Военно-исторический форум   Military.  История России. Военная история.  Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Блоги  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Немецкая 150-мм САУ «Хуммель»
Немецкая 150-мм САУ «Хуммель»

Загрузил egor
(19-11-2014 16:29:34)
MAC-10
MAC-10

Загрузил egor
(19-11-2014 18:05:43)
Финские солдаты  с захваченным  знаменем  РККА.
Финские солдаты с захваченным знаменем РККА.

Загрузил МАГАЗИНЕР
(18-02-2015 17:50:03)
Бомбардировщик Ту-160
Бомбардировщик Ту-160

Загрузил egor
(27-02-2015 14:49:15)


 Страниц (11): В начало « 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 » В конец    
> Резуны и иже с ними , Продолжение
mischuta69 Пользователь
Отправлено: 16 марта 2011 — 21:57
Post Id



полковник





Сообщений всего: 5555
Дата рег-ции: 1.09.2010  
Откуда: Московская область
Репутация: 18




 oleg_k111 пишет:
Либо готовились к нападению, либо к обороне.

А что это по-Вашему?Оборона , значит надо зарыться в землю.А если стоять в сторонке , ожидая удара со стороны и при его наличии ответить ударом на удар?
Это нападение или наступление?
(Добавление)
 oleg_k111 пишет:
Я не совсем понял. Если в планах ничего не говорилось о действиях по отражению немецкого наступления, то что в них говорилось?
По методу исключения: о наступательных действиях РККА . Если конечно верить Грецову. Так что в принципе (опуская детали), Грецов подтверждает "концепцию Резуна".
Либо готовились к нападению, либо к обороне

Вы на год ВИЖа посмотрите-1965.Кто тогда писал правду?Важен сам факт наличия пакета , где все дальнейшие , после его вскрытия , действия расписаны по минутам.И такой пакет был в каждой части.
 
email

 Top
oleg_k111 Пользователь
Отправлено: 17 марта 2011 — 12:51
Post Id


майор





Сообщений всего: 1455
Дата рег-ции: 28.02.2011  
Откуда: Петербург
Репутация: 6




 T72 пишет:

Буду ждать.
Но если есть возможность, просто укажите источник. Я попробую сам почитать, может найду!

Начну с начала.
Вы приводили аргументы о том, что:
1) Советское руководство не хотело первым начинать войну
2) Сталин считал РККА слабой и не верил в её способность вести наступательную войну против Германии
Я приводил Вам контрдоводы, но не написал конкретные цитаты.
Восполняю этот пробел и доказываю, что СССР не стремился к миру, а готовился к наступательной войне (пока политическими аргументами).

Калинин (20.05.41)
"Большевики - не пацифисты... они всегда стояли, стоят и будут стоять за справедливые,
революционные, национально-освободительные войны. Пока социализм не победит
во всём мире или, по крайней мере, в главнейших капиталистических странах, до тех пор неизбежны... войны".

Сталин (01.10.38)
"...бывают случаи, когда большевики сами будут нападать: если война справедливая, если обстановка подходящая, если условия благоприятствуют. Они вовсе не против наступления, не против всякой войны. То, что мы кричим об обороне - это вуаль, вуаль. Все государства маскируются."

Сталин (07.09.39)
"...война идёт между двумя группами капиталистических стран за передел мира,
за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и
ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии будет расшатано положение
богатейших капиталистических стран. Гитлер, сам этого не понимая и не желая,
подрывает капиталистическую систему...(Чем не "ледокол?" - мой комм.)
Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше
разодрались. Пакт о ненападении в некоторой степени помогает Германии.
Следующий момент - подталкивать другую сторону."

Сталин (09.09.40)
"Мы расширяем фронт социалистического строительства, это благоприятно для человечества, ведь счастливыми себя считают литовцы, западные белорусы, бессарабцы, которых
мы избавили от гнёта помещиков, капиталистов, полицейских и всякой другой сволочи".

Жданов (20.11.40)
"...политика советского государства заключается в том, чтобы в любое время расширять,
когда представится это возможным, позиции социализма. Из этой политики мы
исходили за истекший год, она дала ...расширение социалистичесих территорий
Совесткого Союза. Такова будет наша политика и впредь."


Кулик, в ответ заявку на 1941 г. железнодорожных войск в ГВИУ на 120000 мин:
" Мины - мощная штука, но это средство для слабых, для тех, кто обороняется, а
мы - сильные. Нам не так мины нужны, как средства разминирования." И выдал
120 штук.


Мехлис (14.05.40)
"нужно воспитывать нашу Красную Армию и весь пролетариат, чтобы все знали,
что всякая наша война, где бы она не происходила, является войной прогрессивной
и справедливой".

Мерецков (14.05.40)
" ...можно скзать, что наша армия готовится к нападению, и это нападение нам нужно для обороны. Это совершенно правильно... Исходя из политических условий, мы должны наступать, и правительство нам укажет, что нам нужно делать".


Болтин (25.06.40)
"Прежде всего надо воспитывать людей в понимании того, что Красная Армия
есть инструмент войны, а не инструмент мира. Надо воспитывать людей так,
что будущая война с любым капиталистическим государством будет войной справедливой, независимо от того, кто эту войну начал...Наш народ должен быть готов к тому, что, когда это будет выгодно, мы первыми пойдём воевать...Мы всегда будем делать так, как выгодно нашему делу".

Сталин (05.05.41)
"Мы до поры, до времени проводили линию на оборону - до тех пор, пока не
перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы.
А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для
современного боя, когда мы стали сильны - теперь надо перейти от обороны к
наступлению. Проводя оборону нашей страны,мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий".
(Добавление)
 mischuta69 пишет:

1 А что это по-Вашему?Оборона , значит надо зарыться в землю.А если стоять в сторонке , ожидая удара со стороны и при его наличии ответить ударом на удар?
Это нападение или наступление?
2 Вы на год ВИЖа посмотрите-1965.Кто тогда писал правду?Важен сам факт наличия пакета , где все дальнейшие , после его вскрытия , действия расписаны по минутам.И такой пакет был в каждой части.

1 Дело в том, что об этом лёгко говорить, но очень тяжело исполнить на практике.
Отдача инициативы противнику сама по себе - большая проблема.
Переход из обороны в наступление очень сложен.
Поэтому я считаю, что такой план маловероятен.
2 Ваш источник резко контрастирует с другими. Если Вы ему не верите - тогда зачем приводить из него цитаты?
С другой стороны я согласен, что правду об этом другие тогда не писали, например Жуков.

(Отредактировано автором: 17 марта 2011 — 16:44)

 
email

 Top
T72 Пользователь
Отправлено: 17 марта 2011 — 13:29
Post Id



лейтенант





Сообщений всего: 274
Дата рег-ции: 15.09.2010  
Откуда: Молдова
Репутация: 7




Цитаты интересные, но ...

