его вместе с духом вниз и швырнул на дно глиняного стакана. С высоты пяти метров они рухнули на оглушенного, но живого Зулпукара, уже взбивавшего в пену холодную воду.
Полученный Саней удар по голове прикладом собственного автомата на короткое мгновение отключил его сознание. Очнувшись, он увидел только дрожащую пелену перед собой, его окружала мутно-желтая мокрая тишина, наполненная неистовыми движениями чужих тел. Зацепившись за что-то амуницией, он оказался зажатым головой вниз между Зулпукаром и хозяином колодца. Стараясь перевернуться на ноги, он молотил руками и ногами когда-то такую желанную холодную воду, которая сейчас была готова хлынуть в его разрывающиеся от отсутствия воздуха легкие. Когда ему уже казалось, что он так и останется торчать головой вниз в этом колодце, неожиданно сильный рывок за шиворот изменил его положение и он, уже практически потерявший сознание, оказался лицом к лицу с духом, стоявшим с пепельным лицом по шею в воде.
Из всех дырок Саниной головы вытекала вода. Силясь глотнуть воздуха, он открыл рот, и его вырвало прямо в лицо мертвого духа. Пытаясь разобраться в случившемся, Саня повернулся к товарищу. Разорванная щека Зулпукара сильно кровоточила, он учащенно дышал. На его немой вопрос Зулпукар поднял вверх из воды правую руку, сжимающую нож, когда-то добытый на проческе в городе.
Над их головой висело облако дикой смеси дыма, водяной и глиняной пыли. Запах взрывчатки был тошнотворен. Сквозь звуки капель, падающих со стенок колодца, доносился шум яростной перестрелки. Осмотрев и ощупав друг друга, они осознали, что два порванных осколками РДВэ, рассеченное лицо Зулпукара и страх утонуть в этом глиняном мешке - единственное, что осталось у них от знакомства с духом...
-----
Видя бой со стороны, каждый мнит себя стратегом!
 
email

 Top
> Похожие темы: Война во сне и наяву

Войну выиграл учитель
с какими показателями образования подшла Россия к двум мировым войнам

Гранаты не той системы...
"Брак для фронта" - война всё спишет?

Турции грозит судьба Израиля
Геополитика- это всегда война

Негры против рабства. Или все же за?
война Севера с Югом
neon Пользователь
Отправлено: 23 августа 2012 — 11:37
Post Id


майор





Сообщений всего: 1307
Дата рег-ции: 7.03.2012  
Репутация: 5




 Рона пишет:
воспоминания участников или свидетелей боевых действий.
Судя по тому что повествование идет от третьего лица это художественное произведение.
 
email

 Top
Рона Пользователь
Отправлено: 23 августа 2012 — 11:44
Post Id



майор





Сообщений всего: 1468
Дата рег-ции: 29.09.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 7




 neon пишет:
Судя по тому что повествование идет от третьего лица это художественное произведение.


Да, конечно. Есть письма из личной переписки, есть рассказы, сцеенарии к фильмам. Человеку очень трудно избавиться от подобных воспоминаний даже по прошествии многих лет. Я всегда предлагаю им излагать на бумаге все пережитое. Они пробуют. Сначала это бывают короткие воспоминания на 1-2 страницы. Проходит время, они переписывают свои воспоминания уже на нескольких страницах... Это очень действенный метод избавиться от негатива.
Не все публикуют свои воспоминания. А бывает, что рассказы экранизируются или преображаются в повести или романы.

(Отредактировано автором: 23 августа 2012 — 11:47)
-----
Видя бой со стороны, каждый мнит себя стратегом!

 
email

 Top
Арина пишет: Зашла на этот сайт случайно..Искала данные о своем погибшем дедушке.Думаю нашла то что нужно.. Интересный сайт
Зарегистрироваться!
Рона Пользователь
Отправлено: 23 августа 2012 — 16:59
Post Id



майор





Сообщений всего: 1468
Дата рег-ции: 29.09.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 7




