Военно-исторический форум   Military.  История России. Военная история.  Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Блоги  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Немецкий солдат  спит  в окопе
Немецкий солдат спит в окопе

Загрузил МАГАЗИНЕР
(02-03-2015 17:14:13)
Английские  солдаты бегут в атаку!
Английские солдаты бегут в атаку!

Загрузил egor
(07-03-2015 16:53:18)
Немецкий огнеметный танк "Флампанцер" (Flammpanzer ).
Немецкий огнеметный танк "Флампанцер" (Flammpanzer ).

Загрузил foma
(17-03-2015 18:09:59)
Матросы на башне 406-мм орудияглавного калибра американского линкора класса «Айова»
Матросы на башне 406-мм орудияглавного калибра американского линкора класса «Айова»

Загрузил Lev
(21-10-2016 21:41:40)


 Страниц (4): [1] 2 3 4 »   
> По Каддафи – атомной бомбой? , Продолжение
1Bot Администратор
Отправлено: 7 ноября 2011 — 13:19
Post Id


старший сержант





Сообщений всего: 152
Дата рег-ции: 26.03.2012  
Откуда: Днепропетровск
Репутация: 22




Продолжение темы "По Каддафи – атомной бомбой? - 2 ".
-----
Если нужно отделить несколько сообщений от одной темы и сделать из этого другую, обращайтесь, это всё достижимо.
Живите в мире, и мир вашему дому.
 
email

 Top
GraetDane Пользователь
Отправлено: 7 ноября 2011 — 13:19
Post Id



майор





Сообщений всего: 1827
Дата рег-ции: 29.01.2011  
Откуда: Санкт-Петербург
Репутация: 6




 SolitaryWolf пишет:
SolitaryWolf Точно 99% реинкарнация Егозы.
Может ник и стилистику сменил? Хммм... Новый имидж? Радость

 Волкон пишет:
Проверьте его на экономикус
Слишком долго, опять все заскучают. Меланхолия
 
email

 Top
Волк Супермодератор
Отправлено: 7 ноября 2011 — 19:42
Post Id



полковник





Сообщений всего: 6183
Дата рег-ции: 11.07.2010  
Репутация: 26




Airborn
 Цитата:
Гениально. А зачем заново учить воевать и заново отстраивать уничтоженный впк. Тут явно что-то с логикой невпорядке. Паникерство застит здравый ум. )))

Странно... Получается, те республики, что в 1941-1943 гг. были оккупированы немцами, не были мертвы в моральном плане? И немцы, создававшие отряды из местного населения и пленных, не руководствовались логикой? Однако
 Цитата:
Я вам еще раз повторяю - в Ираке никто нефть не захватывал. правительство раздают месторождения на основе концессий, русские также занимаются там добычей. Так что не надо брехать, что амеры ирак ради нефти оккупировали и всю ее себе забрали. Это наглая ложь в 21 веке - веке интернета и доступности информации непростительна!

Просто ответьте на мой вопрос. Не надо демагогий.
 Цитата:
Волк, ну пожалуйста, ну хоть вы не сливайтесь, а...

Нечем ответить или просвятить меня, неразумного?
-----
Человек страшнее зверя, когда он зверь!
Өміріммен Жанымды - Отаныммен Сүйіктілерім Үшін!
 
email

 Top
Рона пишет: Подполковник из Ген.Штаба Мин. Обороны записал на листке бумаги адрес сайта и порекомендовал зарегистрироваться.
Здесь не только интересные темы, но и хорошие, добрые люди.
Зарегистрироваться!
Гал Пользователь
Отправлено: 7 ноября 2011 — 20:56
Post Id


подполковник





Сообщений всего: 2064
Дата рег-ции: 11.02.2011  
Репутация: 8




Сотни солдат Переходного национального совета Ливии провели акцию протеста, требуя выплатить им зарплату. Бойцы уверяют, что с марта месяца, когда они взяли в руки оружие и вышли на гражданскую войну, они не получили ни копейки.

Военные собрались у отеля Radison Blu в центре Триполи. Здесь находится офис министра финансов и нефтяной промышленности совета Али Тархуни, который ранее пообещал солдатам своевременную выплату зарплат. Протестанты пытались разбить стеклянные двери и ворваться в отель. Также они установили дорожные заграждения, что вызвало автомобильную пробку. Некоторые солдаты стреляли в воздух.

«Нам нужны деньги, чтобы купить еду для нашей семьи», – сообщил журналистам боец по имени Ахмед Хамаза.

А еще один из участников демонстрации, выступая в эфире телекомпании CNN, даже пообещал свергнуть новые власти Ливии, также как был свергнут Муамар Каддафи, если ситуация не разрешится в самое ближайшее время.

Чиновники ПНС пока никак не прокомментировали ситуацию. Ранее совет объявил о начале этапа восстановления страны после ее освобождения. При этом, вопрос о том, как реформировать армию страны – один из главных для него вызовов.

Первого ноября Переходный национальный совет (ПНС) Ливии сообщил, что выбрал новым главой временного правительства Абдель Рахима аль-Киба. «У нас будет страна с высоким качеством образования, медицины и уважением к людям и их взглядам. Мы просто хотим жить нормальной жизнью и участвовать в мировых делах», – заявил он.

Хе-хе.. Радость вот тебе и гражданская война..
 
email

 Top
Штык нож Пользователь
Отправлено: 7 ноября 2011 — 22:46
Post Id



майор





Сообщений всего: 1099
Дата рег-ции: 7.05.2011  
Откуда: Россия Север
Репутация: 5

[+]


 Гал пишет:
Хе-хе.. вот тебе и гражданская война..

Собственно, прогнозируемый сценарий... я так и думал... каста воров и вояк не успокаевается! (сейчас многие скажут, что я утверждал совершенно другое... но я знал, что именно так и будет, это необходимый этап, в становлении ДЕМОН кратии...)... просто этот народ, получил то, что заслуживает. Только и всего.

(Отредактировано автором: 7 ноября 2011 — 22:47)

 
email

 Top
Гал Пользователь
Отправлено: 7 ноября 2011 — 23:03
Post Id


подполковник





Сообщений всего: 2064
Дата рег-ции: 11.02.2011  
Репутация: 8




Меня больше интересует не выплаченная зарплата революционерам Радость

Интересно, а суточные они тоже начисляют? И коэффициенты..
 
email

 Top
SolitaryWolf Пользователь
Отправлено: 8 ноября 2011 — 21:37
Post Id



капитан





Сообщений всего: 532
Дата рег-ции: 20.10.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 13




Простите. я ещё чуток пофлужу, а то как-то неудобно некоторые реплики без ответа оставлять


 Airborn пишет:

Товарищ, это все прекрасно, и небесспорно. Но это было до начала войны. Не надо тут говорить о предвоенных интригах. Моя фраза относилась строго к ведению боевых действий в 1939-1945 годах. Вы сказали что Англия юридически воевала с Германией, а фактически ей помогала и была на ее стороне. Где и как Англия с 1.9.39 по 2.9.45 помогала Германии? Где и как?

1) С такими взглядами я вам не товарищ, да и не коммунист, так что тоже мимо
2) Вы не юрист случаем? Больно что-то на юридические доводы похоже - рассмотрение самого преступления, без разбора в его причинах, хотя даже в юриспруденции принято выяснять "мотив", "возможность" и "смягчающие обстоятельства". Да, с юридической точки зрения вы правы, т.к. с 1939 по 1945 Великобритания находилась в состоянии войны с Германией и для этого мне не надо других тем перечитывать, но с фактической, нравственной и с точки зрения справедливости ваша позиция ущербна. Теперь вновь к юриспруденции: мотив и возможность так же неоспоримы, как и последующее смягчающие обстоятельство в виде разгребания последствий собственных решений и поступков. Как говорил Черчилль в 1938 "Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну."
 Airborn пишет:
Даже не говоря о том что это вздор, спрошу: то есть это не исламисты создают угрозу, а амеры создают исламистов? Может эти же амеры придумали джихад, шариат да и чего уж там - и сам ислам??? ))))

Вздор? Опять юриспруденция с вырванным из контекста фактом? Можно даже глубоко не копать и не трогать Крестовые походы, само название которых более чем красноречиво, а ограничиться Чечней или Афганистаном.
1) Чечня - входит в состав РИ как удаление пробела между Закавказьем и Юго-Западным районом империи. Вопреки расхожему мнению присоединение проходило вполне успешно, пока в регионе не начали действовать эмиссары Англии и Турции. Результатом ИХ деятельности черкесы были фактически уничтожены в войне с русскими как народ. Чеченцы тогда ещё умными были, что и позволило им сохранить свою численность - их время пришло много позже, но ситуация по сути не изменилась всё те же английские уши и турецкий хвост, но теперь ещё с американским клювом.
2) Афганистан - русские пришли туда с миром и сразу получили поддержку не только местного населения, но и властей. Прошло несколько лет и Афганистан для себя открыли англичане и тут же решили, что это опасное для Индии направление. Последовали переговоры с местными властями, ввод английских войск - именно с тех пор Афганистан перестал быть процветающей страной. Ну а дальше несколько афганских войн с одним и тем же результатом - изгнанием иностранных экспедиционных сил, продолжающихся по сей день. Вот американцы уже вроде тоже как выходить собираются.
В обоих случаях догадайтесь ЧТО происходило с местным населением и ЧЕМ оно могло ответить на угрозу из вне в идеологическом плане. Вот оттуда и взялась исламская "угроза", а потом были английские и американские лагеря для будущих террористов, которые уже дали почву для практического джихада современными средствами ведения войны. Так что всё у вас хорошо и замечательно, но как бы кто не ненавидел Запад, но именно самим Западом и порождена эта ненависть.
В западном обществе сейчас очень широко распропагандирована идея борьбы зла со злом. Вбивается в голову миф, что добра, видимо, в мире не осталось и поэтому вполне нормально, что с большим злом борется зло поменьше. Так вот я бы на месте исламистов взял на вооружение именно этот лозунг, но они морально выше америкосов и предпочитают назыывать свою борьбу джихадом. т.е. священной. По сути ЭТО ТАК и наша беда в том, что со временем ВСЕ белые стали для Ближнего востока ВРАГАМИ, а не те, кто реально ответственны за совершенные злодеяния. (Про наш Афганистан вспоминать не надо - многие афганцы, которые воевали тогда против нас сейчас относятся к русским лишь с уважением и пониманием, а ненависть молодого поколения основана на незнании истории во всей её глубин для них захватчики и мы и они).
 Airborn пишет:
Эк вас понесло: вьетнам, рабство, грузия, химоружие... Это все видимо от недостатка аргументов по несущей теме. Я вам по поводу бактериологического оружия в СССР писал.