Где тут сказано про нападение на Германию летом 41-го года (а именно первая половина июля, Резун настаивает именно на июле).

Но интересно другое, возьмем отрывок:
 oleg_k111 пишет:
Калинин (20.05.41)
"Большевики - не пацифисты... они всегда стояли, стоят и будут стоять за справедливые,
революционные, национально-освободительные войны. Пока социализм не победит
во всём мире или, по крайней мере, в главнейших капиталистических странах, до тех пор неизбежны... войны".

И продолжим цитату Калинина:
"...Если мы действительно хотим мира, — и не зыбкого, не кратковременного, не как момента войны, а прочного и надежного, — то для этого мы должны изо всех сил готовиться к войне. Мы должны готовиться не к такой войне, какая идет сейчас, — ведь это же не война, а игра в бирюльки, — а к такой войне, в которой капиталисты уже не остановятся ни перед какими, самыми дьявольскими средствами в борьбе за свое существование. Чтобы представить себе хотя бы приблизительное представление об этой войне, достаточно вспомнить, например, войну с Финляндией. Вот к какой войне мы должны готовиться..."
И тут сквозит то, что армия явно к войне не готова, по крайне мере сейчас. Все время руководство намекает на жуткий провал в Финляндии.

Далее...

Например, про мины разговор то идет совсем другой между Куликом и Стариновым.
"...В начале зимы 1940 года во дворе Второго дома НКО я столкнулся с Г. И. Куликом. Он недавно получил звание маршала и был в то время заместителем наркома обороны.
Кулик узнал меня:
— А-а-а... Сапер! Чего здесь?
Нельзя было упускать подвернувшийся случай.
— Работаю в ГВИУ, товарищ Маршал Советского Союза... Все о минах хлопочем. Хотел с Вами поговорить...
— Зайди...
В кабинете я напомнил заместителю наркома о случае на заминированной дороге в Финляндии.
— Вы тогда не дождались разминирования, товарищ маршал... Мины попортили всем много крови. А выходит, их недооценивают у нас и теперь!
Откинувшись в кресле, Кулик укоризненно покачал головой и, хитро улыбаясь, погрозил мне пальцем:
— Но! Но! Не в ту сторону гнешь, сапер! Мины твои нужны, никто не спорит. Да не так уж много их. нужно, как вы там у Хренова подсчитываете.
— Но, товарищ маршал...
— Ты погоди!.. Повторяю, не так много их нужно. И не такие сложные, как вы предлагаете. Ну, были у белофиннов сложные мины, факт. Так ведь и простые имелись? Зачем же непременно выдумывать что-то сложнее финских мин? Прямо говорю тебе, сапер: не выйдет у вас это дело. Мины — мощная штука, но это средство для слабых, для тех, кто обороняется. А мы — сильные. Нам не так мины нужны, как средства разминирования. Миноискатели давай, сапер, тралы давай!
— Товарищ маршал, но ведь самые сильные армии не могут всегда и всюду наступать. А в обороне мины — могучее средство! Годятся они и для прикрытия флангов наступающих частей. Для воздушных десантов — просто необходимы. А для партизан? В тылу врага мины уже не оборонительное, а наступательное оружие. Они — те же торпеды...
Кулик даже крякнул и замахал рукой:
— Но! Но! Лекцию читаешь! Ваша должность, вижу, заставляет крутить мозгами не в ту сторону... Не так назвали ваш отдел, как надо. Надо бы его, в соответствии с нашей военной доктриной, назвать отделом разграждения и разминирования. Тогда бы и вы думали иначе. А то затвердили: оборона, оборона... Хватит! Кстати, есть тут у меня идея пиротехнического минного трала, — да времени нет оформить. Вы вот возьмите и подумайте над этим. Больше будет пользы, чем с жалобами ходить.
Нахмурясь, Кулик нагнулся над столом, придвинул какие-то бумаги. Стало ясно — разговор окончен..."

Дата какая? Это разговор идет в ЯНВАРЕ 1940.
Вопрос стоит о прорыве Линии Манергейма.
Поэтому и нужны бли разграждения! Расчистка минных полей. Потому и дали так мало мин.
Тоже и с другими цитатами.
Вырваны они из контекста. Не согласны со мной?
С каждой цитатой отдельно разбираться нужно! Вникать!

Более того, читаем дальше...
"...Вместо установленных маршалом Куликом крохотных норм (2500 — 3000 противотанковых и 3000 — 4000 противопехотных мин на дивизию) были приняты наши расчетные нормы: 14 000 — 15 000 противотанковых и 18 000 — 20 000 противопехотных мин на дивизию. Исходя из этого, Красная Армия в целом должна была иметь уже к началу 1941 года 2 800 000 противотанковых и 4 000 000 противопехотных мин, 120 000 мин замедленного действия и 350 000 мин-сюрпризов..." (источник тот же - Старинов).

(Отредактировано автором: 17 марта 2011 — 13:31)

 
email icq

 Top
РоманРоманович пишет: Я уже посещал данный форум несколько лет назад, модераторы и аудитория в целом очень приятные, грамотные люди.
Зарегистрироваться!
oleg_k111 Пользователь
Отправлено: 17 марта 2011 — 14:33
Post Id


майор





Сообщений всего: 1455
Дата рег-ции: 28.02.2011  
Откуда: Петербург
Репутация: 6




 T72 пишет:
Цитаты интересные, но ...


Ну что ж, одну цитату (Кулика) Вы практически опровергли.

Продолжаю. перехожу с политических фактов к военному планированию.

С октября 1939 г. до июня 1941 г. были разработаны 5 вариантов плана действий РККА против Германии.
В январе 1941 г. в ГШ были проведены 2 оперативно-стратегических
игры на картах.
"Северный " вариант (2-6 января) - наступление РККА на северо-западном направлении - Восточная Пруссия.
"Южный" вариант (8-11 января) - наступление РККА на юго-западной направлении -
Южная Польша, Венгрия, Румыния.
Хотя в заданиях к играм отмечалось, что "западные" напали, никаких задач по отражению агрессии "восточные" не решали. Стороны были поставлены в известность, "западные" отброшены к границе, а на юго-западном направлении - даже к линии рек Висла и Дунаец, и с этих рубежей начиналась игра.