...Когда рота остановилась на очередной короткий привал, было уже ясно, что таким табором двигаться на злополучную вершину нельзя. Дальше подъем шел по склону, который освещался луной. Ротный произвел перегруппировку перед последним рывком.
Почему ротный выбрал Кубика - знали все. Но почему Кубик взял в напарники его - уставшего, измученного молодого - никто так и не понял. Кубик слыл в роте отмороженным - молчал, порой обкуривался "в дым", бил без предупреждения, охотно идя на обострение отношений. Их в роте было трое земляков, призванных из Алтайского села. Под дембель из этой дружной компании алтайцев в живых остался только Кубик.
"Будешь идти след в след - "стоим - идем", стрижешь ушами, молодой?" Вот и весь инструктаж.
Солдат двигался автоматически, порой с запозданием реагируя на условные сигналы Кубика. Усталость брала свое, пара полученных "подач" от Кубика только усилила напряженку. Луна светила предательски ярко, камни на склоне, отполированные ветром и солнцем, блестели, создавая иллюзию прошедшего дождя.
Накопившаяся усталость убила остатки логики и страха в голове молодого. Восприняв поведение Кубика как знак отсутствия опасности, он, громко топая, оступаясь, взобрался на площадку и подошел к дембелю.
Кубик повернулся к нему всем телом, словно прикрывая его, растрепанного, от чьих-то нескромных глаз.
- Шнурки развязались, - голос Кубика был спокойным и слегка уставшим.
- Где? - не понял молодой.
- На правом ботинке, - уже жестко, но тише произнес Кубик. Присев на левое колено, Кубик, не меняя интонации, сказал: - Спокойно, censored. У меня за спиной духи. Там точка с ДШК. Мы для них, как в тире. Они прозевали нас, а мы их. Да не крути ты шарабаном, черт. Слушай сюда. Сейчас я встану и повернусь к ним. Ты из-за моей спины кинешь гранату, и сразу за тот камень, - Кубик слегка повел головой в сторону большого камня на краю площадки. Между ним и склоном была небольшая щель.
Кубик медленно встал, отряхивая колено.
- Шурави, бакшиш! - раздался крик, и они услышали, как что-то покатилось к ним со склона.
"Гранаты," - успел подумать молодой. Сильный толчок от Кубика кинул его на камень. Падая в щель лицом вниз, он на мгновение опередил одновременный взрыв нескольких гранат, накрывший всю площадку. Несколько тугих горячих ударов в спину и ноги заставили его инстинктивно вжаться в спасительную щель. Он слышал, как взорвалась ответная граната, брошенная Кубиком. Затем пространство вокруг него наполнилось упругими, теплыми струями воздуха. Что-то гулко хлопало, отскакивая от камней, повторяя, словно эхо, равномерный кашель духовского ДШК. Он почувствовал неожиданную слабость и с ужасом понял, что самым бесстыдным образом засыпает, не имея возможности и сил противостоять нахлынувшей на него мягкой, приятной беспомощности. Растекаясь по каменной щели, успел только подумать: "Я так и не кинул гранату..."

Это посвящение другу. К сожалению, я не знаю имени автора. Если кому-то знакомы эти строчки, напишите о нем.

(Отредактировано автором: 23 августа 2012 — 17:00)
-----
Видя бой со стороны, каждый мнит себя стратегом!

 
email

 Top
Рона Пользователь
Отправлено: 24 августа 2012 — 11:39
Post Id



майор





Сообщений всего: 1468
Дата рег-ции: 29.09.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 7




Из писем О. Граниной.
Двадцать лет я вижу эти страшные сны.