По теме я давно высказался и мои слова подтвердились жизнью. Что дальше обсуждать бомбардировку ЯО могилы Каддафи? Аргументов к чему? Такое впечатление, что вы опять меня с кем-то путаете... где и когда вы мне про бактериологическое оружие в СССР писали и с какой стати? - ЗАГАДКА. Если вы запамятовали, то речь вообще-то шла о гуманности наших союзничков в ходе абсолютного большинства проводимых ими военных операций - с какого боку тут всплыло бактериологическое оружие в СССР? Я вообще-то говоря о Грузии имел ввиду вполне конкретные факты.
 Airborn пишет:
Окей, так где в Ливии ввод войск НАТО, оккупация, утрата независимости? Есть признанное правительство, поддержанное в ходе борьбы за власть большинством граждан. Это правительство сформирует новый кабинет министров и продолжит управлять страной. Нет никакой оккупации и потери независимости. Это все ваши фантазии, паника или тайное желание. вы часом не американский агент???

Без комментариев. Я даже не знаю ГЛУПОСТЬ это или НАИВНОСТЬ.
 Airborn пишет:
Ничего не ясно из ответа. Похоже на слив.

С вашей стороны определенно, хотя я бы назвал это просто попыткой уйти от ответа, т.к. вы так и не ответили на мой вопрос, причем уже ни в первый раз.
Почем я считаю ТАК, а не ИНАЧЕ я вам каждым постом обосновываю, но вы этого не видите или не хотите видеть. Почитайте историю дворцовых переворотов в РИ - ряд недоумений отпадет моментально, а с войнами и так всё видно даже из открытых источников.
 Airborn пишет:
Бугагааа! Да наверное чукчи к нам очень просились. да так просились, что только казачьи ружья их успокоить смогли. А еще к нам очень кавказцы просились (за грузин не говорю). Ну просто ОЧЕНЬ! 40 лет просились )))))))))))) Также к нам видимо просились поляки, латыши и прочие, да?

Я гляжу эмоции через край. Если вам так смешно, посмейтесь над Африкой, обеими Америками, Ближним Востоком, не забудьте посмеяться над Индией, Китаем, над Австралией с её экологической катастрофой следует посмеяться с особым наслаждением - они все ПРОСИЛИСЬ в Западную цивилизацию. Подмигивание Список думаю достаточен. Проанализируйте последствия для местного населения в их и нашем случае, а также последствия краха их и нашей колониальных систем и для метрополий и для мира, если не затруднит, конечно.
 Airborn пишет:
Нет ну скажите вы это серьезно, дяд??? Ну послушайте, 21 век на дворе, хватиту уж чушь пороть! Пора наверное кроме старых учебников истории поинтересоваться и мнением просящихся народов, почитать что они думают о их нахождении в составе России.

Где-то я это уже слышал... Вот только ГДЕ? Ммм... Ленин? Нет, не может быть, вы же ненавидите коммунистов. Горбачев? Гм...вроде тоже коммуняка. Ельцин? Так его до сих пор весь российский народ очень уважает. Напомните кто ещё у нас там с такими взглядами был у власти? За рубежом не надо - там они до сих пор такие идеи пестуют, только, разумеется, не в отношении себя, а в отношении "угнетенных" народов и разумеется у всех спрашивали и у афганцев, и у иракцев, и у сербов, и у косоваров, и у грузин, и даже у ливийцев. Белые, пушистые, справедливые западные гуманисты, что с них взять?
 Airborn пишет:
Ужос нах. Вы случайно не замполит Fakel'а-36?? Вы возьмите статистику иммиграции в соединенные штаты, канаду, австралию, англию, францию, германию. Посмотрите сколько миллионов людей со всего мира переехали туда, сбегая от своих кровавых палачей-лидеров. Эти миллионы по-вашему туда под угрозой физического уничтожения эмигрировали? Ну да, под угрозой гибели на своей родине.

Вы хоть знакомьте что ли с теми, чьи ники называете, а то мало того, что личность мне лично неизвестная, так я еще и замполит, что других должностей в том лагере нет, или вам так удобнее меня классифицировать?
На счет бегства в США из Европы - это да, это мощно. Давайте только сразу вспомним, что сперва Европа туда своих каторжан ссылала и политически неблагонадежные элементы. Спустя некоторое время туда поехали переселенцы, которым было абсолютно наплевать на политический строй, государство - они ехали НА ВОЛЮ. Сколько у нас там уже миллионов получилось? Дальше война на родине - ещё куча народа бежит в Европу и США прото чтобы не убили. Я что-то запутался, а с какого момента собственно ТУДА за счастливой и сытной жизнью рванули, а не просто по причине необходимости выживания как такового, с 19 века или даже с 20-го? Ну да ладно много-много-много миллионов у нас получилось, которые приехали, а что на месте все счастливы или там тоже бомжи есть, нищие, безработные? Не надо идеализировать то, что на поверку оказывается обычной жизнью обычных людей, которые в большинстве своем даже не задумываются. что это самое благополучие НЕ ИХ ЗАСЛУГА, а заслуга тех, кто живет ХУЖЕ их НА ДРУГОМ КОНЦЕ ЗЕМЛИ.
 Airborn пишет:
Чевоооо! Это где вы ссылки привели по теме?

Ознакомьтесь с моими постами - вы же имеете право направлять меня в другие темы, вот и сами сходите. Благо у нас тут оффтом считается вполне в порядке вещей.
 Airborn пишет:
Товарищ, по пунктам:
1) Так называемая "Большая игра". Противостояние россии и англии в средней азии. В этой же теме почитайте как наши подкупали индийских раджей с целью откола от Британии (ибо задачей максимум было проникновение россии в индию).
2) Не врите что Россия никого не снабжала и не давала денег/оружия против англичан. Здесь и англо-бурская война, и война за независимость штатов.

1) Больше всего похоже на паранойю, т.к. фактического материала я нигде до сей поры не встречал - источники будьте добры.
2) А я нигже это не отрицал, но предпосылки вы опять где-то потеряли - досадно.
 Airborn пишет:
Но больше всего меня позабавил аргумент ваш , что типа если россия лезет со своим уставом в БЛИЖАЙШИЕ страны - то это ничего, нормально. и ничего страшного что этот устав в эти ближайшие страны приносился на штках через оккупацию. А вот англия плохая потому что она тоже самое делала слишком далеко от своих островов. просто гениально!!!!

Тоже хотелось сперва оставить без комментариев. но ведь не поймете. Где это мы со своим уставом лезли? Страна сосед - год - причина - политическая ситуаци - метод - результат. Англия не плохая и не хорошая - она живет жизнью паразита, а паразит такой, как он есть. Моральные критерии тут неуместны, а возмущался я по поводу неуемности аппетитов и методов достижения своих целей. Идите ещй раз пересмотрите ЧЕГО добивалась РИ в ходе Англо-бурской войны и войны за независимость америки и какими методами. С раджами (если, конечно, это не ваши фантазии) должно быть ещё показательнее.
 Airborn пишет:
Вот вам отгадка: пример о двух грузоперевозчиках донельзя упрощенный не может характеризовать и описывать сложнейшие макроэкономические взаимодействия. и перестаньте уже ссылаться на каких-то ваших собеседников. Говорю я против вас. и вы держите ответ от себя. Ссылаться надо только на источники.

Вы мне напоминаете одного моего профессора в институте - он тоже любил задавать вопросы, ответы на которые ему были неинтересны, и далее развивать мысль, которая в ряде случаев совершенно не состыковывалась с тем ответом, который он получал из аудитории на свой вопрос.
 Airborn пишет:
Не, так у вас не получится. не надо передергивать. Я вас про конкретные космические кристаллы спросил. Не делайте из меня дурачка, незнающего о робототехнике.

Ну не знать таких перлов Голливуда как "Супермен", "Человек паук" или "Фантастическая четверка" - это при вашем преклонении перед Западом - смерти подобно.
 Airborn пишет:
Отчасти правда, а основной вывод ложь. Западного обывателя действительно готовят через образование, чтобы он стал современным высококлассным специалистом. Чтобы нации жили в современном благоустроенном технологичном интеллектуальном мире, а не пребывали в плену неведения и псевдонауки. Ни к какой войне или апокалипсису западного обывателя не готовят. Наоборот западные страны стараются совершенствовать свои знания и технологии так, чтобы катастроф избежать.

Агитка Западных СМИ? Вы в курсе, что в США полным ходом идет отказ от чистописания в пользу печатанья на компьютере? В курсе, что в некоторых штатах США законодательно! запрещено точно вычисления числа Пи, а дроби выброшены из математики? Мне начинает казаться, что мы живем в параллельных мирах, при этом они пересекаются только на этом форуме. Я не отрицаю, что Запад всё ещё в состоянии готовить высококлассных специалистов, но эти же специалисты сегодняшнего признают, что западная система образования находится в упадке, а наукоемкие дисциплины постепенно захватывают выходцы из Индии и Азии (бывший СССР там ещё присутствует, но им не шибко заморачиваются западные аналитики).
 Airborn пишет:
Неправда. Никто их туда не вбамбливал. Все дело в географическом детерминизме, колониализме а также в собственных тиранах, которые и довели свои народы до ручки. не надо перекидывать с больной головы на здоровую и снимать ответственность с тиранов.

Повторите на бис - это записывать надо и в сборник перлов вносить или книгу Гинесса, хотя до последней всё же не дотягивает чуток.
 Airborn пишет:
Да ради бога спрашивайте. Только сначала дайте ответ на мой соответствующий комментарий, а не перескакивайте с камушка на камушек.

Ответ по поводу революций был дан - идите читайте, а то вообще непонятно о чем пишите. далее по высказываниям и вовсе ерунда какая-то или не ко мне, а за Гал'а действительно ответил - бывает, когда последовательно реплики копируешь.
 GraetDane пишет:
Может ник и стилистику сменил? Хммм... Новый имидж? Радость

Заинтриговали...пойти что ли с его постами ознакомиться? Хорошо

-----
Justitia suum cuique distribuit
 
email

 Top
Кумар Пользователь
Отправлено: 9 ноября 2011 — 01:12
Post Id



капитан





Сообщений всего: 564
Дата рег-ции: 24.01.2011  
Откуда: г.Ленинград
Репутация: 4




 SolitaryWolf пишет:
Я даже не знаю ГЛУПОСТЬ это или НАИВНОСТЬ.