С февраля 1941 г. советские предприятия стали переводиться на режим военного
времени.
 
email

 Top
T72 Пользователь
Отправлено: 17 марта 2011 — 15:18
Post Id



лейтенант





Сообщений всего: 274
Дата рег-ции: 15.09.2010  
Откуда: Молдова
Репутация: 7




 oleg_k111 пишет:
С октября 1939 г. до июня 1941 г. были разработаны 5 вариантов плана действий РККА против Германии.
В январе 1941 г. в ГШ были проведены 2 оперативно-стратегических
игры на картах.
"Северный " вариант (2-6 января) - наступление РККА на северо-западном направлении - Восточная Пруссия.
"Южный" вариант (8-11 января) - наступление РККА на юго-западной направлении -
Южная Польша, Венгрия, Румыния.
Хотя в заданиях к играм отмечалось, что "западные" напали, никаких задач по отражению агрессии "восточные" не решали. Стороны были поставлены в известность, "западные" отброшены к границе, а на юго-западном направлении - даже к линии рек Висла и Дунаец, и с этих рубежей начиналась игра.

С февраля 1941 г. советские предприятия стали переводиться на режим военного
времени.


Если привесести цитаты полностью и разобрать их, то ... Ну да бог с ними.


Очень интересно откуда данные про игры? Может есть первоисточник, не пересказы, а реальные документы?
(Добавление)
 oleg_k111 пишет:
Мерецков (14.05.40)
" ...можно скзать, что наша армия готовится к нападению, и это нападение нам нужно для обороны. Это совершенно правильно... Исходя из политических условий, мы должны наступать, и правительство нам укажет, что нам нужно делать".

Вы не могли бы указать источник этой цитаты.
Не могу найти всю речь целиком.
 
email icq

 Top
oleg_k111 Пользователь
Отправлено: 17 марта 2011 — 16:42
Post Id


майор





Сообщений всего: 1455
Дата рег-ции: 28.02.2011  
Откуда: Петербург
Репутация: 6




 T72 пишет:


1 Очень интересно откуда данные про игры? Может есть первоисточник, не пересказы, а реальные документы?


2 Вы не могли бы указать источник этой цитаты.
Не могу найти всю речь целиком.


1 В. Бешанов "Танковый погром 1941 г.", хотя я читал об этом и у других авторов.
Первоисточника, к сожалению нет.
2 Там же. Автор сначала приводит цитату Мехлиса из совещания по военной идеологии, с участием командиров и политруков РККА, а потом цитату Мерецкова (по видимому с того же совещания).

А ещё вот здесь: http://alkir.narod.ru/ssc/ref-liter/bobylev-95.html

(Отредактировано автором: 17 марта 2011 — 16:49)

 
email

 Top
T72 Пользователь
Отправлено: 17 марта 2011 — 17:05
Post Id



лейтенант





Сообщений всего: 274
Дата рег-ции: 15.09.2010  
Откуда: Молдова
Репутация: 7




 oleg_k111 пишет:
1 В. Бешанов "Танковый погром 1941 г.", хотя я читал об этом и у других авторов.
Первоисточника, к сожалению нет.
2 Там же. Автор сначала приводит цитату Мехлиса из совещания по военной идеологии, с участием командиров и политруков РККА, а потом цитату Мерецкова (по видимому с того же совещания).

А ещё вот здесь: http://alkir.narod.ru/ssc/ref-liter/bobylev-95.html


Увы, я не могу говорить об играх. Потому как Первоистоника нет, а то что приводится во вторичных источниках настолько разнится, что опираться на эти данные я не могу.

Что касаеться материалов идеологического совещания, то в речах я эту цитату Мерецкова я не нашел.
Зато нашел это:
"...Совещание по вопросам идеологической работы в армии и на флоте 13 мая 1940 г.
И. И. Проскуров заявил: "Как ни тяжело, но я прямо должен сказать, что такой разболтанности и низкого уровня дисциплины нет ни в одной армии, как у нас. (Голоса: Правильно!)"..."
 
email icq

 Top
Волкон Пользователь
Отправлено: 18 марта 2011 — 10:42
Post Id


полковник





Сообщений всего: 20545
Дата рег-ции: 29.01.2010  
Репутация: 51

[+]


 oleg_k111 пишет:
1 В. Бешанов "Танковый погром 1941 г.", хотя я читал об этом и у других авторов.
Первоисточника, к сожалению нет.

Есть ,это М.В. Захаров" Генеральный штаб в предвоенные годы." Об играх см.стр 364-384. У него же о разработках планов развёртывания , прикрытия и МП-40-41 годы . А также и о более ранних 37-38-39 годы.
А Бешанова только бешенный антисоветчик может воспринимать всерьёз...
 
email

 Top
T72 Пользователь
Отправлено: 18 марта 2011 — 11:00
Post Id



лейтенант





Сообщений всего: 274
Дата рег-ции: 15.09.2010  
Откуда: Молдова
Репутация: 7




 Волкон пишет:
Есть ,это М.В. Захаров" Генеральный штаб в предвоенные годы." Об играх см.стр 364-384.

К сожалению, и тут материала недостаточно. Посмотреть бы реальные документы. Или хотяб отчет об играх.
(Добавление)
Процетирую фрагмент целиком:

"...Для проверки основных положений плана обороны страны, отработки некоторых вопросов, связанных с действиями войск в начальный период войны, в январе 1941 года в Генеральном штабе с высшим командным составом проводились оперативно-стратегические игры. Они проходили под общим руководством Наркома обороны Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко и начальника Генерального штаба генерала армии К. А. Мерецкова. К руководству игрой привлекались заместители Наркома обороны Маршалы Советского Союза С. М. Буденный, Г. И. Кулик и Б. М. Шапошников, заместители начальника Генерального штаба генерал-лейтенанты Н. Ф. Ватутин и Ф. И. Голиков, помощник начальника Генерального штаба генерал-майор В. Д. Иванов, начальники родов войск и служб Наркомата обороны. Свыше 32 наиболее подготовленных офицеров и генералов Оперативного управления Генштаба вошли в состав штаба руководства. Кроме того, для технической работы привлекалось 55 человек. Таким образом, было создано что-то вроде импровизированной Ставки Верховного Главнокомандования.
Планы проведения игр были разработаны под руководством заместителя начальника Генерального штаба, начальника Оперативного управления генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина, его заместителя генерал-майора А. М. Василевского, начальников отделов Оперативного управления генерал-майора П. И. Кокорева и полковника В. В. Курасова.
В разработке важнейших составных частей плана игр (общая и частная обстановка действующих сторон) принимали участие сотрудники Генштаба полковники Н. П. Ковальчук, С. И. Гунеев, С. М. Енюков, подполковники А. А. Грызлов и С. И. Иванов. Материалы и расчеты по видам сил и родам войск представили: по ВВС — генерал-майоры П. П. Юсупов и Б. Л. Теплинский, полковник Е. С. Чалик; по морскому флоту — капитаны 2 ранга И. Голубев, В. И. Сумин; по вопросам тыла — полковник И. Н. Титов; по связи — полковник Д. Н. Абрамов; по автобронетанковым войскам — генерал-лейтенант Я. Н. Федоренко, генерал-майор И. С. Евтихеев, полковник А. И. Акимов; по инженерным вопросам — генерал-майор инженерных войск И. П. Галицкий, подполковник З. И. Колесников, бригадный инженер [239] И. А. Савин; от санитарных войск — военврач 1 ранга А. Н. Соколов.
При составлении планов игр в основу стратегической обстановки были положены предполагаемые события, которые могли развернуться на западной границе в случае нападения фашистской Германии на Советский Союз. При этом был учтен опыт последних действий немецко-фашистских войск в Европе. «Западные» (немцы) и их: союзники условно были нападающей стороной, а «восточные» (Красная Армия) — обороняющейся.
На играх Генеральный штаб планировал решить следующие учебные задачи: 1) разработать и усвоить основы современной оборонительной и наступательной операции; 2) дать практику высшему командному составу в организации и планировании фронтовой и армейской операции, в управлении войсками и организации взаимодействия основных родов войск и Военно-Морского Флота; 3) отработать вопросы: оборона государственной границы при нападении превосходящих сил врага; отход на подготовленный оборонительный рубеж; проведение частных операций с целью нанести поражение противнику в приграничном сражении; преодоление предполья; овладение укрепленными районами; прорыв оборонительного полевого рубежа противника; организация преследования и форсирования конно-механизированной армией реки, а также горных перевалов; 4) изучить Прибалтийский и Юго-Западный театры военных действий.
Обстановка, созданная для игр, изобиловала драматическими эпизодами для восточной стороны; она во многом была похожей на события, которые развернулись на наших границах в июне 1941 года после вероломного нападения немецко-фашистских войск на Советский Союз.
Не имея целью раскрывать весь ход игр и перипетии борьбы сторон, для чего потребовалось бы целое исследование, остановимся только на некоторых характерных их особенностях.
Так, согласно общей исходной обстановке по планируемой первой оперативно-стратегической игре «западные», упредив в развертывании «восточных», создали четыре фронта от Балтики до Черного моря (Северо-Восточный, Восточный, Юго-Восточный и Южный) и 15 июля 1941 года перешли в наступление двумя северными фронтами. Главный удар «западные» наносили двумя южными фронтами (160 дивизий) в полосе к югу от Бреста в направлении Владимир-Волынский, Тарнополь. [240]
Два фронта к северу от Бреста до Балтийского моря выставили в первом эшелоне 60 дивизий. Они, не дожидаясь полного сосредоточения всех сил, перешли в наступление с целью обеспечить действия соседних фронтов на главном направлении; нанося удары из районов Восточной Пруссии в направлении Риги и Двинска (Даугавпилс), а из районов Сувалки и Брест-Литовска на Барановичи, имели целью к 15 августа выйти на фронт Барановичи, Двинск, Рига.
Наступление сухопутных войск «западных» поддерживалось мощными воздушными силами. На приморском направлении войска взаимодействовали с флотом.
По обстановке войска Северо-Восточного фронта (в его составе находилось три армии) были остановлены на рубеже Осовец, Скидель, Лида, Каунас, Шяуляй сильным котрнаступлением «восточных», в котором участвовало 50 дивизий. Не сдержав натиска, соединения Северо-Восточного фронта начали отход на заранее подготовленный рубеж обороны с широко развитой системой укрепленных районов. Опираясь на него, фронт должен был до подхода резервов сдержать наступление «восточных», а затем (ориентировочно 10 августа) перейти в наступление и во взаимодействии с войсками соседнего фронта, а также морским флотом разгромить противника и к 5 сентября 1941 года овладеть ранее указанным рубежом.
В это время соседний фронт справа, тоже отошедший под давлением «восточных» на подготовленную полосу обороны на рубеже Влодава, Остров-Мазовецки, с подходом резервов (десять пехотных и две танковые дивизии) должен был перейти в наступление в прежнем направлении — Брест, Барановичи.
Соседи слева (союзники «западных»), встретив сильное сопротивление «восточных», вели безуспешные наступательные бои на линии государственной границы.
Командование Северо-Восточного фронта «западных» возглавлял генерал Г. К. Жуков — командующий войсками Киевского Особого военного округа. Начальником штаба фронта был генерал М. А. Пуркаев — начальник штаба этого же округа, начальником оперативного отдела — генерал Е. Г. Троценко — начальник штаба Забайкальского военного округа, заместителем начальника штаба фронта по тылу — генерал П. А. Ермолин — заместитель начальника Управления устройства тыла Генштаба, командующим ВВС фронта — генерал П. Ф. Жигарев — заместитель начальника Главного управления [241] ВВС, начальником штаба ВВС фронта — генерал А. А. Новиков — командующий ВВС Ленинградского военного округа. Командующий Северным флотом контрадмирал А. Г. Головко играл в должности командующего Балтийским флотом «западных».
