Военно-исторический форум   Military.  История России. Военная история.  Древний мир и Средние века
Исторический форум, посвященный обсуждению вопросов военной истории, истории России, всемирной истории.
  Библиотека  |   Блоги  |   Галерея  |  
> Случайные фото из галереи:
NbFz
NbFz

Загрузил foma
(19-11-2014 20:03:48)
M3 "Grant"
M3 "Grant"

Загрузил foma
(29-12-2014 18:19:16)
Бомбардировщик АНТ-4
Бомбардировщик АНТ-4

Загрузил foma
(29-01-2015 17:24:25)
Египетский истребитель танков Т-100
Египетский истребитель танков Т-100

Загрузил STiv
(29-04-2015 18:41:57)


 Страниц (1): [1]   
> Британские планы обороны Грузии и эвакуация британских войск из Батуми, 1920 г.
Pluto999 Пользователь
Отправлено: 17 августа 2013 — 20:19
Post Id


рядовой





Сообщений всего: 5
Дата рег-ции: 17.08.2013  
Репутация: 0





Нажмите для увеличения

Британский легкий крейсер "Калипсо" (HMS Calypso (D61)) в Батуми, 1920


Нажмите для увеличения



Нажмите для увеличения

Британские (австралийские) эсминцы в Батуми - на верхнем снимке "Ярра", на следующем - "Торренс"


Нажмите для увеличения

Британский адмирал Джон де Робек (1862-1928) (в центре), командующий Средиземноморским флотом в 1919-1922 гг.

Как известно, британские войска и флот покинули Закавказье и Грузию еще задолго до начала советско-грузинской войны 1921 г. Менее известно, что незадолго до вывода войск, в апреле 1920 г., британское командование все же рассматривало возможность своего участия в обороне Грузии от большевиков. Впрочем до реальных боевых действий дело тогда не дошло, а принятые меры ограничились временным направлением к берегам Грузии дополнительного контингента тяжелых военных кораблей для демонстрации флага.

Однако вскоре обстановка изменилась - советизация Азербайджана перекрыла транзит нефти и канал снабжения между Баку и Батуми, в значительной мере лишив британцев мотивации сражаться за этот город, а последовавший разгром красными британского гарнизона в персидском городе Энзели заставил еще более призадуматься стоит ли связываться с большевиками. Да и грузинские меньшевики, считавшие что британцы больше покровительствуют их соперникам в территориальном споре армянам, а ранее подыгрывали деникинцам, высказывали пожелания, чтобы те убрались из Грузии.

Поэтому англичане сочли за лучшее уйти, что имело определенные последствия - Армения, лишившаяся военной помощи покровителя, проиграла войну туркам и была советизирована, а затем настала и очередь Грузии, которой британцы не пожелали оказать никакой помощи во время советско-грузинской войны.

Обнаружил любопытный документ, составленный в конце апреля 1920 г., когда советская Красная Армия, разбив деникинцев, на западе Кавказа приближалась к границам Абхазии, а на востоке Кавказа готовилась начать советизацию Азербайджана - телеграмму из Константинополя с оценкой ситуации от адмирала де Робека, командующего Средиземноморским флотом, министру иностранных дел Великобритании лорду Керзону.

Интересно, что в донесении делается, в частности, заключение о нецелесообразности выдвижения британских войск к восточной и северной границам Грузии из-за угрозы внутренних восстаний в тылу, что свидетельствует об определенной слабости режима меньшевиков.

Из допустимых мер рассматриваются оказание поддержки с моря и воздуха грузинским войскам на абхазском направлении (как позднее поступили в феврале-марте 1921 г. французы) и оборона Батуми (как предполагал поступить в марте 1921 г. и грузинский генерал Квинитадзе), при условии усиления его гарнизона людьми и артиллерией.

Отмечается, что вывод британских войск поставит в тяжелое положение Армению.