…И вот опять я на афганской земле. Невыносимая жара, разбитые дороги, пыль столбом. Кругом, выжженная от палящего солнца трава на холмах и сопках. Всю дорогу перед глазами всплывали воспоминания о первой командировке.
Куда бы мы не приезжали – Баглан, Мазари-Шариф или Джелалабад, нас не воспринимали всерьез или почти не обращали на нас внимание. Мы чувствовали свою бесполезность и никчемность там, где шла война. Мы выглядели глупо перед теми, кто проливал свою кровь, и понимали это. Кому это все нужно, чтобы кучка комсомольских активистов (наказанных за защиту собственного достоинства), ездила по воинским частям и поднимала боевой дух людей, которые каждую минуту находятся на грани жизни и смерти? Как можно было говорить об идеологии или вести пропагандистскую работу, об ответственности перед Родиной или интернациональном долге, с теми, кто каждый день ходит под пулями и смотрит смерти в глаза? Фальшивое никогда не бывает прочным.
Нашим воспитателем стала та действительность. Может там, на другой стороне, меня коробило бы и возмущало хамство, нецензурщина, похабничество. Там, но не здесь. Здесь это было в порядке вещей. Здесь шла война, которая сама по себе аморальна. На все происходящее - на жизнь военных, на раненных и убитых, на мужские слезы и секундные радости молодых ребят, на зверства и мародерства, я смотрела со стороны, как на самый жуткий фильм, который отключить было невозможно. То, что человек видит, зависит от того, на что он смотрит. А все увиденное мною было сплошным кошмаром. Я видела солдат и думала: «Они же совсем еще мальчишки! У себя дома они гоняли бы голубей, ходили на дискотеки, влюблялись в девчонок, поступали бы в учебные заведения. Здесь они становятся озверевшими моральными уродами, они дуреют от запаха человеческой крови в свои восемнадцать-двадцать лет! Зачем их прислали сюда?! Во имя чего?! Интернациональный долг. А кому мы должны и за что? Как легко быть добродетельным там, где никто и ничто этому не препятствует. Только, кто возместит долги матерям, чьи сыновья не вернутся с этой войны? »
В одной из частей в Баглане нам рассказали, что за два дня до нашего приезда в эту часть, ворвавшаяся в селение банда душманов собрала стариков, женщин и маленьких детей на крыше одного саманного дома и, обложив его соломой и ветками, подожгла. Люди стали кричать и звать на помощь. Когда подняли по тревоге солдат, и они бросились на помощь заживогорящим, то стали нарываться на растяжки заминированных участков и попали под шквальный огонь врага. Было очень много потерь со стороны советских военных, а мирные жители заживо сгорели в огне, никто не смог им помочь. Украдкой от командиров солдаты передали нам несколько фамилий и адресов погибших ребят. Они написали родителям записки с правдой о войне. Мы спрятали эти записки, чтобы провезти их обратно домой, а затем переслать адресатам.