Командующие Одесским (генерал Я. Т. Черевиченко), Ленинградским (генерал М. П. Кирпонос) округами и командующий Дальневосточным фронтом (генерал Г. М. Штерн) руководили соответственно действиями 10, 9 и 8-й армий; командующий Приволжским военным округом генерал В. Ф. Герасименко, начальник штаба Ленинградского военного округа генерал П. Г. Понеделин и начальник штаба Дальневосточного фронта генерал М. А. Кузнецов были соответственно назначены на должности начальников штабов этих армий. Начальник штаба Закавказского военного округа генерал Ф. И. Толбухин играл за командира армейского корпуса, а командующий 17-й армией генерал П. А. Курочкин — за командира механизированного корпуса.
Северо-Западный фронт «восточных», имея в своем составе пять армий, прикрывал Балтийское побережье. Его главные силы, успешно отразив наступление «западных», к 1 августа 1941 года отбросили их в исходное положение.
Справа действовал Северный фронт, успешно отражавший удары противника на Ленинград и готовившийся перейти в наступление с 5 августа; слева — Западный фронт (27 стрелковых, 4 танковые и 10 авиационных дивизий), имевший задачу обеспечивать операцию Северо-Западного фронта.
Балтийский флот вел борьбу с флотом «западных», воспрещая высадку десантов противника на побережье островов Эзель и Даго, совместно с авиацией действовал на коммуникациях врага, не допуская проникновения его флота в Финский, Ботнический и Рижский заливы.
Северо-Западный фронт «восточных» возглавлял командующий войсками Западного Особого военного округа генерал Д. Г. Павлов. Начальником штаба фронта был начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа генерал П. С. Кленов, начальником оперативного отдела — начальник штаба Западного Особого военного округа генерал В. Е. Климовских, командующим ВВС фронта — начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал П. В. Рычагов, а начальником штаба ВВС фронта — начальник штаба ВВС Красной Армии [242] генерал Д. Н. Никишев. Балтийским флотом в игре командовал заместитель начальника Главного военно-морского штаба — начальник Оперативного управления контр-адмирал В. А. Алафузов. Командующий Северо-Кавказским военным округом генерал Ф. И. Кузнецов, генерал-инспектор пехоты Красной Армии генерал А. К. Смирнов, командующие Закавказским военным округом генерал М. Г. Ефремов, Среднеазиатским военным округом генерал И. Р. Апанасенко и Забайкальским военным округом генерал И. С. Конев командовали соответственно 1, 14, 9, 19 и 27-й армиями, а командующий Уральским военным округом генерал Ф. А. Ершаков играл за командиров 25-го и 10-го механизированных корпусов. Командующие армиями генералы А. А. Тюрин, В. И. Морозов, В. И. Кузнецов, В. 3. Романовский и И. Н. Музыченко исполняли должности начальников штабов соответствующих армий, начальник штаба Среднеазиатского военного округа генерал М. И. Казаков выполнял обязанности командиров двух механизированных и кавалерийского корпусов. Командующими ВВС армий были генералы Т. Т. Хрюкин, Г. П. Кравченко и И. И. Конец.
Для подыгрывания восточной стороне была создана дублирующая особая группа, в которую вошли генерал И. В. Тюленев — командующий Северо-Западным фронтом, генерал М. М. Попов — начальник штаба фронта, генерал П. Г. Егоров — начальник оперативного отдела, генерал И. И. Проскуров — командующий ВВС. Соответственно командующими армиями фронта были назначены генералы С. А. Калинин, А. И. Еременко, В. Я. Качалов, Ф. Г. Ремизов, М. Ф. Лукин.
Согласно исходной обстановке и замыслу операций сторон второй проводимой игры «западные» и их союзники развертывали свои силы к югу от Люблина до Черного моря. Перейдя в наступление двумя фронтами, вначале Юго-Восточным, а затем Южным фронтом, в общем направлении на Проскуров, они должны были окружить и уничтожить львовско-тернопольскую группировку «восточных», а в последующем выйти на фронт Одесса, Хмельники, Шепетовка, река Случь.
Южный фронт (48 пехотных, 4 кавалерийские, 4 танковые, 2 механизированные дивизии и 2 мехбригады, 2475 танков и 2286 самолетов) силами 4, 6 и 5-й армий переходил в наступление на проскуровском направлении. Прорвав оборону «восточных» и отбросив их на север, его ударная группировка должна была к исходу 8 августа [243] выйти к Днестру и форсировать его на участке Могилев-Подольский, Хотип. Попытки 2-й армии форсировать реку Прут на фронте Хуши, Яссы успеха не имели; поэтому она занимала прежнее положение по реке Прут, от побережья до Ясс.
Фронт возглавлял командующий Прибалтийским Особым военным округом генерал Ф. И. Кузнецов, начальником штаба фронта был генерал П. С. Кленов, начальником оперативного отдела — начальник штаба Архангельского военного округа генерал П. Г. Егоров. Командующий Ленинградским военным округом генерал М. П. Кирпонос и командующий Забайкальским военным округом генерал И. С. Конев командовали соответственно 6-й и 5-й, а генералы М. М. Попов и В. И. Кузнецов — 2-й и 4-й армиями.
Юго-Восточный фронт «западных» в составе 3, 14, 16, 18 и 24-й армий (37 пехотных и 2 кавалерийские дивизии, 4 механизированные бригады, около 739 танков, 2170 самолетов), выполняя задачу по окружению и разгрому львовско-тернопольской группировки «восточных» (направление ударов см. схему 17), получил сильный контрудар «восточных» с рубежа Львов, Ковель. 14, 16 и 18-я армии, потеряв до 20 дивизий, к исходу 8 августа 1941 года отошли на заранее подготовленный рубеж по рекам Дунаец и Висла (по линии Тарнув, Демблин), а 3-я армия вела боевые действия на рубеже Жабье, Ужок вдоль границы.
Действиями Юго-Восточного фронта руководил генерал Д. Г. Павлов, начальником штаба фронта был генерал В. Е. Климовских. 3-й армией командовал генерал Ф. А. Ершаков, 14-й — генерал В. Я. Колпакчи (командующий Архангельским военным округом), 16-й — генерал М. Г. Ефремов (командующий Закавказского округа), 18-й — генерал М. П. Ковалев (инспектор пехоты Красной Армии) и 24-й армией — генерал В. Ф. Герасименко (командующий Приволжским военным округом).
Морские силы «западных», выйдя к исходу 8 августа из Средиземного моря, должны были к 10 августа преодолеть противодействие морских сил «восточных» и прорваться через Босфор в Черное море для того, чтобы захватить там господство и содействовать армиям Южного фронта на приморском направлении.
