Военно-исторический форум   Military.  История России. Военная история.  Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Блоги  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
Т-35
Т-35

Загрузил foma
(19-11-2014 19:47:59)
Высадка американских десантников  в секторе Омаха
Высадка американских десантников в секторе Омаха

Загрузил egor
(07-03-2015 16:50:16)
Боевой трофей вермахта
Боевой трофей вермахта

Загрузил МАГАЗИНЕР
(02-04-2015 18:36:29)
Снятие летчика с дерева.
Снятие летчика с дерева.

Загрузил foma
(06-03-2016 19:09:50)


 Страниц (1): [1]   
> Морские походы козаков и сражение под Карахарманом в 1625году , Морское сражение запорожских козаков с турецким флотом в 1625 году.
данила Пользователь
Отправлено: 7 июля 2010 — 14:13
Post Id


рядовой





Сообщений всего: 1
Дата рег-ции: 7.07.2010  
Репутация: 0




КАРАХАРМАНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

1. Датировка, место и участники

Историк А.Л. Бертье-Делагард справедливо отмечает, что Rарахарманский морской бой «известен... весьма мало и плохо», а «все писанное доселе об этом бое очень мало точно и неопределенно». После 1902 г., когда было высказано приведенное суждение, не произошло сколько-нибудь заметного продвижения в изучении этого сражения. Между тем еще И.В. Цинкайзен характеризовал его как «одно из замечательнейших морских сражений, которые, пожалуй, когда-либо давались в этих водах».
Яркую, но, как выясняется, неточную характеристику битвы дает А.Л. Бертье-Делагард. «По отчаянному мужеству, безграничной отваге и вероятной гибели большей части участников боя — Козаков, — полагает историк, — он не имеет не только равного, но и сколько:нибудь подобного себе во всей истории русских морских сражений, с нашими днями включительно. Козаки сделали неслыханное усилие, собрали более 15 000 товарищей на 300—350 челнах, такой посуде, на которой современные герои-моряки, пожалуй, не решились бы и Днепр переплыть; а козаки вышли на этих челнах в открытое море и там ударили на целую эскадру военных каторг падишаха, бывшую под начальством самого капудан-паши; отчаянно сражались целый день и, почти вырвав победу у турок, погибли от стихийной силы».
«Подвиги безвестных героев в этом изумительном бою, истинных рыцарей без страха, если и не без упрека, — по мнению АЛ. Бертье-Делагарда, — заслуживают не то что возможно подробного описания, но и увековечения. Второе мне недоступно, а первому я желал бы положить начало... Поэтому да позволено мне будет рассмотреть... известное нам об основательно забытом, но великом бое русских людей на море».
А.Л. Бертье-Делагарду принадлежит единственное более или менее подробное описание Карахарманскогосражения, испра вившее ряд ошибок историков-предшественников, но, ксожа-лению, содержащее новые ошибки.
Что касается собственно оценки сражения, то она получилась весьма искаженной в силу недостаточного знакомства автора с казачьей морской историей и вытекавшей отсюда чрезвычайной примитивизацией запорожских морских судов и вообще флота Войска Запорожского. Представление о чайках как «челнах, сколоченных на живую нитку», в глазах А.Л. Бертье-Делагарда усиливало героизм казаков, но было крайне далеко от действительности. Автор не использовал некоторые, уже опубликованные тогда источники, в первую очередь документы английского и французского посольств в Турции, и пришел к ошибочному выводу о результате сражения, в частности о вероятной гибели большинства казаков. Это, однако, не может послужить причиной для отрицания того, что Карахарманское сражение в самом деле было «великим боем».