**************
...В Джелалабаде во время импровизированного сбора в одной из частей раздался сигнал тревоги, рядом прогремели взрывы. Начался переполох, стрельба. Кто-то схватил меня за плечо и поволок к стоящему рядом грузовику. С чьей-то помощью я в мгновение оказалась в кузове. Я видела, как офицер схватил Амину сзади и, подняв над землей, швырнул в кузов грузовика, как мешок. Она упала на твердый предмет и вскрикнула от боли. Я зажмурилась, словно это был мой живот и моя боль. Грузовик рванул с места, но люди продолжали лезть через борт. Это были ребята из нашей группы и какие-то незнакомые люди.
Грузовик въехал в черную дыру. Мотор заглох, в кромешной тьме раздался грохот металлической глыбы. Мы оказались в каком-то бункере, словно заживо погребенные. Было очень холодно и сыро.
Амину трясло и тошнило, она тихо стонала от боли. От страха или жалости к себе по моим щекам градом потекли слезы. Мне тяжело было смотреть на страдания беременной женщины. Мне было жалко себя: «Почему я во второй раз попадаю в эту преисподнюю? За что?! – кричал мой разум. - Что мы вообще здесь делаем?!»
Я пыталась как-то помочь Амине, растирая ее руки и плечи, держала ее голову.
- Оля, что теперь будет с моим ребенком? Разве он сможет после всего этого родиться нормальным и здоровым? Я ношу в себе будущее «пушечное мясо», а мне не дают его вынести! – тихо рыдала Амина.
Я не знала, что ответить ей. Я сама во второй раз отдавала «долг» Родине поездкой в Афганистан только за то, что осмелилась написать письмо в ЦК КПСС и лично Андропову с критикой на продажных партийцев. Но, я не понимала, какая государственная необходимость была в том, чтобы отправлять беременную женщину в командировку на войну, в самое ее пекло. Нет, я знала, что стоял за этим тот мерзкий ГэБэшник, добивавшийся взаимности Амины. Узнав, что она вышла замуж, он решил отомстить женщине таким изощренным методом, используя продажных руководителей комсомольской верхушки. Тридцать лет назад страна еще гордилась такими «героями».
Глядя на страдания Амины у меня самой тошнота усиливалась и сдавливала горло. Время, проведенное в бункере, было сплошным кошмаром для присутствующих. Стоны и рвотные позывы беременной женщины не могли вызывать положительных эмоций или оказывать успокаивающее действие. Когда боль отпустила и она уснула в моих объятиях, присутствующие молчали так, что тишина резала слух. Около двух часов мы провели в этом могильнике.
Все тот же грохот впустил к нам дневной свет, и мотор грузовика заурчал. Нас вывезли из дыры на «свежий» воздух из пыли, дыма, гари. На улице солдаты помогали медикам переносить на носилках раненых. Подъезжали машины, из которых также вытаскивали окровавленных и кантуженных людей. Пролетающие БТР поднимали столбы пыли, которая долго висела в воздухе, из-за отсутствия ветерка. Мы с Аминой пошли по направлению к Штабу части. На дороге валялся чей-то вещмешок. Я хотела поднять его, чтобы потом вернуть хозяину. Мимо проходили трое солдат. Я хотела спросить, но опережая мой вопрос, один из них, с переброшенным на голом торсе автоматом, сказал:
- Оставь, сестра, его потом заберут. Он теперь не нужен. Хозяина убили.
Это было сказано так обыденно, что внутри все похолодело. Разве можно привыкнуть к смерти, чтобы так просто говорить о ней? Это всегда несправедливо и больно, когда умирают молодые люди, потому что мир нуждается в них больше, чем небо.
Мне уже самой не хотелось жить. Не хотелось видеть и помнить этот кошмар. Не хотелось возвращаться в страну, которая не любит свой народ. Я ненавидела правительство, которое отправляло воевать молоденьких мальчишек, ненавидела строй, сделавший из людей идеологических рабов, ненавидела людей в форме, отдающих приказы, ненавидела всех, себя и Амину. Я не хотела, чтобы рождались дети! Чтобы они увидели этот мир, полный жестокости и несправедливости. У меня было истерическое состояние.
Мы дошли до медсанчасти. Там медики осмотрели Амину, смыли с ее лица запекшуюся кровь, осмотрели голову и живот, порекомендовали полежать пару часов. Ее положили на носилки рядом с мальчиком, который потирая рукой бедро, стонал, плакал и звал свою маму, иногда матерился… Амина провалилась в глубокий сон и не слышала больше ни стонов, ни плача, ни криков. Я просидела рядом с медсестрами и санитарками, помогая им накручивать бинты и сворачивать тампоны. Когда привезли раненных я помогала, чем могла.
Меня попросили несколько горшков в "реанимацию". Это была палата, где лежали тяжелораненные. У одной из кушеток я задержалась и непроизвольно всмотрелась в лицо мужчины. Он лежал с закрытыми глазами, грудь была перебинтована. Я узнала в нем мужа Амины. Это случайность, которая происходит одна на тысячу. Они лежали всей семьей в одном месте, военный муж, проштрафившаяся за свою верность жена и их не родившийся ребенок. Ноги сами вывели меня из госпиталя. Я пробрела несколько метров и упала на пыльную землю, не в силах справиться с болью внутри.
Спустя некоторое время, дергая за плечо, меня вернул к реальности молодой русский паренек. Его отправили сообщить, что Амина проснулась и нам можно уйти. Я боялась встретиться с Аминой. Я не знала, как поступить, сказать о муже или добить ее здесь же. Это спустя много лет, узнав о том случае, муж Амины выразит мне слова благодарности за мою рассудительность, которуя я сама называла предательством по отношению к подруге.
Мы отправилась на поиски своих коллег. В одноэтажном здании Штаба, из четырех комнат и коридора, мы заглянули в первую дверь. Дежурный объяснил, где расположилась наша группа. До утра следующего дня мы просидели в кабинете замполита Штаба в полной темноте, так как не было электричества. Нас там же покормили. Спали мы, сидя за столом. С восходом солнца в составе колонны грузовиков, упакованных убитыми, в сопровождении двух БТР и танка, на своем кряхтящем РАФе мы двинулись в сторону Кабула. Амину посадили ближе к двери, чтобы она могла на ходу разрешать свои проблемы.

***********
-----
Видя бой со стороны, каждый мнит себя стратегом!


 
email

 Top

Страниц (1): [1]
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Военная история »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
русский бой на мечах, история: наука или вымысел 13


Карта сайта


џндекс.Њетрика

Военно-исторический форум, история России, военная история