Это гораздо хуже - мировоззрение...
-----
Всё гениальное просто,всё сложное-не нужно.(с)
Свобода и рок-н-ролл - всё,что нужно нам...(с)
Когда будет срублено последнее дерево и поймана последняя птица,вы наконец поймёте, что деньги нельзя есть...
 
email

 Top
Cheshuevich4 Пользователь
Отправлено: 9 ноября 2011 — 01:50
Post Id


рядовой





Сообщений всего: 38
Дата рег-ции: 23.12.2010  
Репутация: 2




"1) С такими взглядами я вам не товарищ, да и не коммунист, так что тоже мимо
2) Вы не юрист случаем? Больно что-то на юридические доводы похоже - рассмотрение самого преступления, без разбора в его причинах, хотя даже в юриспруденции принято выяснять "мотив", "возможность" и "смягчающие обстоятельства". Да, с юридической точки зрения вы правы, т.к. с 1939 по 1945 Великобритания находилась в состоянии войны с Германией и для этого мне не надо других тем перечитывать, но с фактической, нравственной и с точки зрения справедливости ваша позиция ущербна. Теперь вновь к юриспруденции: мотив и возможность так же неоспоримы, как и последующее смягчающие обстоятельство в виде разгребания последствий собственных решений и поступков. Как говорил Черчилль в 1938 "Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну."

Мои апплодисменты! Обязательно запишу - как и другие ваши мысли. Просто шикарно-о-о. Старый алкаш ещё кое-что сказал, уверен, что это подтвердит ваши выкладки:
"Даже если огромные просторы Европы, многие древние и прославленные Государства пали или могут попасть в тиски Гестапо и других гнусных машин Нацистского управления, мы не сдадимся и не проиграем. Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот Остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооруженная и под охраной Британского Флота, будет продолжать сражение, до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Мир, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение старого."
Черчилль Уинстон Речь премьер-министра У Черчилля в Палате Общин - 'Мы будем драться на побережье' - 4 июня 1940 года

(Отредактировано автором: 9 ноября 2011 — 02:09)

 
email

 Top
Волкон Пользователь
Отправлено: 9 ноября 2011 — 05:56
Post Id


полковник





Сообщений всего: 21054
Дата рег-ции: 29.01.2010  
Репутация: 50

[+][+]


 SolitaryWolf пишет:
Заинтриговали...пойти что ли с его постами ознакомиться?

А вы до сих пор не ознакомились? Я ведь вам сразу сообщил, что вам предстоит нелёгкая работа на пропагандистко- боевом посту ,который занимал Благо славенный Егоза. Вы, кстати, вовремя подоспели, поскольку в бесовскую команду прибыло чудо-юдо Чечеевич четвёртый. Предстоит нелёгкое сражение, поскульку мужик кажись умён до краёв своего ведра. Подмигивание
 
email

 Top
SolitaryWolf Пользователь
Отправлено: 10 ноября 2011 — 14:16
Post Id



капитан





Сообщений всего: 532
Дата рег-ции: 20.10.2011  
Откуда: Россия
Репутация: 13




 Волкон пишет:
Вы, кстати, вовремя подоспели, поскольку в бесовскую команду прибыло чудо-юдо Чечеевич четвёртый.

Я бы не стал судить так строго. Видите ли он действительно подтверждает мой тезис, правда по одному посту трудно сказать о его личном отношении - серьёзности или иронии, а потому разбиру:


 Cheshuevich4 пишет:
Мои апплодисменты! Обязательно запишу - как и другие ваши мысли. Просто шикарно-о-о. Старый алкаш ещё кое-что сказал, уверен, что это подтвердит ваши выкладки:
"Даже если огромные просторы Европы, многие древние и прославленные Государства пали или могут попасть в тиски Гестапо и других гнусных машин Нацистского управления, мы не сдадимся и не проиграем. Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот Остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооруженная и под охраной Британского Флота, будет продолжать сражение, до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Мир, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение старого."
Черчилль Уинстон Речь премьер-министра У Черчилля в Палате Общин - 'Мы будем драться на побережье' - 4 июня 1940 года

Ну наконец-то пошли фактологические материалы. Черчилль значит? Что ж прекрасно. Давайте посмотрим на примере Черчилля. Вы знаете, что даже среди английских историков его деятельность вызывает прямо противоположные оценки от предателя Англии и разрушителя её могущества, до спасителя? Не хотелось бы вдаваться в крайности, т.к. истина всегда где-то посередине. Я лично не собираюсь демонизировать Черчилля, т.к. в разное время были силы, которые были как более лояльными к нам, чем он, так и более агрессивными, кроме того Черчилль – политик, а политикам свойственно менять свои взгляды в зависимости от внешней ситуации и в одних условиях смягчать свою позицию, а в других ужесточать её, хотя так же понятно, что общая линия у нормальных представителей этой профессии сохраняется в течении всей карьеры. И так возьмем за основу, что главным для Черчилля было процветание Англии (со всеми личными нюансами это именно так), как же оно ему виделось и в кких условиях он его добивался?
Из книги «Черчилль» Франсуа Бедарида (данного автора ну никак нельзя обвинить в антипатии к Черчиллю, наоборот он в его действиях всегда и везде находит прогматизм, а часть исторических фактов и вовсе не рассматривает):

Во главе военного министерства и министерства по делам колоний: 1919-1922
В ходе избирательной кампании Уинстон не пошел вслед за модой и поостерегся клеймить Германию. Он не требовал предать суду Вильгельма II («Hang the Kaiser»[129]), не призывал отомстить Германии («сдавить апельсин так, чтобы из него выскочили все косточки», как говорил Ллойд Джордж). Черчилль, напротив, мечтал о примирении победителя и побежденного, проявив тем самым великодушие и широту души. Само собой, здесь не обошлось и без политического расчета, ведь хитроумный Черчилль ничего не делал просто так, по одному лишь велению сердца. Он ненавидел прусских солдафонов, он хотел и впоследствии не скрывал этого, «чтобы победители обходились с немцами гуманно, прилично кормили, а их заводы поделили между собой»[130].
А что там с Россией?
На протяжении всего 1919 года и в начале 1920 года Черчилля больше всего беспокоила ситуация в большевистской России. Отметим, что он не имел права голоса на мирных переговорах в Париже, и передел карты Европы осуществили без его участия. Позиция, которую занял пылкий глава военного ведомства, была проста. Ссылаясь на достойные конца света ужасы, совершенные большевиками, он настоятельно советовал Ллойду Джорджу, невзирая на ожесточенное сопротивление последнего, начать широкомасштабную военную интервенцию в Россию. И в свете грядущего вторжения, на которое он так надеялся, Черчилль проводил две последовательные линии в своей политике.
В конце 1917 года в Россию были посланы значительные силы союзников с тем, чтобы помешать немцам воспользоваться развалом царской армии. Около тридцати тысяч британских солдат было сосредоточено на севере, в районе Мурманска и Архангельска, другая часть британского контингента переправилась во Владивосток. По мысли Черчилля эти силы следовало использовать для стремительной интервенции, согласовав свои действия с русской контрреволюционной армией, и свергнуть диктатуру большевиков. Однако в своем страстном порыве Черчилль не нашел поддержки у министров. Коллеги без особого труда убедили неугомонного Уинстона в том, что за четыре года еще не успели зарубцеваться раны, полученные в ходе последней страшной войны, а потому никто не согласится ввязываться в новую[133]. И тогда Уинстон сосредоточил свои усилия в другом направлении. Раз англичане не желали огнем и мечом уничтожить большевистскую гидру, это надлежало сделать белой армии. Следовательно, нужно было поддержать царских офицеров, оказать им всестороннюю помощь — оружием, деньгами и техникой. В Гражданской войне, бушевавшей в России, необходимо было оказать содействие, прежде всего генералу Деникину на юге и адмиралу Колчаку на востоке, отправив им на выручку британских добровольцев. Однако премьер-министр и другие члены правительства вновь остались глухи к доводам Уинстона. Напрасно он метал громы и молнии, пытаясь растопить флегму своих коллег. Черчилль никак не мог понять, что война с Германией отняла у британцев все силы и что расшевелить их теперь не было никакой возможности. Поэтому-то брошенный тогда клич «Kill the Bolshie, kiss the hun»[134]не нашел отклика в сердцах англичан.
Тем более что британские рабочие с большим сочувствием отнеслись к революции в России, в Англии даже был создан комитет «Hands off Russia»[135]. Заря, занимавшаяся на Востоке, заворожила левые силы Соединенного Королевства. Ведь там утопия становилась явью. События в России побудили Герберта Уэллса написать в 1923 году сатиру «Люди как боги». Лейбористская пресса во главе с «Дейли Геральд» усердно клеймила Черчилля, выставляя его агентом и, более того, образцовым воплощением капитализма, милитаризма и империализма. В конечном счете, воинственная позиция Уинстона вкупе с его отчаянным неприятием коммунизма, коренившимся в социальных конфликтах 1910—1911 годов и в ожидании всеобщей забастовки в 1926 году, крепко поссорили его с лейбористами и тред-юнионами. За ним на долгие годы закрепился образ врага рабочего класса.
Как бы то ни было, в середине 1920 года стало ясно, что Гражданская война в России близится к концу. Красная армия победила. Тогда донкихотствующий потомок Мальборо, возмущенный предательством своих соотечественников по отношению к союзнической белой армии, посвятил последней пятый том «Мирового кризиса»: «Нашим верным союзникам и товарищам, воинам Российской императорской армии».
Черчилль был заклятым врагом большевизма. За два с небольшим года он исчерпал все запасы красноречия, пытаясь открыть окружающим глаза на опасность, которую нес в себе большевизм. Черчилль старался донести до современников мысль о том, что зло, надвигавшееся с Востока, непременно приведет к гуманитарной катастрофе. Он никогда еще не говорил так страстно, не сдабривал свою речь такими страшными метафорами. Чтобы внушить соотечественникам ужас и отвращение к режиму Советов, Черчилль не скупился на грозные и пугающие эпитеты. «Действительность такова, — возмущался он, — что в железной деснице горстки врагов рода человеческого, избравших путем своего правления массовые убийства, Россия вот-вот превратится в варварскую страну со скотоподобным населением. На огромной территории исчезает цивилизация, и на развалинах городов, посреди гор трупов большевики скачут и беснуются, подобно отвратительным бабуинам»[136]. Ленина же Уинстон называл «чудовищем, карабкающимся по пирамиде, сложенной из черепов». «В конечном счете, — грозил Черчилль, — коммунистический нигилизм ведет к тому, что большевики разрушают все, что попадается на их пути (...), как вампиры, высасывающие кровь из своих жертв»[137].
По словам Черчилля, беда России, стонавшей от горя и нищеты по вине своих новых хозяев, «сумасшедших извращенцев», была в том, что надеяться ей было не на что, пока эта «гнусная шайка фанатиков-космополитов» продолжала «держать за волосы и тиранить русский народ». Одним словом, безапелляционный вердикт Уинстона был таков: «Большевистская тирания — самая страшная в истории человечества, самая разрушительная и постыдная»[138].
Теперь постараемся понять, в чем же была причина такого упорства, переходящего порой в одержимость. Объяснение такому поведению главы военного ведомства, данное в свое время Ллойдом Джорджем, представляется нам малоубедительным. Премьер-министр постоянно спорил с Черчиллем о том, какую позицию следовало занять Англии по отношению к России. Он утверждал, что потомок герцогов Мальборо был слишком напуган убийством великих русских князей и его отвращение к большевизму лишь отражало его классовый инстинкт самосохранения. Может статься, дело обстояло именно так, впрочем, чем хуже версия о том, что причиной всему была романтическая привязанность Уинстона к «святой Руси»? Глубинные мотивы ярости Черчилля следует искать не здесь. Сам он всегда возмущался, когда его называли реакционером в этой связи.
На наш взгляд, поиск разгадки нужно вести совсем в другом направлении. Причина упрямства Уинстона — прежде всего идеологическая. У Черчилля был собственный, быть может и односторонний взгляд на природу коммунизма, на его политическую философию и универсальный характер, «экспортируемый», так сказать, во все страны земного шара. Черчилль считал, что на кон поставлены свобода, демократия, правовое государство, Британская империя — словом, все те ценности, в которые он верил и которые были частью его сознания. Он понимал, что повсеместное распространение коммунизма уничтожило бы столь дорогие его сердцу завоевания человечества. Речь шла о борьбе не на жизнь, а на смерть между двумя цивилизациями, между двумя концепциями человека. Вот почему глава военного ведомства употребил всю свою энергию на этот крестовый поход против большевизма. Он поставил перед собой цель раздавить красную гидру, в то время как его коллегам достаточно было лишь помешать коммунизму укорениться в Великобритании, чтобы спать спокойно.
Впрочем, Черчилль прямо указывал на идеологические причины своей борьбы с большевиками. «Они ведут бесконечную войну против цивилизации, — писал он. — Их цель — уничтожить все институты власти, все правительства, все государства, существующие в мире. Они стремятся создать международный союз нищих, преступников, бездарностей, бунтовщиков, больных, дебилов и дураков, который охватит весь мир[139]. В этой войне, как Ленин справедливо заметил, не может быть ни перемирий, ни компромиссов»[140]. В самом деле, речь шла — и здесь Черчилль продемонстрировал замечательную интуицию в постижении закономерностей XX века — не больше не меньше как о будущем европейского общества. Оттого-то предупреждения Черчилля звучали как пророчества: «Теории Ленина и Троцкого (...) положили конец человеческим отношениям, разрушили связи, объединявшие рабочих и крестьян, город и деревню. (...) Они стравили классы, народы в братоубийственной войне. (...) Они отбросили человека, этот венец цивилизации XX столетия, в каменный век, сделали его варваром. (...) Вот он прогресс! Вот она свобода! Вот она утопия! Как ужасающе нелепо извратили они теории коммунизма...»[141]
Нетрудно догадаться, что в период с 1941 по 1945 год гитлеровская пропаганда активно использовала это собрание замечательных цитат, поначалу стыдливо смягченных лондонскими джентльменами, чтобы вдохновлять войска Третьего рейха на борьбу с большевиками. Однако сейчас, оглядываясь назад, нельзя не отдать должное определенной последовательности Черчилля. Он был ярым антикоммунистом и пытался предупредить своих недальновидных современников о грозившей им опасности, хотя время для этого выбрал неподходящее. Впрочем, поразительная логика его мысли и выбранной им политической линии становится очевидной, когда мы понимаем, что сразу же после окончания Второй мировой войны старый лев взял на себя роль глашатая «свободного мира» в тогда еще едва обозначившейся холодной войне. В 1949 году он заявил: «Если бы мы задушили большевизм при его рождении, человечество было бы бесконечно счастливо»[142]. Вот почему не стоит доискиваться до первоисточников на первый взгляд странного, но последовательного поведения Черчилля. Дело в том, что, за исключением кратковременного сближения и союзнических отношений с Советским Союзом перед фашистской угрозой в период с 1938 по 1945 год, Черчилль неуклонно проводил свою политическую линию и не изменял своим этическим и идеологическим принципам.
Кошмар какой-то. Может это только к коммунизму такое враждебное отношение? Что там с Африкой и Ближним востоком в то же время?