В новейшее время Ю. П. Тушин замечает, что в 1625 г. состоялись «один из крупнейших морских походов казаков и сражение более чем 350 чаек со всем турецким флотом», но не дает более точного определения исторического места данного сражения. Изучение же казачьих черноморских походов показывает, что это была самая крупная морская битва на протяжении всей истории запорожского и вообще казачьего мореплавания, а также крупнейшее морское сражение на Черном море в продолжение XVI—XVII вв. и, можетбыть, еще более значительного времени. А.Л. Бертье-Делагард подверг в общем справедливой критике освещение хода сражения у предшествующих историков. И. фон Хаммер писал о нем «по турецким или идущим через турок источникам», спутанным и малоточным. «Рассказ Гаммера, — отмечает А.Л. Бертье-Делагард, — видимо, писан со слов людей, имевших слабое представление о морском деле, почему и обстоятельства боя изложены в таком невероятном освещении, что и он сам может казаться недостоверным и даже едва ли статочным». Н.И. Костомаров привлек сведения Мустафы Наймы, но в целом «повторил Гаммера, местами произвольно изменив его просто по соображению и значительно пополнив цветами красноречия, а всем этим немало ухудшив». Д.И. Эварниц-кий же, в свою очередь, «повторил Костомарова».
Сам А.Л. Бертье-Делагард, констатировав, что «о великом бое и гибели Козаков в наших источниках ничего не найдено», добавил информацию Э. Дортелли д'Асколи, которую высоко оценил. Согласно А.Л. Бертье-Делагарду, «несколько слов об этом бое д'Асколи, умного человека, хорошо знакомого с морем, бывшего в Крыму в те именно времена и, вероятно, слышавшего, как было дело, от самих участников, значат очень много, тем более что сказанное им имеет вид совершенной точности и достоверности, ибо по существу повторяет вполне турецкие рассказы, но только с тем оттенком, который выдумку обращает недостоверность; жаль, что он недостаточно подробен». Кроме того, А.Л. Бертье-Делагард разыскал два упоминания о сражении, «хотя в общих чертах», у Эвлии Челеби. В настоящей главе использован гораздо более широкий круг источников, чем у названных историков, а также у других, не упомянутых авторов, так или иначе касавшихся сражения (по ходу изложения будут отмечены их верные и ошибочные суждения).
Прежде всего попытаемся установить, когда произошло Карахарманское сражение.
И. фон Хаммер считает, что столкновение янычар и джебеджи в Варне случилось в праздникжертвоприношения, т.е. в Курбан-байрам, — 13 (3) сентября 1625 г., или 10 зу-л-хиджжа 1034 г. Хиджры. Эта дата оказывается ключевой: после нее флот Реджеб-паши отправился к Очакову, крейсировал и встретился с казаками в рассматриваемом сражении, которое, следовательно, произошло поздней осенью.
Тюрколог, пишет А.Л. Бертье-Делагард, «дает время (некоторых событий. — В.К.)... даже и в числах месяца, но насколько можно доверять такой мелочной точности, можно судить по следующему примеру... он замечает, что капудан-паша 13-го сентября пошел из Варны к Очакову, заходя по пути во все порты; в Очакове он пробыл шесть недель, потом, идя обратно, вступил вбой с козаками, после которого, значит, никак не ранее начала ноября, возвращаясь в Константинополь, был застигнут бурей... На следующей... странице он же указывает, что эта самая буря была 2-го сентября (12 нов. стиля), а следовательно, предшествовавший ей бой с козаками был не позже конца августа».
А.Л. Бертье-Делагард не ограничивается указанием на противоречие у И. фон Хаммера, но пытается доказать, что казаки не могли находиться в плавании в указанное им время: «В Черном море выработалось искони общее правило, которого держались все и всегда, — быть в море только летнюю часть года; турки, заимствовав у греков, это выражали, говоря: от Хедерлеза (св. Георгия 23-го апреля) до Хасима (св. Димитрия 26-го октября) (имеются в виду день Хызырильяса, отмечавшийся 23 апреля, и день Касыма, приходившийся на 26 октября. — В.К.)... Но и оно касалось только больших судов, а не козачьих челнов». Историк ссылается на Г. де Боплана, согласно которому казаки выходили в море после дня св. Иоанна, т.е. 24 июня (4 июля), и возвращались не позже начала августа нового стиля, или 20-х чисел июля старого стиля, и продолжает: «Такое козачье правило неслучайно и даже не козаками выдумано или кем -либо единолично, оно является последствием глубокого и исконного знания свойств Черного моря — знания, наследованного преемственно от времен греков и римлян, дополненного опытом походов варваров и Руси, переданного козакам прибрежным населением и в особенности самими же турецкими капитанами (рейсами)...»