Решение об оккупации Батуми и вводе войск в Закавказье было принято британским министерством иностранных дел 13 ноября 1918 г. Но к весне 1920 г. большая часть британских сухопутных войск (27-я пехотная дивизия генерал-майора Дж.Т.Форестье-Уокера, прибывшая в Грузию в декабре 1918 г., позднее ею в Грузии командовали генерал-майор У.М.Томсон и генерал-майор Дж.Н.Кори) уже была выведена из Грузии в Константинополь. В августе - сентябре 1919 г. английские войска покинули Азербайджан и Грузию, кроме Батуми. В Батуми, к тому времени, оставалась лишь часть 80-й пехотной бригады бригадного генерала У.Дж.Кук-Коллиса (три батальона). Имеющихся британских войск в Константинополе и других близлежащих к Причерноморью и Закавказью районах было недостаточно для ведения самостоятельных операций против красных. Пополнить их было сложно, поскольку в это время, с целью экономии, уже шло масштабное сокращение вооруженных сил Британии, как армии, так и флота. Военный министр Черчилль, май 1919 г.: "Наши ресурсы, истощенные Великой войной, не безграничны... тем более, что они должны служить для выполнения наших обязательств не только в Южной, но и в Северной России и Сибири, а в сущности на пространстве всего земного шара."

Батуми являлся важным пунктом базирования и заправки британского флота, через него шло снабжение в Каспийское море и Персию. Также иногда британские корабли заходили в Поти. Они входили в состав Средиземноморского флота, большая часть которого в то время находилась в Восточном Средиземноморье, в основном на Эгейском и Черном морях, и подчинялись контр-адмиралу Майклу Кулме-Сеймуру. Также командованию Средиземноморского флота подчинялась и британская Каспийская флотилия, в июне 1919 г. переданная Деникину.

В начале 1920 г. британский флот принимал участие в операциях по огневой поддержке и эвакуации Добровольческой армии. (См., например, П. Варнек "У берегов Кавказа в 1920 году" и Деникин "Очерки Русской Смуты".) Помощь белогвардейцам он стал оказывать еще с весны 1919 г., не только на Кубани, но и в Крыму и на юге Украины. Деникин: "Черноморская британская эскадра оказывала нашим войскам серьезную поддержку в операциях на побережье Азовского и Черного морей; английские авиационные отряды вели самоотверженно разведку и бои в рядах наших армий". Приказом Адмиралтейства допускалась только активная поддержка с моря, но не высадка десантов. (When the Cabinet authorized the War Office to send a military mission to South Russia, it clearly banned any involvement in combat operations. According to the official policy of March 1919, no fighting troops were to be sent to Russia; the British military personnel in Russia were only to train and supply the loyal Allies of the Great War.) Деникин: "На мою телеграфную просьбу в Батум генералу Уокеру о необходимости оказать немедленную моральную помощь Дону, которая могла бы выразиться в присылке на Донской фронт хотя бы двух-трех английских батальонов [телеграмма 13 января 19 г.], генерал Милн выразил крайнее сожаление, что указания, полученные им от великобританского правительства, не дают ему права выслать мне войска [телеграмма от 24 января 19 г.]" Впрочем, иногда в боях принимали участие английские инструкторы - танкисты и летчики. Единственным исключением была отправка в Россию 47-ой эскадрильи ВВС (около 50 самолетов) для оказания воздушной поддержки армии Деникина.

18 апреля 1920 г. адмирал де Робек получил указание оказывать в Крыму помощь Врангелю и остаткам эвакуированной из Новороссийска Добровольческой армии. (The Cabinet instructed Admiral de Robeck to give protection to Wrangel’s Army on 18 April, because of the unsuccessful negotiations with the Bolsheviks. The only restriction was that no troops should be landed.) В частности, он должен был препятствовать переправе красных войск через Керченский пролив.

2 апреля 1920 г., адмирал де Робек, озабоченный слухами о возможном продвижении красных в направлении Батуми через Абхазию, запросил указаний от Адмиралтейства и 8 апреля получил приказ остановить это наступление. В соответствии с этим, 16 апреля с эсминца "Веспер" (HMS Vesper (D55)) была произведена рекогносцировка местности к северо-западу от Сухуми, и она была сочтена удобной для ведения огня с моря. В Батуми "с целью демонстрации флага" ("to show the flag"Подмигивание были 12 апреля из Константинополя направлены дополнительно два линкора - "Ревендж" (HMS Revenge) и "Рамиллес" (HMS Ramillies).

В это время и была отправлена телеграмма, опубликованная в книге

Mediterranean Fleet 1919-1929, Publications of the Navy Records Society, Vol. 158
Halpern, Paul (editor)
2011

известного американского специалиста по морской истории Первой мировой войны Пола Халперна особое внимание уделившего в своих работах операциям на Средиземном и Черном морях.

"Де Робек лорду Керзону
Константинополь, 27 апреля 1920
[ADM137/1746]
[Телеграмма]

N 447 Очень срочно

Адресовано лорду Керзону (№ 1), копия министерству иностранных дел (№ 447)

Ответ на Вашу телеграмму от 24 апреля.