Надо сказать, что Африка по-прежнему будоражила воображение Уинстона. Он сравнивал этот богатейший континент, населенный смирными аборигенами, с пустынями Ближнего Востока, орошаемыми кровью, и, честно говоря, не испытывал ни малейшей симпатии к арабам. «В Африке, — заявлял он, — народ послушен, а земля плодородна; в Месопотамии же и на Ближнем Востоке земля бесплодна, а народ кровожаден. Вложив в африканский континент немного денег, можно получить большую выгоду, а в Аравию сколько ни вкладывай — останешься у разбитого корыта». В то же время ничто не могло поколебать глубоко укоренившегося расизма Черчилля. И он стал проповедовать сегрегацию в таких странах, как Кения, например. Уинстон считал, что белые должны жить там отдельно и на хороших землях, поскольку «демократические принципы Европы не применимы к пути развития, по которому идут народы Азии и Африки»[147].

Пророчества Черчилля и Realpolitik: 1933—1939
Надо отметить, что с 1929 по 1939 год Черчилль лишен политической власти и его мнение скорее частное.
Начиная с 1933 года, Черчилля занимало только одно. Приход Гитлера к власти в Германии смешал весь международный политический расклад. Все остальные проблемы отошли на второй план. А потому все внимание Черчилля в период с 1933 по 1935 год было направлено на то, чтобы сохранить политическое равновесие в Европе и начать перевооружение.
В том, что касается первого пункта, Черчилль был приверженцем старого доброго принципа «баланса сил» на континенте. А потому, почувствовав опасность со стороны вооружавшейся Германии, он попытался предупредить окружающих о надвигавшейся грозе. Черчилль не исключал возможности войны и прямо заявил об этом в палате общин 13 апреля 1933 года. Однако недружелюбно настроенные по отношению к нему депутаты не придали значения его словам. Конечно, Черчилль не думал, что приход к власти Гитлера обязательно означал скорое начало войны. Но возрождавшаяся националистская Германия, вновь вооружившаяся и готовая разорвать Версальский договор, вне всякого сомнения, ставила под угрозу мир в Европе. И дело не в том, что Черчилль не допускал и мысли о каких-либо изменениях в договоре, например, в отношении польского коридора, но, с одной стороны, он не считал Версальский договор диктатом или чем-то вроде «карфагенского мира». С другой стороны, он полагал, что на уступки можно идти лишь в интересах коллективной безопасности. Поэтому Черчилль вновь решительно занял ту же позицию, которой придерживался до 1914 года: необходимо заключить союз с Францией, чтобы вместе дать отпор Германии.
Вот почему он поносил Макдональда, считавшего, что за мир в Европе следует опасаться из-за военной мощи Франции, а не из-за непомерных амбиций Германии. «Возблагодарим Бога за то, что он послал нам французскую армию!» — восклицал Черчилль к великой досаде большинства депутатов[211].
Что же до самого Гитлера, отношение к нему Черчилля определилось далеко не сразу, как это утверждалось в его официальной биографии. Достоверно известно лишь то, что Черчилля приводила в ужас гитлеровская диктатура, его пугала циничная жестокость, агрессивность доктрины национал-социалистов, расправлявшихся с оппозицией и люто ненавидевших евреев. Потому Черчилль и называл Гитлера «гангстером» и «деспотом». Придя к власти, Черчилль стал открыто клеймить нацистский режим. Он говорил о «всплеске кровожадности и воинственности, безжалостном отношении к меньшинствам», о том, что «огромное количество людей лишено прав, предоставляемых цивилизованным обществом человеку, лишь на основании их расовой принадлежности»[212].
Тем не менее, пойдя на поводу у своего богатого воображения, Черчилль зачастую ошибался в оценке личных качеств Гитлера. Так, в 1935 году он посвятил фюреру статью, которую затем включил в свой сборник «Великие современники». В этой статье Черчилль расхваливал «мужество, упорство, энергию» фюрера, позволившие ему взять власть в свои руки, устранив все препятствия на пути. И Черчилль продолжал: «Конечно, последующие политические шаги, сколь бы справедливыми они ни были, не оправдывают совершенных ранее неправедных деяний. Тем не менее, история полна примеров, когда людей, достигших вершины власти путем жестоких, страшных мер, возводили в ранг великих, оценивая в целом их жизнь, и считали этих кровавых героев украшением истории человечества. Возможно, так будет и с Гитлером»[213]. Еще в 1937 году Черчилль задавался вопросом: «Чудовище или герой Гитлер? — и сам же отвечал: — История покажет»
[214].

Неправда ли мило? Даже в 1937 году Черчиллю всё не ясно чудовище или герой. И это оппозиционный к политическому большинству политик.