Процитировав известное изречение генуэзского адмирала Андреа Дориа о том, что лучшими «портами» Средиземного моря являются июнь, июль и Маон (балеарский порт, имеющий великолепную бухту)1, А.Л. Бертье-Делагард замечает, что «козаки этого наречия не слышали, носвое море понимали очень хорошо, твердо зная, что в нем надежны только те же месяцы и что... пускаться в море в иную пору года, а особенно в осенние равноденственные бури, уже не отвага, а простое безумие. Как же после этого возможно поверить турецкому рассказу, по которому козаки будто бы вышли в море только в начале сентября (автор отталкивается от упоминавшейся даты 13 сентября нового стиля. — В.К.) и пробыли там вместо обычного одного месяца почти два самых бурных осенних?»
«Вообще, — по А.Л. Бертье-Делагарду, — все морские козачьи походы были делом высокоотважным, но они не были безумною нелепостью, что доказывается и их частыми, даже чрезвычайными успехами, возможными только при вполне благоприятном состоянии моря и чрезвычайной быстроте и неожиданности походов: в три, четыре дня чайки уже достигали дальнего края Анатолии, разносили, что было возможно, и с такою же быстротою спешили назад, чтобы не дать много времени туркам приготовить им встречу на обратном пути. Натиск и быстрота сказаны Суворовым, но не им выдуманы; они-то и лежали в основе всех козачьих морских походов, давая козакам главное орудие победы — неожиданность нападения».
Многие из этих тезисов историка при их видимой убедительности, увы, далеки от истины и еще раз обличают в нем плохое знание морской истории казаков. Вопреки ошибочному суждению Г. де Боплана о сроках казачьих плаваний, и запорожцы, и донцы весьма часто выходили в море ранней весной и действовали там не только летом, но и осенью, в том числе и глубокой, в зависимости не от каких-либо «догматических» правил и дней, а от погодных условий конкретной кампании. Известны плавания казаков, правда, не слишком дальние, даже и в ноябре — декабре.
А.Л. Бертье-Делагарду было знакомо несколько сообщений пребывании казаков в море в осеннее время, но он отверг все эти известия как недостоверные2. И, к сожалению, историк не ведал, что, помимо скоротечных и стремительных, «кинжальных» набегов, было немало и длительных казачьих плаваний, продолжавшихся не один месяц3.
Тем не менее, невзирая на сказанное, принять даты Й. фон Хаммера действительно невозможно, поскольку они противоречат имеющимся документальным свидетельствам о крейсировании турецкого флота и Карахарманском сражении. Упомянутый тюркологом праздник фигурирует, как мы видели, и в «.английских посольских известиях от 30 июля, согласно кото-.- рым «в день байрама» Шакшаки-паша высадился у Днепра. Сама дата известий свидетельствует, что здесь имелся в виду вовсе не Курбан-байрам, как полагает И. фон Хаммер, а Ураза-байрам, отмечавшийся в том году, по нашему пересчету, 27 июня. В результате вся «осенняя» хронология тюрколога оказывается несостоятельной, что подтверждает, как увидим далее, и возвращение в Стамбул турецкого флота, завершившего кампанию на Черном море, перед 24 сентября.
Для «соглашения противоречий, впредь до нахождения каких-либо новых источников» А.Л. Бертье-Делагард предлагает считать, что Карахарманское сражение произошло не в 1625, а в 1624 г. Доказательства историка сводятся к следующим обстоятельствам.
Во-первых, И. фон Хаммер, датировав сражение 1625 г., далее говорит, что «на следующий год», т.е., получается, в 1626 г., была жестокая чума, Египет прислал только половину дани, назначались общественные молитвы об избавлении от эпидемии и об успехе в осаде Багдада. Но все это, по донесениям Т. Роу и венецианским реляциям, происходило не в 1626-м, а в 1625 г., «и, следовательно, сражение было в 1624 г.».
Во-вторых, согласно Эвлии Челеби, в 1625 г. капудан-пашой был уже Хасан-паша, а не Реджеб-паша, «значит, и по этому показанию сражение было в 1624 году».