Юго-Западный фронт «восточных» (он действовал от Бреста до Черного моря) в составе 3, 25, 7, 9, 11, 13, [244] 15-й и конно-механизированной армий (81 стрелковая, 6 кавалерийских, 10 танковых и 4 механизированные дивизии, 12 отдельных танковых и 6 отдельных механизированных бригад, около 8840 танков, 5790 самолетов) осуществлял наступательную операцию.
На дрогобычском и каменец-подольском направлениях войска левого крыла фронта с трудом сдерживали крупные силы противника, перешедшие в наступление 10 августа.
За Юго-Западный фронт играли: командующий — генерал Г. К. Жуков, начальник штаба — генерал М. А. Пуркаев, начальник оперативного отдела — генерал М. А. Кузнецов, командующий военно-воздушными силами фронта — генерал П. В. Рычагов. Армиями соответственно командовали генералы И. В. Тюленев, А. И. Еременко, И. Н. Музыченко, Ф. Г. Ремизов, И. Р. Апанасенко, А. К. Смирнов, Я. Т. Черевиченко, П. А. Курочкин.
В тезисах по итогам первой игры (она проходила 2–6 января 1941 года) внимание ее участников обращалось на следующие положения.
В вооруженных столкновениях, происходивших до первой мировой войны и в ходе ее, боевые действия начинались обычно встречным сражением. В настоящее время границы крупных государств, особенно на важнейших направлениях, опоясаны железобетонными укреплениями. Но их можно обойти. Примером этому являются действия немецко-фашистской армии, которая, не считаясь с нейтралитетом Голландии и Бельгии, обошла с севера французскую линию Мажино. Однако на Карельском перешейке в 1939–1940 году этого сделать было невозможно: укрепления Финляндии пришлось прорывать. Поэтому войска должны учиться действовать в подобных условиях.
По замыслу первой оперативной игры наступательную операцию фронта, проводившуюся в условиях только что начавшейся войны, предусматривалось начинать с прорыва сильно укрепленных полос. Этим, как видно, отдавалась дань взглядам на наступательную операцию, изложенным в докладе Г. К. Жукова и заключительной речи наркома С. К. Тимошенко на совещании в декабре 1940 года.
«Восточные» (Северо-Западный фронт) перед началом прорыва обороны противника должны были частными операциями ликвидировать «западных». За время, [245] потребное для выполнения этих задач, необходимо было закончить перегруппировку сил, спланировать всю фронтовую операцию в целом, чтобы не допустить паузы между окончанием частных операций и началом главной, не дать противнику оправиться после поражения.
Командующий «западной» стороны (Северо-Восточный фронт) должен был принять решение, которое могло бы сводиться к следующему: остановить наступление противника на заранее подготовленных укрепленных рубежах, нанести ему поражение и, сосредоточив подходившие резервы, создать группировку войск, выгодную для наступления. Это предполагаемое решение и было принято командованием «западных».
По решению «западных» руководитель учений сделал следующие замечания.
Наносить контрудары перед укрепленными районами нецелесообразно и опасно; при неудачных действиях атакующих противник на плечах отходящих войск может ворваться в укрепленные районы. Следует стремиться нанести наибольший урон наступающему огневыми средствами, не допуская разгрома своих войск по частям перед укрепленными районами. Оставлять сувалкский выступ также нецелесообразно, лучше сохранить его за собой, чтобы в последующем одновременными ударами с выступа из района Бресг-Литовска на Барановичи изолировать всю основную группировку Северо-Западного фронта.
Разбирая действия «восточных», руководство игрой отметило следующее: решение нанести главный удар левым крылом фронта (19-й, 27-й армиями и подвижной группой) является, по существу, правильным, так как фронтальное наступление на сильно развитую систему долговременных укреплений врага не сулило быстрого и решительного успеха. Однако для выполнения этой задачи войскам, наносившим удар на главном направлении, необходимо иметь большее количество сил и подвижных средств, так как при осуществлении обходного маневра значительно увеличится протяженность фронта, что, в свою очередь, потребует надежного обеспечения внешнего заходящего фланга.
Оценивая действия военно-морских сил, руководство игрой отмечало, что флот «восточных» выделял недостаточное количество кораблей для уничтожения основных сил противника на море. Поэтому «западные», хотя и [246] понесли значительные потери, но все же сумели укрыть большую часть средств в базах.
Флот «западных», отказавшись от высадки десантов на побережье, занимался демонстрацией и предварительным развертыванием главных сил, а также выводом линкоров в открытое море. Эти ошибочные решения привели к бесцельным потерям 3 броненосцев, 8 эсминцев и 20 транспортов.
Играющие стороны не организовали четкого взаимодействия морских сил с сухопутными.
Таким образом, итоги первой игры показали, что оперативно-стратегический кругозор многих командиров высшего звена был далек от совершенства и требовал дальнейшего кропотливого и настойчивого труда в оттачивании искусства управления и вождения крупными соединениями, глубокого усвоения характера современных операций, их организации, планирования и последовательного осуществления на практике.
Вышеупомянутые тезисы подводили итоги и второй оперативно-стратегической игры, проходившей 8–11 января 1941 года.
На второй игре, так же как и на первой, отрабатывались следующие вопросы: преодоление предполья и овладение укрепленными районами, преследование противника, форсирование конно-механизированной армией крупных рек и преодоление горных районов, прорыв полевой обороны, отражение контрударов превосходящих сил врага, отход в сочетании с обороной на заранее подготовленные рубежи. Эта игра в отличие от первой, которая проходила в сравнительно небольшом лесисто-болотистом районе, имела более широкий пространственный размах и протекала в степной и горной местности с наличием большого количества водных преград.
С обеих сторон участвовали значительные силы. В составе Юго-Восточного и Южного фронтов «западные» имели 85 пехотных, 6 кавалерийских, 4 танковые, 2 механизированные дивизии, 6 механизированных бригад, 3214 танков, около 8 тыс. орудий, 4456 самолетов.
В составе Юго-Западного фронта «восточных» было: 81 стрелковая, 6 кавалерийских, 10 танковых и 4 механизированные дивизии, 12 отдельных танковых и 6 отдельных механизированных бригад, около 8840 танков, 9 тыс. орудий (без противотанковых) и около 5790 самолетов.