Черчилль не жалея живота своего сражался с амбициями гитлеровской Германии, но в то же время не пренебрегал и компромиссами. Некоторые принятые им с 1935 по 1937 год решения были если не в духе политики умиротворения (в широком смысле слова), то уж, по крайней мере, в духе Realpolitik. Его склонность к компромиссу проявилась во время трех кризисов, разразившихся на мировой арене за эти три года.
Первым кризисом было эфиопское дело. С самого его начала, то есть осенью 1935 года, Черчилль не придавал этому кризису первостепенного значения и отнесся скорее с пониманием к амбициям итальянцев. Он не единожды с похвалой отзывался о Муссолини. В 1927 году после встречи с герцогом он заявил во время пресс-конференции: «Нельзя не поддаться обаянию господина Муссолини. Он покоряет Вас своей простотой и любезностью. Дуче очень уравновешенный человек. Ему всегда удается сохранять спокойствие, несмотря на широкий круг обязанностей и многочисленные опасности, нависшие над ним. Он думает только о благе итальянского народа, как он его понимает, это сразу видно. Если бы я был итальянцем, уверен, я был бы предан ему всей душой». Эти опрометчивые слова навлекли на Черчилля гнев левых либералов и лейбористов. Клемми, в свою очередь, некстати отозвалась о Муссолини как о человеке, «достойном, внушительном, очень простом и естественном». В другой раз Черчилль назвал дуче «воплощением римского гения», «величайшим законодателем из ныне здравствующих». В 1937 году он в целом не изменил своего отношения к диктатору, наделенному «удивительным мужеством, умом, хладнокровием и упорством»[216].
Что же касается Эфиопии, то Черчилль считал, что эту страну напрасно приняли в Содружество Наций и что глупо было бы стремиться «раздавить Италию»[217], толкнув ее, таким образом, в объятия Германии, врага номер один (заметим, что Черчилль не поддержал англо-германский морской договор, заключенный в 1935 году). Посему уж лучше Великобритании, Франции и Италии полюбовно договориться между собой. Вот почему Черчилль не одобрял политику санкций, проводимую Содружеством Наций против Италии, и в данном случае решительно отступал от принципа коллективной безопасности. Такой же позиции он придерживался и во время японской агрессии против Маньчжурии. Не стоит также забывать о том, что в это же время, то есть в конце 1935 года, прошли выборы в законодательное собрание и что у Черчилля в связи с этим теплилась надежда вернуться в правительство.
Второй кризис грянул в марте 1936 года, когда Гитлер решил ремилитаризировать Рейнскую область, для чего ввел туда свои войска. Отношение Черчилля ко всем этим маневрам и тогда еще оставалось довольно ровным. Он отнюдь не призывал прибегнуть к силе, но, по-прежнему осуждая нарушение Гитлером Локарнского договора и международного права, открыто выражал свое удовлетворение решением французского правительства. Французы сохранили хладнокровие и обратились за помощью к Лиге Наций, вместо того чтобы ответить злом на зло. Однако все это выглядело так, словно французы попросту смирились перед свершившимся фактом[218].
И, наконец, об испанской войне. Хотя Черчилль и написал в своих «Мемуарах», что придерживался «нейтральной» позиции по этому вопросу, на деле все было совсем не так. Он открыто выступал в поддержку испанского националистического лагеря и не скрывал своей симпатии к Франко. Черчилль не рассмотрел фашиствующую сущность франкистов и, как обычно, во всем видел козни красных, коммунистов и анархистов, он даже отказался подать руку послу Испанской Республики в Лондоне. Уинстон полностью одобрял политику невмешательства и даже предложил в марте 1937 года официально признать власть мятежников. И лишь с осени 1938 года, когда пути назад уже не было, он осознал, какую опасность представлял для Европы союз Франко — Гитлер — Муссолини. Только тогда Черчилль изменил свою позицию и вновь встал на сторону республиканцев[219].
Однако по мере того как атмосфера в мире накалялась, Черчилль, с одной стороны, сблизился с отдельными представителями либеральной и лейбористской партий, разделявшими его опасения, с другой стороны, он по-новому взглянул на СССР. У него появилась идея объединить в «великий альянс» Соединенное Королевство, Францию и Советский Союз с тем, чтобы преградить дорогу фашизму. Черчиллю пришлось забыть на время о своей неприязни к коммунизму перед лицом гораздо более серьезной опасности. Теперь, когда стало ясно, что страна должна объединиться, Черчилль вновь открыто призывал защитить свободу от тирании. Он заявлял, что отныне необходимо руководствоваться лишь духовными ценностями в политике.
Одновременно он принимал участие в деятельности неофициальной организации «Фокус», представлявшей собой нечто вроде народного фронта защитников родины от вражеской агрессии (полное ее название «Focus in defense of Freedom and Peace»[220]). В эту организацию входили журналисты, политики, деловые люди и ученые, принадлежавшие к разным партиям. Были среди них и тори, как Черчилль, и либералы, как Вайолет Бонем-Картер, и пацифисты, как Норман Эйнджелл, и лейбористы, как Кингсли Мартин. Благодаря Мартину Черчилль и сблизился с левыми антифашистами.
В этих новых условиях, которые только-только начали складываться и при которых происходили самые неожиданные трансформации и создавались самые необычные положения, в деятельности Черчилля наступило затишье, длившееся в течение всего 1937 года. Конечно, он знал, что перевооружение идет полным ходом, но та изоляция, в которой он по-прежнему находился, угнетала его. Черчилль вообразил, что на международной арене наступила передышка, и стал во всеуслышание корить себя за глупое паникерство. Правда, он все еще надеялся вернуться к власти, впрочем, напрасно. А пока риск военного конфликта, как ему казалось, готов был сойти на нет, и осенью 1937 года он не единожды в своих письмах и речах неосторожно заявлял: «Думаю, у моих современников есть все шансы избежать сколь-нибудь серьезных военных действий»[221].

и это оппозиционный политик - даже у него четкая линия на соблюдение интересов Англии и в то же время сумбурные метания от союза с фашистами к союзу с СССР и это ещё лояльная оценка исследователя вопроса

Поворотным стал 1938 год, поскольку официальная политика «умиротворения» приняла новый облик. Вначале этот термин означал традиционную дипломатическую позицию, заключавшуюся в том, чтобы разрешать конфликты путем переговоров и компромиссных решений. Однако с приходом Невилла Чемберлена к власти в качестве премьер-министра в июле 1937 года слово «умиротворение» стало обозначать особую стратегию. В условиях кризиса, согласно этой стратегии, ради сохранения мира и по принципу политического реализма (то есть исходя из соотношения сил противников) одна сторона систематически шла на уступки другой стороне с целью избежания вооруженного конфликта.
Черчиллевская концепция расходилась с правительственной концепцией, выработанной и опробованной на собственном опыте британскими лидерами во второй половине тридцатых годов и превратившейся в доктрину и руководство к действию в 1938 году. Хотя, надо заметить, что Черчилль и сам нередко колебался, прежде чем на что-либо решиться. Тем не менее, в прагматизме ему не откажешь, а свои тезисы он всегда проверял опытом. После войны Черчилль очень четко объяснил свою теорию «умиротворения» и взаимосвязь стратегии и обстоятельств: «Сама по себе политика умиротворения может быть плохой или хорошей — все зависит от обстоятельств. Политика умиротворения, к которой правительство вынудили слабость и страх, и бесполезна, и разрушительна. Политика умиротворения, которую проводит сознающее свою силу правительство, великодушна и величественна. Возможно, в таком случае это наиболее безопасная политика, и, кто знает, может быть только таким путем можно достичь мира во всем мире?»[222]
Чемберлен олицетворял собой политику умиротворения. Заняв высочайший государственный пост в Королевстве, он, на свое несчастье, столкнулся с необходимостью выпутываться из целого ряда разразившихся кризисов, более или менее серьезных. И вместо того чтобы посвятить свои труды внутренней политике, в которой он лучше всего разбирался, Чемберлен был вынужден заниматься в основном внешней политикой, в которой он ничегошеньки не смыслил. Это была его ахиллесова пята. Черчилль же, напротив, чувствовал себя совершенно свободно в сфере международных отношений, но гордый и спесивый Невилл не желал этого признавать. Между тем его сводный брат Остин Чемберлен в свое время предупреждал упрямца: «Невилл, опомнись, ведь ты ничего не смыслишь в международных делах!» Конечно, в том, что касалось вопросов внутренней политики, Невилл Чемберлен был признанным экспертом и с завидной ловкостью справлялся с любыми трудностями, но в том, что касалось внешней политики, он судил, рядил и указывал с обычной своей самоуверенностью, но вот ни на знания, ни на интуицию в своих действиях опереться не мог. К тому же Чемберлен доверял советам одного высокопоставленного чиновника, не уступавшего ему в упрямстве, — сэра Горацио Уилсона. Уилсон был видным промышленником, специалистом в своей области и тоже считал, что всегда прав. Неудивительно, что парочка Чемберлен — Уилсон постоянно конфликтовала с министерством иностранных дел. Неудивительно также, что готовность правительства идти на компромисс с Гитлером привела к столкновениям с Черчиллем, не желавшим сдавать своих позиций.
Тем временем общественное мнение и мнение депутатов изменилось. С тех пор как Иден, не нашедший общего языка с Чемберленом, ушел из министерства иностранных дел в феврале 1938 года, вокруг него сформировалась группа сторонников из двадцати депутатов. Среди них были Гарольд Макмиллан, Дафф Купер, Гарольд Николсон, генерал Спирс — все они осуждали пассивность Чемберлена. Однако этот очаг оппозиции старательно обособлялся от крохотной группки Черчилля, не пользовавшейся доверием. Тем временем в марте проводимая Германией политика присоединения внезапно снова вызвала напряженность на международной арене. Тогда Черчилль перестал поддерживать правительство в палате общин и вновь стал активно выступать в защиту Содружества Наций и повторять всем и каждому, что единственный способ избежать войны — заключить союз между Великобританией, Францией и Советами. Однако весной 1938 года, когда разразился чехословацкий кризис, Черчилль перво-наперво попытался примирить судетских немцев с правительством Чехословакии, пообещав Судетам статус автономии. Он даже тайно встречался в Лондоне с Конрадом Генлейном. Тем не менее, действия Чемберлена внушали ему все больше опасений. Черчилль категорически осудил поведение премьер-министра, дважды официально посетившего Гитлера, а тем более Мюнхенские соглашения.
Наконец, жребий был брошен. 5 октября Черчилль произнес длинную речь во время дебатов, разгоревшихся в палате общин по поводу Мюнхенских соглашений. Это было одно из его самых блестящих выступлений в парламенте. В своей речи Черчилль камня на камне не оставил от политики «умиротворения» а ля Чемберлен. Он начал с того, что подвел удручающий итог: «Мы только что потерпели полное и безоговорочное поражение». Затем беспощадный Черчилль заговорил о страданиях, выпавших на долю чехов: «Все кончено. Чехословакия сломлена, всеми покинута, в скорбном молчании погружается она во мрак. Этой стране пришлось испить до дна чашу страданий, несмотря на крепкий союз с западными демократическими державами и участие в Содружестве Наций, покорной слугой которого она всегда была».
После этого зловещего вступления оратор отважился на предсказание, которое, увы, сбылось меньше чем через полгода: «Боюсь, что теперь Чехословакия не сможет сохранить свою политическую независимость. Вот увидите, пройдет какое-то время, может быть, годы, а может быть, месяцы, и нацистская Германия поглотит ее».