Большевистские силы, угрожающие Кавказу, расположены вдоль линии примерно от Сочи через Владикавказ к Дербенту. По приблизительной оценке - 50,000 солдат, 200 орудий.

Вторжение в Грузию возможно:

(1) По прибрежной дороге на западе.
(2) По горным перевалам с севера.
(3) Через Азербайджан с востока.

(1) Прибрежная дорога в окрестностях Гагр может быть сделана непроходимой кораблями и гидропланами Его Величества, поддержанными сравнительно скромными грузинскими силами, занимающими сейчас там позиции.
(2) Горные перевалы могут быть удержаны небольшим числом решительных и дисциплинированных войск, но войска союзников вряд ли могут быть отправлены туда на помощь, пока лояльность грузинской армии и населения в тылу не будет обеспечена значительными силами союзников в центральных районах. Без этих войск внутреннее восстание может отрезать их.
(3) Нынешние отношения с Азербайджаном чрезвычайно сомнительные и оккупации этой провинции красными может произойти в любой момент. Баку будет вынужден капитулировать перед большевистским флотом, как только он подойдет к городу. Некоторые соединения уже вышли в море. Для того, чтобы остановить большевистское наступление на запад в Грузию потребуются большие силы. Линии, связывающие с Батумом, оказываются очень длинными, чтобы их охранять, и должно быть предусмотрено пресечение восстаний в тылу.

Генерал Милн советует ограничиться обороной небольшого района, окружающего город Батуми, и он считает, что не может быть и речи, чтобы удержать всю Батумскую провинцию, а тем более Грузию.

Для этого небольшого района, периметр которого составляет около пятидесяти миль, ему требуется тяжелая артиллерия.

Флот может поддерживать только опирающиеся на море фланги. Подкреплений из одного французского и одного итальянского батальонов, следовательно, не достаточно.

Однако, никакой непосредственной опасности Батуми пока нет, поскольку ближайшие к нему красные войска испытывают большие трудности.

Подведем итог.

Сохранение любой части Батумской провинции потребует значительного усиления войск для отражения давления со стороны красных и, возможно, турок, и включает снабжение исключительно морем. Положение Армении от этого едва ли улучшится. Вывод войск есть очень серьезный вопрос политически, поскольку он означает изоляцию Армении и будет началом анархии, от которой тысячи людей всех национальностей будут ожидать от нас спасения.

Если требования генерала Милна, необходимые для удержания небольшого района, не могут быть удовлетворены, то не остается никакой иной альтернативы кроме вывода войск. В первую очередь должны быть отозваны подразделения союзников в Баку и Тифлисе и вывод должен быть произведен до того, как начнет оказываться давление, и в срок достаточный, чтобы дать возможность для тех, кто должен покинуть страну, сделать это."


Нажмите для увеличения

Генерал Джордж Милн, 1920
Генерал, с 1928 г. фельдмаршал, Джордж Милн (1866-1948) - командующий британскими вооруженными силами в районе Черного моря (у Врангеля "командующий оккупационным корпусом"Подмигивание, чей штаб располагался в Константинополе.


Нажмите для увеличения


Несколько дней спустя адмирал де Робек сообщил в Лондон, что "В настоящее время грузины занимают позиции к северу от Гагр. Около 12.000 человек будут сосредоточены на этом фронте. Грузинский генеральный штаб полностью осознает важность этой оборонительной позиции и уверен, что сможет удержать эту линию против любых сил большевиков, если британский флот окажет им содействие."

Но после легкого разгрома красными 18 мая 1920 г. британского гарнизона в персидском городе Энзели

Деникин: "Когда большевики сделали внезапную высадку, сильный английский отряд, занимавший Энзели, обратился в поспешное отступление; к англичанам вынуждены были присоединиться и наши флотские команды. Один из участников этого отступления русский офицер писал впоследствии о чувстве некоторого морального удовлетворения, которое испытывали мы - жалкие и беспомощные среди англичан при виде того, как перед кучкой большевиков, высадившихся и перерезавших дорогу в Решт, войска сильной, могущественной британской армии драпали вместе с нами..."

генерал Милн настоял на выводе британских войск из Батуми, чего грузины добивались с сентября 1919 г.