В-третьих, Э. Дортелли, «достаточно точный в своих хронологических показаниях», в 1634 г. писал, что сражение состоялось«10-тьлеттому назад», т.е., выходит, в 1624 г. «Конечно, он мог обмолвиться или ошибиться, но видимости все в его пользу, и не только вышеуказанные недоразумения турецких источников, но и самые козачьи дела на Украине в особенности».
В-четвертых, «1625 год был вовсе не таков, чтобы там (на Украине. — В. К.) в то время нашлось около 15 000 лучших, храбрейших, свободных Козаков, готовых и могших идти позднею осенью искать добычи и славы в отважном заморском походе. С июля 1625 года тридцатитысячное польское войско тронулось на Украину для усмирения и наказания Козаков. Частью в переговорах, а частью в мелких стычках прошло все лето; сам гетман козачий Жмайло был все время в Запорогах, а в октябре стоял перед польскими войсками с самыми видными козачьими полковниками (Дорошенко, Олифер), когда козаки были разбиты у Курюкова озера. Едва ли в такой год впору было думать о морских походах, из-за которых по преимуществу шла польская гроза...»
«Вероятность такого соображения, — пишет А.Л. Бертье-Делагард, — подтверждается документально, как мне кажется: посланный киевским митрополитом луцкий епископ говорил в Москве в начале февраля 1625 года, что весною запорожцы собираются идти морем на турок, а воевода из Путивля доносил, что на Запорожье собралось было до 30 000 Козаков около какого-то темного проходимца, будто бы турецкого царька Александра Ахии (Ягья, будто бы брат падишаха Ахмета), но, узнав, что гетман Конецпольский с польским войском идет к Киеву, разошлось, чтобы собираться по городам для сопротивления полякам, а 1 -го сентября оттуда уехал и Ахия, объявившийся потом через Киев в том же Путивле. Кажется, отсюда ясно, что в 1625 году никакого козачьего похода в море с Днепра не предпринималось именно вследствие нашествия поляков на Украину».
Наконец, в-пятых: «За такое объяснение, а не против него говорит и рассказ козачьего полковника Алексея Шафрана, который ходил с донскими и запорожскими козаками, будучи их старшиной, к Трапезунту в этом самом 1625 году. Г. Эварниц-кий видит в его словах как бы указание на тот же поход, который закончился нашим боем; но поход Шафрана, без сомнения, был
совсем иной, маленький, вышедший вовсе не с Днепра, как наш, а с Дона... и, конечно, это не была та армада, о которой мы говорим, иначе тот же Шафран не преминул бы на то указать, на ее поражение в особенности, да и никак не мог бы Шафран, если он спасся после боя, успеть до конца того же года проделать все свои похождения от устьев Дуная на Дон, к Киеву и, наконец... к Москве... если бы он участвовал в самом конце октября или начале ноября в нашем бое...»
Посчитав, таким образом, что поход и сражение состоялись в 1624 г., А.Л. Бертье-Делагард попытался «встроить» их в события указанного года, связав с первым и вторым набегами на Босфор, с походом капудан-паши для смены крымского хана и т.д. Это фантастическое построение мы рассматривать не будем4. Что же касается «доказательств» в пользу 1624 г., казавшихся А.Л. Бертье-Делагарду весомыми, то на самом деле они ничего не доказывают.
Ю.П. Тушин уже раскритиковал одно из этих «доказательств», относящееся к обстановке на Украине в 1625 г., заместив, что «вступление на ее территорию коронного войска во главе со Станиславом Конецпольским относится лишь к сентябрю», тогда как Карахарманское сражение произошло гораздо раньше, и что это «выступление Конецпольского с коронным войском и посполитым рушением украинских воевод как раз и было обусловлено тем, что большая часть казаков находилась в море».
Обратим внимание на следующее обстоятельство: кажется, доказав, что сражение не могло быть осенью, А.Л. Бертье-Делагард далее ломится в открытую дверь, рассказывая о тяжелой обстановке на Украине в конце лета и осенью 1625 г., об отъезде Яхъи из Сечи 1 сентября и о том, что А. Шафран не мог участвовать в сражении в конце октября или начале ноября.
 