Для Черчилля, прорицавшего будущее, это был удобный случай, чтобы выступить с обвинительной речью против действий, или, скорее, бездействия, всех предыдущих правительств: «Пять лет благих решений, повисших в воздухе, пять лет, потраченных на усердные поиски самого легкого пути выхода из тупика, пять лет, в течение которых Британия медленно, но верно теряла свое могущество. Настало время посмотреть правде в глаза, довольно обманывать самих себя, мы должны реально оценить масштабы бедствия, постигшего мир. Мы оказались перед лицом величайшей катастрофы, обрушившейся на Великобританию и Францию. Не нужно тешить себя напрасными надеждами. Отныне мы должны принять как данность факт, что страны Центральной и Восточной Европы попытаются заключить с нацистской Германией в случае ее победы мир на самых выгодных для себя условиях». Ведь отныне на системе альянсов был поставлен крест и проникновению нацизма в придунайские страны и на берега Черного моря, вплоть до Турции, ничто не мешало. «Без единого выстрела» Гитлер день за днем обращал в свою веру все новые страны Центральной и Восточной Европы.
Черчилль итожил: «Мы потерпели поражение, не участвуя в войне, и последствия этого поражения еще долго будут напоминать о себе». Он закончил свою речь предостережением, долгое время не терявшим своей актуальности: «Не думайте, что опасность миновала. Это еще далеко не конец, это только начало грандиозного сведения счетов. Это лишь первый тревожный звонок. Мы лишь омочили губы в чаше бедствий, из которой мы будем пить не один год, если не сделаем последнего усилия, чтобы вновь обрести бодрость духа и силы сражаться»[223].
Само собой разумеется, не эти речи привлекли сторонников к Черчиллю и избавили его от одиночества. К концу 1938 года ему исполнилось шестьдесят четыре года, в партии тори он был одиночкой и никогда еще не ощущал этого так остро, как теперь, от власти его отстранили десять лет назад, казалось, на карьере Черчилля можно поставить крест. Ан не тут-то было. События 1939 года развернули фортуну к нему лицом. В середине марта все встало на свои места, немецкие войска заняли Прагу, Мюнхенские соглашения превратились в пустую и ненужную бумажку.
Отныне все изменилось. Грянувшие события подтвердили слова неугомонного пророка. Черчилля никто не слушал, а между тем его пророчества сбывались у всех на глазах. Он был прав, это его противники ошибались, политика «умиротворения», когда-то единодушно приветствуемая обществом, оказалась ловушкой, ошибкой. Люди поняли, что «временный мир» — всего лишь преддверие войны, ведь на польской границе уже готов был разразиться новый кризис. Словом, Черчиллю удалось восстановить свою репутацию. Однако, несмотря на то, что популярность его росла, а в начале лета в прессе развернулась целая кампания, предпринятая с целью вернуть Черчилля в правительство, ничего еще не было решено. Об этом свидетельствовал опрос общественного мнения, проведенный в марте 1939 года. Респондентам был задан вопрос: «Кого бы Вы выбрали премьер-министром, если бы Чемберлен ушел в отставку?» Тридцать восемь процентов опрошенных предпочли Идена и лишь семь процентов — Черчилля, столько же голосов набрал и лорд Галифакс.
Как это ни парадоксально, но у Черчилля на данном этапе все же было два решающих, как потом оказалось, козыря. Ему вдвойне повезло: Уинстону благоволили обстоятельства, ведь следовавшие друг за другом события словно уговорились заставить окружающих признать его правоту. А поскольку Черчилля давным-давно отстранили от власти, то теперь это оказалось ему на руку, ведь на него не пала ответственность за все неудачи, случившиеся за время его отсутствия. Звезда Черчилля вновь засияла для будущих свершений. Вот что он сам написал по поводу этого неожиданного поворота судьбы: «Над моей головой парил невидимый ангел, укрывавший меня своими крылами»[224].
Глава пятая АДМИРАЛТЕЙСТВО. 1939—1940 «Уинстон вернулся»
«Война — это ужасно, но рабство — еще хуже», — говорил Черчилль в начале 1939 года[225]. Как только Соединенное Королевство объявило войну Германии в одиннадцать часов утра 3 сентября 1939 года, он, обращаясь к парламенту, сразу же заговорил об идеологической подоплеке этой войны. Для него смысл происходящего был очевиден: свободным народам Европы предстоит беспощадная борьба за человеческое достоинство. «Мы сражаемся, — объяснял он, — вовсе не за Данциг и не за Польшу. Мы сражаемся, чтобы спасти целый мир от фашистской тирании — этой чумы — и чтобы защитить все самое святое, что есть у человека»[226].
Не подлежит сомнению и тот факт, что Черчилль всеми правдами и неправдами старался навязать правительству наступательную тактику вместо официальной оборонительной и тем самым стать идейным вдохновителем стратегии союзников. Он считал, что нет ничего хуже пустой болтовни и пассивности, царившей в британских высших эшелонах власти, руководствовавшихся, как насмешливо говорил Черчилль, мудрым «принципом: не будьте злыми с врагом, не то вы его рассердите!»[228]Тем не менее, как правило, темпераментному первому лорду приходилось в нетерпении грызть удила, негодуя в душе против бездействия французского и британского правительств. Это было в самый разгар «странной войны»[229]. Выражение «странная война», впервые произнесенное Роландом Доржелесом, сразу же стало расхожим во Франции, однако в Британии говорили, скорее, о «ложной войне»[230]. Когда-то журналисты называли «ложной» Крымскую войну, во время которой под Севастополем противники заняли позиции друг против друга и долгое время ничего не предпринимали.
Неудача в Норвегии
Норвежская кампания длилась недолго — меньше месяца, начиная с вторжения в эту страну немецкой армии и до поспешной эвакуации оттуда войск союзников. Однако она имела долгую предысторию, ведь скандинавский вопрос был ключевым во время «странной войны». Прежде всего из-за шведской железной руды, а потом, что гораздо важнее, из-за войны между СССР и Финляндией.
Решающую роль в Норвежской кампании сыграли два фактора. Политический — борьба сил внутри британского, а также французского правительств. Военный — столкновение стратегии рейха и стратегии англо-французского лагеря, или, если угодно, столкновение двух планов войны. Первый план, принесший победу своим авторам, был последовательным, решительным и тщательно продуманным. Второй же претерпел не одно изменение, он представлял собой, скорее, антологию робких попыток составления тактического плана и невразумительных импровизаций на ту же тему. Что же удивительного в том, что такой план обернулся оглушительным поражением?
Теперь вернемся к политической ситуации в Вестминстере. После объявления войны Чемберлен счел благоразумным ввести в правительство двух «вольных стрелков» — Черчилля, возглавившего адмиралтейство, и Идена, возглавившего министерство по делам доминионов. Однако премьер-министр не пустил в кабинет ни либералов, ни лейбористов. С другой стороны, военный совет, в который входили девять министров, был слишком многочисленным, а упомянутые девять министров — слишком стары. «Я подсчитал, — пошутил Черчилль в письме к Чемберлену, — что на шестерых членов военного совета, которых Вы упомянули, приходится триста восемьдесят шесть лет, то есть каждому из них в среднем шестьдесят четыре года, а на пенсию в нашей стране выходят в шестьдесят пять лет!»[232]Черчилль понимал, что многочисленные противники с опаской отнеслись к его возвращению в правительство и потому пристально за ним наблюдали. К примеру, лорд Хэнки, также приглашенный в военный совет, писал: «Насколько я понимаю, моей основной задачей было наблюдение за Уинстоном»[233]. Тем не менее, Черчилль вел себя тактично, не плел интриг и не ловчил, хотя в правительстве его окружало целое войско бывших сторонников политики попустительства агрессору уважаемых буржуа, предпочитавших выжидание действию, начиная с сэра Джона Саймона, педантичного адвоката из министерства финансов, и заканчивая сэром Кингсли Вудом, нотариусом-методистом из министерства авиации. А в министерстве иностранных дел по-прежнему заправлял лорд Галифакс, человек щепетильный и загадочный, само олицетворение христианской добродетели.
Вопреки всем опасениям отношения Черчилля с Чемберленом имели характер продуктивного сотрудничества, несмотря на то, что премьер-министр и первый лорд были совершенно разными людьми. В действительности они нуждались друг в друге, зависели друг от друга и знали об этом. И если Чемберлен пригласил Черчилля в правительство, то произошло это потому, что премьер-министру необходимо было упрочить авторитет своего кабинета в глазах соотечественников. В то же время, чтобы показать, что именно он в первую очередь отвечает за проведение военных операций, Чемберлену необходимо было делать вид, будто бы он не только не чинит препятствий, но, напротив, всячески поддерживает предложения министра военно-морского флота. Таким образом, премьер-министр не мог обойтись без услуг Черчилля, которого знал как человека талантливого и пользующегося уважением. К тому же только первый лорд адмиралтейства мог расшевелить неповоротливый военный совет.
Что же касается самого Черчилля, то он всячески старался заставить правительство отказаться от пассивной стратегии и перейти в наступление. Для этого первому лорду приходилось то выступать с самыми дерзкими предложениями, как в случае с Норвегией, то идти на уступки, чтобы не выводить из себя ни премьер-министра, ни других своих коллег. А кроме того, он понимал, что если ему и суждено стать премьер-министром, то произойти это может только с согласия Чемберлена, необходимого для того, чтобы заручиться поддержкой большинства консерваторов. Если бы Черчиллю вдруг пришло в голову играть против премьер-министра, он мог бы навсегда распрощаться с мечтами о Даунинг стрит. А пока «терпение и компромисс!» — таковы были лозунги Черчилля.
Глава седьмая ВЕЛИКИЙ АЛЬЯНС. 1941—1945 Восток и Запад: между Сталиным и Рузвельтом
Для Черчилля все внезапно изменилось в 1941 году. Неожиданный поворот судьбы спутал все карты. 22 июня в войну вступил Советский Союз, а 7 декабря — Соединенные Штаты. Теперь Англия была уже не одна. В борьбе с Гитлером у нее появились союзники, однако именно она оказалась центральным звеном в межконтинентальной коалиции. Отныне война стала мировой, а Британия возглавила «Великий альянс», как называл антигитлеровскую коалицию сам Черчилль, — в честь альянса, составившегося против Людовика XIV во времена знаменитого герцога Мальборо, предка премьер-министра. На протяжении четырех лет Черчилль был одновременно и антрепренером, и исполнителем главной роли в этом грандиозном действе, предпринятом с целью разрушить ось Берлин — Рим. Именно этой задаче посвятил Черчилль всю свою энергию и деловитость. Он дал жизнь новой геополитике, которую старался не выпускать из-под своего контроля и которая характеризовалась — прямо по Шекспиру — «трехчастным делением мира»[296].
* * *
Осенью 1939 года, несмотря на вторжение Красной армии в Польшу и раздел этой страны между Германией и Советами, Черчилль удивил всех своим сдержанным отношением к политике Кремля. Он не присоединил своего голоса к хору негодующих соотечественников, осудивших действия советского правительства. Первый лорд адмиралтейства говорил о случившемся осторожно, избегал резких высказываний, оставляя себе тем самым путь к отступлению, а может быть, и к дальнейшему изменению позиции. Так, впервые комментируя события в Польше на Би-би-си 1 октября, Черчилль подчеркнул, что решение Сталина было продиктовано, прежде всего, национальными интересами Советского Союза. Кроме того, британский премьер-министр дал понять, что загадка русской души — эта «окутанная тайной головоломка внутри загадки» (знаменитое выражение Черчилля[297]) — на этот раз разгадана: Советский Союз попросту не мог спокойно смотреть, как гитлеровская Германия порабощает Балканы и Юго-Восточную Европу. А потому было очевидно, что столкновение интересов двух тоталитарных сверхдержав рано или поздно приведет к конфликту между ними. В октябре 1940 года Черчилль поистине проявил чудеса прозорливости, заявив своим ошеломленным военным советникам, что нужно быть готовыми к нападению Германии на Советы уже в следующем, то есть в 1941 году[298].
Однако лишь весной 1941 года сведения, полученные с помощью «Ультры», укрепили Черчилля в его предположении: массированное наступление германской армии на Восток не за горами. В начале апреля он приказал британскому послу в Москве, сэру Стэффорду Криппсу, срочно передать предупредительную ноту министру иностранных дел Молотову. Однако Криппс попытался увильнуть от поручения и лишь после того, как премьер-министр призвал его к порядку, передал-таки ноту, но не самому Молотову, а его заместителю Вышинскому. Черчилль все больше убеждался в том, что столкновения Германии с Советским Союзом осталось ждать недолго. Он сообщил об этом Рузвельту, тем более что 12 июня британские спецслужбы расшифровали письмо, отправленное из Берлина в Токио японским послом в Германии. В письме говорилось о неизбежности военной кампании против Советского Союза. Накануне вторжения гитлеровских войск в Страну Советов британский премьер-министр, прогуливаясь в Чекерс, сказал своему секретарю Колвиллу, что если бы Гитлер вознамерился захватить ад, то он, Черчилль, вступил бы в сговор с дьяволом[299].
Разумеется вступит, ведь Британия уже 2 года ведет заведомо проигрышную военную компанию против Германии. Кроме того прекрасно видно, что даже оппозиционный официальному курсу политик то и дело съезжает то на симпатии к фашистским режимам, то во имя выживания страны готов объединиться с заклятым врагом в лице СССР (жалко не рассмотрены такие же попытки объединиться с Германией в исполнении официальной власти несколькими годами ранее)
Почитайте дальше сами
"Черчилль" Франсуа Бед арида
– там много интересных моментов, которые так или иначе выбиваются острыми углами из-под полотнища общих и обтекаемых формулировок и таких же общих приведенных фактических материалов, которые не копают в глубь, но хватают по верхам и призваны создать целостную картину того, что является целостным лишь отчасти. Я мог бы и дальше разбирать ситуацию уже на основе ВМВ и последующей Холодной войны, не забывая при этом о личном вкладе Черчилля, но формат не позволяет. Надеюсь, вам достаточно хорошо известно, ЧЕМ закончилось для СССР членство в альянсе победителей и как из вынужденного союзника он вновь стал «оплотом ненавистных коммунистов».