Командующий Юго-Западным фронтом генерал Г. К. Жуков, получив к исходу 8 августа вводную от руководства [247] проводимой игрой, должен был при оценке обстановки учитывать, что противник при примерном равенстве сил продолжал наступать на юге в направлении Проскурова и тем самым создавал угрозу глубокому тылу войск фронта.
Исходя из этого, он решил ликвидировать эту опасность, а также сорвать угрозу наступления противника на люблинско-львовском направлении и одновременно создать мощную группировку для того, чтобы нанести удар на главном направлении. Этот удар давал возможность расколоть общий фронт коалиции врага, изолировать силы основного противника от армии сателлитов, тп есть «юго-западных» и «южных».
Для решения последней задачи фронт имел сильные резервы (6 стрелковых дивизий, 2 кавалерийских и 2 механизированных корпуса). Проводя частные операции на крыльях фронта, эти резервы необходимо было сохранить во что бы то ни стало.
Места и задачи армий в замысле операции Юго-Западного фронта определялись следующим образом.
Прежде всего необходимо было уничтожить «южных», наступающих на Проскуров. Для решения этой задачи привлекались 13-я и 15-я армии. Они наносили концентрические удары глубиной 100–120 километров, окружали и уничтожали противника. От обеих армий требовалось решительное сосредоточение сил на направлении главного удара, так как они действовали на широком фронте (13-я армия — 300 км и 15-я армия — 540 км).
Одновременно с этим фронт должен был силами 9-й армии нанести короткий удар, чтобы ввести противника в заблуждение (скрыть направление своего главного удара).
Действия 9-й армии и всего фронта в целом обеспечивали 25-я и 7-я армии, которые прочной обороной прикрывали правое крыло фронта от возможных ударов варшавской группировки противника.
При разработке и в ходе первой и второй оперативно-стратегических игр (проводимых на фоне начального периода войны, в условиях нападения «западных» на «восточных») были допущены существенные недочеты.
Так, планом первой игры предусматривалось, что «восточные», сдержав натиск противника, при нанесении ответного удара сразу же на границе должны были преодолевать предполье и укрепленные полосы врага. Однако на новой государственной границе, образованной после [248] освободительного похода на Запад, советские войска не могли встретить подобных укреплений. Следовательно, созданная на игре обстановка не отвечала действительности, несколько переоценивала наши оборонительные возможности и, таким образом, не давала реального представления о характере боевых действий войск в начальный период войны.
Как видно, при разработке игры ее составители руководствовались лишь теми положениями, которые были высказаны на декабрьском совещании высшего командного состава в 1940 году.
Фронтовые объединения, созданные по игре, были тяжеловесными и трудно управляемыми. Для фронта наиболее приемлемы действия на одном, в крайнем случае на двух операционных направлениях. Действия же Юго-Западного фронта происходили на трех расходящихся, ярко выраженных самостоятельных направлениях. Каждое из них имело свои специфические особенности, так сказать — свой колорит. Поэтому по ходу событий на юге следовало образовать не одно, а два-три фронтовых управления, что впоследствии подтвердил и опыт Великой Отечественной войны.
Ход игры также выявил, что наше стратегическое руководство начало заметно тяготеть к юго-западному направлению, где, по его мнению, и в будущем следовало искать основные решения, связанные с планом обороны страны.
На военных играх недостаточно была учтена реальная обстановка, сложившаяся к январю 1941 года на нашей западной границе. Если бы она была принята во внимание, то, естественно, на играх следовало бы очень серьезно и творчески отработать вопросы прикрытия новой государственной границы с учетом того, что по другую ее сторону стоят боеспособные немецко-фашистские войска, и^ той возможной группировке, которая создавалась для ведения главных начальных операций войны. При этом необходимо было учитывать и незавершенность строительства наших пограничных укрепленных районов. Тогда не могло бы быть и речи о том, что разрешение проблем, связанных с прикрытием границы и сложным процессом мобилизации, развертыванием и сосредоточением войск по плану обороны страны, должно исходить только из опыта первой мировой войны. В новых условиях войны — войны моторов и разнообразной мощной боевой техники — требовались прежде всего высокая боевая [249] готовность войск, целая система хорошо отработанных способов и приемов для отражения массированного наступления крупных сил подвижных соединений при мощной поддержке авиации и артиллерии.
На играх были допущены просчеты и с созданием выгодного соотношения сторон — важным фактором в подготовке, ведении и успешном завершении любых операций. Перевес в силах по пехотным войскам как в первом, так и во втором случае оказался на стороне противника. В частности, в первой игре это обстоятельство позволило «западным» создать крупную группировку на своем левом фланге для нанесения удара в направлении Рига, Двинск, удачно решить эту задачу и выиграть операцию. Составители игры объясняли этот просчет следующим: при разработке задания они исходили из того, что наши дивизии якобы в полтора раза сильнее немецких, и поэтому при меньшем количестве соединений перевес в живой силе и технике был на их стороне. Таким образом, в Генштабе считали, что численного превосходства у противника не было. Такое предвзятое толкование этого важнейшего вопроса было осуждено как необоснованное.
Проведенные игры имели и положительные стороны. В разыгрываемых операциях широко использовались подвижные соединения и объединения, что свидетельствовало о коренном изменении взглядов на мехкорпуса, о которых в конце 1939 года Главный военный совет высказывался отрицательно. Великая Отечественная война ярко продемонстрировала жизненность механизированных и танковых корпусов и созданных на их основе танковых армий. Высший командный состав получил значительную практику в управлении крупными фронтовыми объединениями в сложных условиях маневренных действий начального периода войны на больших территориальных пространствах. Уже тогда становилось ясным, что в будущем фронтовые операции войдут составной частью в более крупные операции группы фронтов.
Новые явления в военном искусстве требовали от командного состава приобретения новых качеств, выработка которых была связана с упорным и настойчивым трудом, глубоким проникновением умов в область многообразных и сложных законов современной войны...."
 