email

 Top
Валентин пишет: а мне вот нравится добросердечие админов - с других форумов давно бы выперли. Так что админам присуждаю медаль.
Зарегистрироваться!
> Похожие темы: Морские походы козаков и сражение под Карахарманом в 1625году

Холодная война без Трумэна.
Гарри Трумэн погибает в 1943 году.

Помогите опознать звание, род войск и все что можно вытащить из фото
фото сделано в 1913 году

В каком году в армии появилась электроника?

Советско-немецкое военно-морское сотрудничество как последствие заключения Англо-Германского морского соглашения 1935 г.
Причины, последствия и тайные моменты Советско-немецкого сотрудничества в области ВМФ
Владимир Иванов Пользователь
Отправлено: 8 июля 2010 — 09:42
Post Id



рядовой





Сообщений всего: 0
Дата рег-ции: 25.01.2014  
Репутация: 36




Витре, витре Божий! Ты усиди бував.
Казаков по Черному морю колыхав.
Чайками казацкими себе забавляв.

А летом 1б25 года в устье Дуная произошло еще одно масштабное сражение турецкого флота — 43 галеры адмирала Реджеб-паши против 350 запорожских «чаек». Имя казачьего адмирала история не сохранила.
Сражение окончилось вроде бы победой турок. Только 30 казачьих «чаек» добралось до берега. Но потери турецких моряков были колоссальны, за что тот бой можно смело окрестить «пирровой победой». На начальном этапе сражения преимущество было у православных. Ветер стих, паруса турецких галер обвисли, а подневольные гребцы устали. Зато дружно взмахнули веслами на легких «чайках».

О том сражении сохранилось воспоминание турецкого ветерана. «Началась страшная битва, мусульмане сражались с несказанной отвагой. Корабль Капудан-паши очутился в беде и чуть не стал добычей разъяренной сволочи, — ругался в хрониках турок. — Эти злодеи, узнав его галеру по трем фонарям, помещавшимся на корме, как неистовые набросились на нее с трех сторон, так как сзади ее защищали пушки и частая ручная стрельба. Несмотря на массу своих трупов, двести негодяев все-таки влезли на палубу корабля, и до мачты было так завалено трупами неверных, что нельзя было пройти. Гребцы галеры, все из казацких пленных, перестали работать веслами и, наверное, ударили бы на мусульман, если бы не были закованы в кандалы... Много других кораблей уже становилось жертвой разъяренных неверных, уже мусульмане, видя неминуемую гибель, припадали, моля о помощи Алла¬ха... как вдруг эту страшную тишину развеял счастливо налетевший шквал. Надуваются паруса, и через несколько мгновений множество перевернувшихся и разбитых челнов наполняет море тысячами не-приятельских трупов».

Турки оценили урон казаков в 172 «чайки» захваченными, при 786 пленных. По-топлено, по их мнению, 100 судов. Европейские дипломаты из Стамбула доносили о более правдивых данных. Они насчитали только пленных, а «чаек», вероятнее всего, потопили не более 70.

Француз де Сези едко описал причины успеха турецкого флота: «Если бы не северный ветер, который поднялся и помог паше, казаки разгромили бы его флот». И несмотря на крупное поражение казаков, европейцы именно в те годы писали восторженные отзывы о них. «Казаки так отважны, что не только при равных силах, но и 20 «чаек» не побоятся 30 галер падишаха, как видно это ежегодно на деле», — писал итальянец Д'Асколи. Французу и итальянцу вторил польский историк Павел Пясецкий: «По словам самих турок, никого они не страшатся больше казаков».

Да, запорожцы были храбры, презирали смерть. Но одной смелости мало, надо еще и воинское мастерство. Только откуда оно могло быть у десятков тысяч беглых землепашцев, за год-два научившихся стрелять более метко и рубить более виртуозно, чем профессионалы турецкого султана? Странные беглецы ломились в Сичь. Не отчаявшиеся холопы, а какие-то дезертиры из «спецназа».

Источник: Смирнов А.А. 50 Морская история казачества. — М.: Яуза, Эксмо, 2006


 
email

 Top

Страниц (1): [1]
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: 
« Новое время »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
выдающаяся личность 20 века, панцирная пехота


Карта сайта


џндекс.Њетрика

Военно-исторический форум, история России, военная история