-----
Justitia suum cuique distribuit
 
email

 Top
Гал Пользователь
Отправлено: 11 ноября 2011 — 15:08
Post Id


подполковник





Сообщений всего: 2064
Дата рег-ции: 11.02.2011  
Репутация: 8




Война как бизнес

Заметки о причинах и последствиях «Арабской весны»
Валерий Панов
08.11.2011


Натовское руководство подводит итоги ливийской кампании, получившей лукавое название «Объединенный защитник». Генсек Андерс Фог Расмуссен назвал военную операцию в Ливии одной из самых успешных в истории Альянса. Наверное, он прав хотя бы уже потому, что НАТО подтвердило свою высокую боеспособность. Но более любопытным мне показалось другое заявление Расмуссена, сделанное им 27 октября в Берлине. «Свобода лежит в основе наших принципов, наряду с демократией, правами человека и верховенством закона. Именно эти принципы делают нас теми, кто мы есть. Они являются важной частью нашей жизни. И поэтому мы должны их отстаивать», - сказал он.
По его мнению, главная задача НАТО заключается в обеспечении безопасности территорий стран-членов. Если согласиться и с этими тезисами генсека, то непременно возникнет простой вопрос: а причем тут Ближний Восток, где только в Ливии, по подсчетам правозащитников, было убито около 60 тыс. человек, более 200 тыс. ранено, 2 млн. человек стали беженцами?

Но американцев, прежде всего и только, интересует другое: собственные деньги. Вице-президент США Джо Байден уже сообщил, что США потратили на ливийскую войну приблизительно 2 млрд. долларов.

А помощник президента США по национальной безопасности Томас Донилон в статье для газеты «Вашингтон пост» констатировал, что американская часть ассигнований на кампанию от ее начала до завершения представляет собой сумму, которая меньше той, что США тратят за одну неделю в Афганистане или Ираке.
Если сравнить эти данные хотя бы с расходами Великобритании - 2,71 млрд. долларов, Франции – 320 млн. евро, да учесть, что США продали странам-участницам коалиции боеприпасов, запчастей, топлива на сумму в 250 млн. долларов, то ливийская война, действительно, обошлась американцам очень дешево.

Затраты других участников «Объединенного защитника» пока неизвестны. Но в антиливийской коалиции активную роль сыграли также Бельгия, Греция, Дания, Италия, Испания, Норвегия, Канада, Катар, Арабские Эмираты. Из 28 стран НАТО в операции участвовала ровно половина – 14. Можно предположить, что общие расходы на войну составили огромную сумму.

И это притом, что за то время, пока в Ливии шла гражданская война, поступления в бюджет страны упали на 84%. В докладе, подготовленном консалтинговой компанией Geopolicity, сказано, что «Арабская весна» уже обошлись региону в 55 млрд. долларов. Тяжелейший удар по экономике испытали Ливия, Сирия, Египет, Тунис, Бахрейн и Йемен. Суммарные потери их ВВП достигают 20,56 млрд. долларов, а потери госбюджета - 35,28 млрд. долларов. Составители доклада подчеркивают, что стоимость арабских конфликтов невозможно подсчитать точно: «Многие критически важные экономические показатели недоступны, и ситуация весьма подвижна». Нынешнее состояние неопределенности в Ливии требует особого внимания, полагают эксперты. Судьба страны, по их выражению, балансирует на грани: «Конфликт в Ливии парализовал экономическую активность, в результате чего потери ВВП составили 7,67 млрд долларов».

Авторы отчета предупреждают: если региону не оказать продуманную поддержку, «демократические» достижения «Арабской весны» могут быть обращены вспять. Последние несколько месяцев охарактеризованы как период наибольших потрясений, переживаемых арабским миром, начиная с 1950-х годов. В докладе содержатся рекомендации для Лиги арабских государств и Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива стимулировать внутренний процесс реформ при скоординированной поддержке извне. Управляющий директор консалтинговой компании Питер Мидлбрук говорит, что доклад окажет огромную помощь при выработке дальнейшей стратегии странами «Большой двадцатки», ООН, а также региональными организациями вроде Лиги арабских государств и самими странами, затронутыми «Арабской весной».

Большую выгоду от «Арабской весны» получили богатые нефтью страны региона, сумевшие избежать восстаний или их остановить. ОАЭ, Кувейт и Саудовская Аравия заметно нарастили свой государственный доход. Так, поступления в бюджет Саудовской Аравии выросли на 25%, рост доходов в ОАЭ составил 31%. В то же время, в документе указывается, что международная помощь арабским странам не оправдала возлагавшихся на нее надежд. «Обещания поддержки, данные «Большой восьмеркой» в Довиле в мае 2011 г. в значительной мере так и не материализовались. А эффект от 100 млрд. долларов, выделенных «Большой двадцаткой», окажется в лучшем случае лишь «тонкой струйкой» с угрозой того, что люди, выходившие на улицы, не увидят в этом почти никакой пользы для себя лично ни в ближайшей, ни в среднесрочной перспективе», - резюмируют эксперты. Короче говоря, США, НАТО и их сателлиты руками самих арабов развалили экономику большинства арабских же стран, а расплачиваться за североатлантические «удовольствия» должен, оказывается, весь остальной мир.

Известный востоковед Владимир Греков совершенно справедливо квалифицирует ливийскую войну и «арабскую весну» как неоколониализм.
Аналогичного мнения придерживается профессор из Сиракузского университета в США Гораций Кэмпбелл в материале «Глобальное НАТО и реколонизация Африки», опубликованном канадским ресурсом Global Research. Скажем больше: ливийская бойня подтверждает и закрепляет стратегию США, согласно которой борьба с терроризмом используется в качестве предлога для мировой экспансии. Основным военным инструментом в этой экспансии служит Североатлантический альянс, давно вышедший за рамки географический зоны своей ответственности и наделивший себя «глобальной» миссией.

Напомним: когда Тони Блэру потребовалось оправдать нападение НАТО на Югославию в 1999 г., он сказал, что право одной страны сбрасывать бомбы на другую обосновано нарушением прав человека в этой стране, и это вытекает из самого смысла глобализации. Что касается «смысла глобализации», то натовский документ № 23468/2011, опубликованный недавно чешской газетой Lidové noviny (Народные новости) под названием «Аудиторское заключение войны в Ливии», лишний раз подтверждает, что в глобальной политике принцип «сбрасывать бомбы» остался для англосаксов неизменным. Все затраты, в конечном итоге, окупаются сполна. В документе, в частности, говорится: контракты на газ и нефть и разрешения западным концернам уже возобновлены или будут возобновлены в полном объеме и частично с более выгодными условиями; следует ожидать заказов на восстановление городов, уничтоженных во время боев и союзнических авианалетов.

И сделаны удивительно циничные выводы: операция в Ливии, по сравнению с Афганистаном и Ираком, была достаточно эффективным способом смены режима с ожидаемыми подобными результатами. Рекомендуется использовать этот вид операций в Сирии, Йемене и других странах.
Редакция, правда, сомневается в достоверности этого документа, но судя по тому, как развиваются события в Северной Африке и на Ближнем Востоке, все сомнения можно отбросить в сторону.