email icq

 Top
oleg_k111 Пользователь
Отправлено: 18 марта 2011 — 11:34
Post Id


майор





Сообщений всего: 1455
Дата рег-ции: 28.02.2011  
Откуда: Петербург
Репутация: 6




 T72 пишет:

Почитайте статью Бобылёва, на которую я дал ссылку. Он более информирован, так как работает в МО РФ, и видел секретные документы.

(Отредактировано автором: 18 марта 2011 — 11:35)

 
email

 Top
T72 Пользователь
Отправлено: 18 марта 2011 — 12:09
Post Id



лейтенант





Сообщений всего: 274
Дата рег-ции: 15.09.2010  
Откуда: Молдова
Репутация: 7




Внимательно прочитал статью, увыреальных документов в стаье я не увидел. Сплошь перепечатки из других книг и учебников. Увы, так и пишется вся история войны. Людей харит идти в архивы. Только и делают, что перепечатывают...

Анализ ссылок в статье:

[1] Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 29-45.
[2] Отечественная история. 1994. № 3. С. 4-22.
[3] Суворов В. Ледокол. М., 1992.
[4] Отечественная история. 1994. № 3. С. 3.
[5] Анфилов В. За "Ледоколом" ледоход // Красная Звезда. 1993. 13 ноября; Волкогонов Д. Эту версию уже опровергла история // Известия. 1993. 16 января; Воробьев И. Н. Фальсификация высшей пробы // Военная мысль. 1994. № 1. С. 74-78; Орлов А. С. Так кто же начал войну? // Армия. 1993. № 8. С. 16-20.
[6] История Второй мировой войны 1939-1945: В 12 т. Т. 3. М., 1974. С. 310.
[7] Новая и новейшая история. 1992. № 6. С. 9.
[8] Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1992. Т. 1. С. 307.
[9] Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М., 1989. С. 239.
[10] Там же. С. 250.
[11] Анфилов В. А. Провал блицкрига. М., 1971. С. 58.
[12] Яковлев Н. Н. Жуков. М., 1992. С. 93.
[13] Карпов В. В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в годы войны и мира. Кн. 1. М., 1992. С. 190-191.
[14] Там же. С. 191.
[15] Там же.
[16] Симонов К. М. Заметки к биографии Г. К. Жукова // Военно-исторический журнал. 1987. № 9.
[17] Огонек. 1986. № 49. С 7.
[18] Военно-исторический журнал. 1987. № 9. С. 50.
[19] Маршал Жуков. Каким мы его помним. М., 1988. С. 99.
[20] Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. Кн. II. Ч. 1. М., 1989. С. 61.
[21] Пальчиков П. А., Гончаров А. А. Что произошло с командующим Западным фронтом генералом Д. Г. Павловым в 1941 г.? // Новая и новейшая история. 1992. № 5. С. 125 .
[22] Военно-исторический журнал. 1987. № 9. С. 50.
[23] Павленко Н. Г. Размышления о судьбе полководца // Военно-исторический журнал. 1988. № 10.
[24] Жуков Г. К. Указ. соч. С. 307.
[25] Огонек. 1986. № 49. С 7.
[26] Жуков Г. К. Указ. соч. С. 307, 308; Военно-исторический журнал. 1987. № 9. С. 50.
[27] Казаков М. И. Над картой былых сражений. М., 1971. С. 57, 58.
[28] Бобылев П. Н. Репетиция катастрофы // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 10-16; № 7. С. 14-21; № 8. С. 28-35; его же. В январе сорок первого Красная Армия наступала на Кёнигсберг // Известия. 1993. 22 июня.
[29] Там же.
[30] Российский государственный военный архив (далее - РГВА), ф. 37977, оп. 5, д. 564, л. 32, 34; д. 565, л. 1333.
[31] Отечественная история. 1994. № 4-5. С. 283.
[32] Военно-исторический журнал. 1992. № 1. С. 27.
[33] РauIus. "Ich stehe hier auf Befenl!". Francfurt a/M., 1960. S. 199.
[34] Op. cit.; см. также: Гальдер Ф. Военный дневник. М., 1969. Т. 2. С. 267, 271, 287.
[35] Военно-исторический журнал. 1993. № 7. С. 16.
[36] Там же. № 8. С. 28, 34.
[37] Там же. № 7. С. 15.
[38] Там же. № 8. С. 29.
[39] Там же. № 7. С. 16.
[40] Там же. 1992. № 1. С. 25.
[41] РГВА, ф. 37977, оп. 5, д. 564, л. 32, 34.
[42] Военно-исторический журнал. 1992. № 1. С. 27.
[43] Там же.
[44] Там же. С. 28.
[45] РГВА, ф. 37977, оп. 5, д. 570, брошюра 1, л. 13; д. 577, л. 9, 10.
[46] Там же, д. 570, брошюра 9, л. 1-11.
[47] Военно-исторический журнал. 1992. № 1. С. 27.
[48] Новая и новейшая история. 1992. № 5. С. 125.
[49] РГВА, ф. 37977, on. 5, д. 569, брошюра 5, л. 159; д. 565, л. 132. 135.
[50] Там же, д. 565, л. 124, 138; д. 569, брошюра 5, л. 148.
[51] Там же. д. 565. л. 124.
[52] Там же, д. 568, карта инв. № 229.
[53] Там же, д. 569, брошюра 5, л. 177-180, 187.

[54] Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 18-22.
[55] Там же. С. 20.
[56] Горьков Ю. А. Готовил ли Сталин упреждающий удар против Гитлера в 1941 г. // Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 35.
[57] Военно-исторический журнал. 1991. № 12. С. 19-20.
[58] Там же. 1992. № 2. С. 22.
[59] Горьков Ю. А. Указ. соч. С. 35.
[60] Жуков Г. К. Указ. соч. С. 354-355.
[61] Военно-исторический журнал. 1991. № 12. С. 19; 1992. № 1. С. 26.
[62] Иссерсон Г. С. Новые формы борьбы. М., 1940.
[63] Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12(1). М., 1993. С. 153.
[64] Там же.
[65] Там же.
[66] Там же. С. 339.
[67] Военно-исторический журнал. 1992. № 2. С. 20.
[68] Жуков Г. К. Указ. соч. С. 355.
[69] Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 41-45.
[70] Там же. С. 41.
[71] Там же.
[72] Жуков Г. К. Указ. соч. С. 340.
[73] Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 43.
[74] Там же. С. 43-44.
[75] Тем же. С. 41.
[76] Там же. С. 37.
[77] Там же. С. 41.
[78] Там же. С. 41-43.
[79] Там же. С. 37.
[80] Там же. С. 42, 44.
[81] Там же. С. 44.
[82] Там же.
[83] Там же. С. 42.
[84] Там же. С. 44.
[85] Там же. С. 45.
[86] Там же. С. 40.
[87] Также. С. 41.
[88] Данилов В. Готовил ли Генеральный штаб Красной Армян упреждающий удар по Германии? // Сегодня. 1993. 28 сентября; Капустин М. Начало войны: опыт освещения темных страниц // Там же. 22 июня; Отечественная история. 1994. № 4-5. С. 283.
[89] Горьков Ю. А. Указ. соч. С. 40.
[90] Павлов А. Г. Советская военная разведка накануне Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. 1995. № 1. С. 49-60.
[91] Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 2. М., 1973. С. 86.
[92] Горьков Ю. А. Указ. соч. С. 40; Павлов А. Г. Указ. соч. С. 54-57.
[93] Проэктор Д. М. Агрессия и катастрофа. М., 1972. С. 222.
[94] Василевский А. М. В те суровые годы // Военно-исторический журнал. 1978. № 2. С. 68.
[95] Мельтюхов М. И. Указ. соч. С. 17.
[96] Суворов В. Указ. соч. С. 257.
[97] Киселев В. Н. Указ. соч. С. 15.
[98] Вишлев О. В. Почему медлил И. В. Сталин в 1941 г.? // Новая и новейшая история. 1992. № 1. С. 96.
[99] Орлов А. С. Указ. соч. С. 19.
[100] Суворов В. Указ. соч. С. 248.
[101] Там же. С. 239.
[102] Военно-исторический журнал. 1989. № 5. С. 30.
[103] Там же. С. 32.
[104] Там же.
[105] Там же. 1991. №6. С. 37.
[106] Там же. С. 40.
[107] Дашичев В. И. Указ. соч. 123-124.
[108] Там же. С. 128.
[109] Нюрнбергский процесс: Сборник материалов. Т. 2. М., 1955. С. 265.
[110] Суворов В. Указ. соч. С. 259.
[111] РГВА, ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 192.
[112] Жуков Г. К. Указ. соч. С. 366.
Итого: реальных документов менее 8%. И только по второстепенным вопросам. Более того ссылки на эти документы также получены из вышеуказанных вторичных исходников.
Где же тут реальная работа с секретными архивными документами?

(Отредактировано автором: 18 марта 2011 — 12:24)

 
email icq

 Top
oleg_k111 Пользователь
Отправлено: 18 марта 2011 — 13:09
Post Id


майор





Сообщений всего: 1455
Дата рег-ции: 28.02.2011  
Откуда: Петербург
Репутация: 6




 T72 пишет:

Я не утверждаю, что Бобылёв - истина последней инстанции.
Я не во всём с ним согласен, у него есть серьёзное противоречие в статье.
Но Ваш анализ его источников, я не думаю, слишком резкий.
Ведь в периодике, которую он использовал, были и документы.
А секретные документы он указать не мог, за это могут посадить.


 
email

 Top

Страниц (11): В начало « 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 » В конец
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Военная история »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Все гости форума могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
стрельба из танка видео, военная литература скачать


Карта сайта


џндекс.Њетрика

Военно-исторический форум, история России, военная история