Еще в 1976 г. Збигнев Бжезинский опубликовал в журнале «Форин полиси» программную статью «Америка во враждебном мире», в которой он обосновал необходимость политики глобального экспансионизма ради спасения американского капитализма. Идеи Бжезинского, и не только эти, получили дальнейшие развитие, в частности, в проекте американских консерваторов, известного под названием «Великий Ближний Восток» (Greater Middle East), подготовленном к весне 2004 г. и в июне обнародованным Джорджем Бушем на Стамбульском саммите НАТО. Проект дает американскую трактовку ближневосточной ситуации, на длинную перспективу определяет основные моменты американских интересов. Он основан на геополитической концепции американских правых неоконсерваторов о необходимости найти нового «глобального врага».

После краха СССР и резкого ослабления России США понадобился новый претендент на роль «империи зла». Эта роль постепенно отошла исламскому миру.

Демонизации мусульман в глазах американских стратегов помогли теракты 11 сентября 2001 г. Не вдаваясь в детали проекта, заметим, что смысл его заключается в следующем: прямое силовое вторжение американской военной и политической системы в исламский мир; свержение исламских режимов, отказывающихся активно сотрудничать с США; военные действия против Ирана, Сирии, Ливана, позже Саудовской Аравии; жесткое подавление в исламских странах, лояльных Вашингтону, любых признаков политической исламской оппозиции. Враг понятен: политический ислам, приравненный американскими идеологами к «фашизму». Понятны и методы: военно-политическое, дипломатическое и экономические давление США на упорствующие арабские режимы. Цель тоже ясна: установление в исламском мире либерально-демократической светской проамериканской политической системы. Таким образом, проект «Великого Ближнего Востока» есть объявление войны всему исламскому миру, чьи политически режимы - как радикальные, так и умеренные и относительно проамериканские - оказываются «зданиями, подлежащими сносу». Фактически арабским странам предъявляется ультиматум: либо вы отказываетесь от своего политического суверенитета, религиозно-культурной и социальной самобытности в пользу США и светского либерал-демократического устройства, либо вам будет объявлена война. Не случайно ведь ни одна из так называемых революций «Арабской весны» не несла и не несет в себе никакой другой идеи кроме идеи свержения правящего режима. Спрашивается: зачем сегодня, когда системный кризис по-прежнему держит мир в своих тисках, англосаксам и их союзникам нужна эта дополнительная «головная боль»?

Ответ, как ни странно, лежит далеко в стороне от охваченного волнениями региона.

Эксперты Цюрихского университета, проведя скрупулезный математический анализ связей ведущих компаний планеты, пришли к выводу, что всеми процессами на планете, связанными с экономикой, руководит по сути одна гигантская корпорация.
То есть, можно вести речь о существовании некоего теневого правительства, куда входят хорошо известные всем компании. На их долю (1318 компаний) приходится 60% всех доходов. Ядро составляют 147 финансовых и инвестиционных институтов, контролирующих 40% глобального рынка. Список открывает Barclay's — один из двух британских банков — в первой десятке, там же французский AXA и швейцарский UBS, 7 остальных мест занимают американские компании, а топ-10 замыкает Merrill Lynch. Немецкий Deutsche Bank на 12 месте. Рейтинг, конечно, формален, но общее представление о ситуации дает. Весьма красноречиво, что на 34 месте в списке находится Lehmann Brother's, с банкротства которого и начался кризис 2008 г.

Ситуация еще больше проясняется, если принять во внимание тот факт, что сегодня в глобальной экономике сложилось три группы государств. К первой группе относятся США, доля которых в мировом ВВП составляет около 30%. Плюс Германия, Великобритания, Франция, Италия, Канада, Япония. Во вторую группу входят Китай (по итогам 2010 г. вторая экономика мира), Индия, большинство «азиатских тигров», стран Латинской Америки, бывшие социалистические страны, Иран, другие нефтяные государства. И, наконец, третья группа: почти вся Африка, значительная часть Азии и государств бывшего СССР. Если Россия политически на границе первого и второго миров, то экономически тяготеет к нижней границе второго мира. Заметим попутно, что без реальных и энергичных реформ этот уровень будет снижаться. Добавим также, что 33 крупнейшие компании мира, штаб-квартиры которых находятся в США, владеют более 70% всех котирующихся на бирже акций. В абсолютных цифрах это составляет почти пять триллионов долларов. А в мировом масштабе на долю пяти стран – США, Японии, Великобритании, Германии и Франции – приходится 90% крупнейших корпораций на планете. Названные страны и составили костяк антиливийской коалиции, они же спровоцировали и массовые волнения в странах Северной Африки и Ближнего Востока. Таким образом, позволительно сделать вывод о том, что НАТО (а это значит, в первую очередь, - США) из инструмента «глобальной демократизации» трансформировался в инструмент глобализированного капитала, прежде всего, западного. Развязав войну в Ливии, Запад практически взял под прицел весь Африканский континент.

Есть несколько причин, по которым Африка имеет стратегическое значение для мировой экономики, в т.ч. для геополитических интересов Соединенных Штатов Америки. Главная из них - нефть. Суммарные нефтяные резервы африканских стран - 16,6 млрд. т, что составляет 10% общемировых запасов. По этому показателю Африка уступает лишь Ближнему Востоку и Евразии. На долю Западной Африки уже сейчас приходится 15% нефти, импортируемой в США, и этот показатель, по всем прогнозам, в течение ближайших 25 лет достигнет 25%. Нефтяные месторождения найдены на побережье Анголы, Сан-Томе, Габона и Нигерии. США пытаются уменьшить энергетическую зависимость от Ближнего Востока, поэтому Африка в последние годы стала особым объектом американских бизнес-интересов.

Газовые ресурсы континента тоже весьма значительны. Они насчитывают 14,65 трлн. куб. м, что составляет 7,9% мировых запасов. По доказанным запасам природного газа, Нигерия и Алжир (5,22 и 4,5 трлн. куб. м, соответственно) уступают лишь России, Ирану, Катару, Туркмении, Саудовской Аравии, ОАЭ, но значительно опережают такого ведущего экспортёра газа как Норвегия (2,91 трлн. куб. м), тоже участвовавшей в ливийской кампании, кстати. Углеводороды являются не единственным африканским сырьем. Интерес также представляют руды и металлы: цинк, кобальт, медь, уран и бокситы. Таким образом, Африка и Ближний Восток сегодня являются точкой пересечения жизненно важных интересов двух великих держав – США и Китая, которые уже вступили между собой в непримиримую борьбу за доступ к энергоресурсам и политическое влияние в регионе. Здесь же США реально пытаются заживо похоронить идею о многополярности современного мира, и, что особенно тревожно, достигли определенных успехов.

Вместе с тем, смею утверждать, что не полезные ископаемые стали главной причиной очередной экспансии Запада на Африканский континент. Сегодня достоянием мировой общественности стал факт наличия в Ливии огромных запасов пресной воды. Она, по мнению экспертов ООН, в самое ближайшее время станет дороже нефти.
Стремление к глобальной монополии на водные ресурсы уже сейчас является важнейшим фактором мировой политики. А на юге Ливии располагается четыре гигантских водных резервуара (оазисы Kufra, Sirt, Morzuk и Hamada), сооруженных, кстати, по проекту Каддафи. По некоторым данным, в этих резервуарах содержится в среднем 35 000 куб. километров (!) воды. Чтобы представить этот объем, достаточно вообразить всю территорию Германии огромным озером 100 метров глубиной.

Кубометр чистейшей воды из ливийских резервуаров с учетом всех затрат может обходиться в 35 центов. Это примерная стоимость кубометра холодной воды в Москве. Если же брать стоимость европейского кубометра (около 2 евро), то ценность запасов воды в ливийских резервуарах составляет 58 триллионов евро. А цена опресненной воды, предлагаемой израильскими, европейскими и американскими фирмами африканцам, колеблется от 3,75 до 4.00 долларов за кубометр. Для сравнения: доказанные запасы нефти в Ливии - 5,1 млрд. тонн, при нынешних ценах - это около четырех триллионов долларов. Если воду продавать даже по 35 центов (не по 4 доллара), то сумма приблизится к 10 триллионам. А если по 4 доллара за кубометр, то стоимость ливийской воды достигнет 140 триллионов долларов. Может ли Запад упустить такую выгоду?

Кроме того, со своим водным проектом Ливия могла начать настоящую «зеленую революцию», что решило бы массу проблем с продуктами питания в Африке, обеспечило бы стабильность и экономическую независимость. Для МВФ и глобальных картелей, конечно, намного выгоднее навязывать собственные дорогостоящие проекты, такие, как опреснение воды. Самостоятельный ливийский проект в их планы никак не вписывался. Теперь предельно ясно, почему для Вашингтона страны Магриба являются ключевым регионом на карте мира, установление контроля над которым позволяет управлять глобальным транзитом углеводородов и других видов стратегического сырья для крупнейших развивающихся экономик (прежде всего, Китая). Это первая цель США и основная причина «революционных» событий в регионе.

Не исключено, что перед новыми правителями, пришедшими к власти с помощью технологий «цветных революций» и «управляемого хаоса», будет поставлена задача перекрыть (или существенно сократить) экспорт энергоносителей в Китай.
Вторая основная цель Вашингтона имеет отношение к приближающейся схватке за Африку и ее энергетические ресурсы в целом. Как повод для соперничества великих держав и предмет нового геополитического передела сфер влияния, Африканский континент, несомненно, представляет лакомую добычу. В этом переустройстве США рассчитывают сыграть ключевую роль, основываясь на концепции нового геополитического образования - «Большого Ближнего Востока». Цепочка «цветных революций» в странах Северной Африки и Ближнего Востока стала первым практическим шагом на пути реализации этой концепции.

Но любая война – это для американцев, прежде всего, доходный бизнес, и в Конгрессе уже звучат предложения о компенсации расходов США на операцию в Ливии за счет «замороженных» активов прежних хозяев Триполи. Инициативой заинтересовалась госсекретарь Хиллари Клинтон, а руководитель пресс-службы госдепа Виктория Нулан тут же доложила, что подавляющая часть имущества Ливии в размере порядка 32 млрд. долларов, арестованных в американской банковской системе, представляет собой «неликвидные активы». По ее данным, наличные средства составляют «сравнительно небольшую часть» означенной суммы – около 10%. Маловато, конечно, но при объявленных-то расходах на следующую, скажем, антисирийскую, войну вполне достаточно!


 
email

 Top

Страниц (4): [1] 2 3 4 »
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Современные конфликты »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
война в ираке потери американцев, мемуары немецких солдат и офицеров


Карта сайта


џндекс.Њетрика

Военно-исторический форум, история России, военная история