Помимо нарастающей угрозы нападения со стороны красных, с падением Баку исчез и основной стимул для пребывания англичан в Батуми. Белый генерал Лукомский: "Великобритания, приняв на себя протекторат над Персией и заинтересованная в беспрепятственном получении нефти из Баку через Батум, стремилась установить и поддержать в Закавказье полный порядок и одной из мер для этого являлось поддержание образовавшихся в Закавказье республик".

В июле 1920 г. после заключения мирного договора с Россией воспрянувшие духом и приободрившиеся грузинские меньшевики поспешили выставить "защитников" за дверь, попросив, правда, британцев не бросать их совсем и оставить им в Батуми, на всякий случай, хотя бы один линкор, о чем де Робеку сообщил в письме контр-адмирал Майкл Кулме-Сеймур, командующий силами флота в Восточном Средиземноморье (Commander-in-Chief, East Mediterranean Squadron), руководивший на месте эвакуацией и отказавшийся дать какие-либо гарантии.


Нажмите для увеличения

Вице-адмирал Майкл Кулме-Сеймур, 1925
О нем в мемуарах тепло отзываются Деникин - "добрый и великодушный человек", "его обещанию можно было верить", и Врангель - "глубоко порядочный человек, тип английского джентльмена в лучшем смысле этого слова."

Сеймур де Робеку
11 июля 1920
"Их единственное опасение это большевистское наступление из Азербайджана, и в этом случае они, несомненно, надеются на определенную помощь союзников. Они очень хотят чтобы британские суда, если возможно и один линкор, оставались в Батуми, и вообще, кажется, нервничают, что они будут совсем брошены Англией. Они были бы очень рады получить заверения что британские корабли будут защитить их побережье от любого нападения русских войск (Добровольческой армии или большевиков). Я, конечно, не дал им никаких гарантий или указаний о британской политике, кроме заявления, что один из наших кораблей пока останется у Батуми".

В эти дни в Батуми находились британские линкоры "Император Индии", только что прибывший из Константинополя с контр-адмиралом Майклом Кулме-Сеймуром на борту, и "Аякс", уже давно находившийся там, эсминец "Стедфаст" (HMS Steadfast) и другие корабли. Линкоры "Резольюшн" (HMS Resolution) и "Мальборо" (HMS Marlborough), а также легкий крейсер "Карадок" (HMS Caradoc (D60)), были выведены из Батуми в Константинополь в середине июня.

Были опасения, что после ухода англичан Батуми попытаются захватить турки, но все обошлось. Утром 7 июля 1920 г. в город вошли грузинские войска и вечером перед штаб-квартирой британского командования был устроен прощальный парад, в котором приняли участие подразделения британских 2-го Дурхемского легкого пехотного полка и 89-го Пенджабского пехотного полка и моряки c "Императора Индии" и "Аякса", а также грузинские части. Был произведен салют британскому и французскому флагам, после чего они были спущены и поднят грузинский флаг, которому также был устроен салют. Британские линкоры салютовали 21 орудийными залпами. После парада грузинами был устроен банкет, где председательствовал министр иностранных дел Грузии.

На следующий день грузинские министр иностранных дел и главнокомандующий вместе со свитой посетили флагманский корабль контр-адмирала Майкла Кулме-Сеймура линкор "Император Индии" и, с одной стороны, пытались убедить британцев, что меньшевики способны сами подавить любое большевистское восстание внутри страны и защитить Батуми и Аджарию от турок, а, с другой, просили оказать помощь против русских.

9 июля 1920 г. контр-адмирал Майкл Кулме-Сеймур на линкоре "Император Индии" вместе с 5 транспортами с британскими и индийскими войсками и 2 транспортами с французским алжирским батальоном отбыл в Константинополь. Британские сухопутные части покинули Закавказье.

Еще некоторое время оставались в Батуми линкор "Аякс" и в Поти один британский эсминец в ожидании прибытия из Тбилиси британского представителя полковника Стокса ("till Colonel Stokes was ready to return to Constantinople", Col. Claude Stokes, British High Commissioner in Transcaucasia).

Полностью провалились планы Стокса и Керзона по недопущению большевиков в Закавказье, в частности по созданию подконтрольного Великобритании большого буферного мусульманского государства на Кавказе, Горской Республики, и разжигания советско-турецкого конфликта. (British Foreign Minister Lord Curzon advocated revival of a 1830s scheme of British intelligence figure David Urquhart for creation of a Caucasus Mountaineer Republic, which would foment Russian-Turkish conflict, to the advantage of the British Empire. A large Eurasian Muslim buffer state, which “would lean upon Great Britain and provide a buffer between Russia and the British Asiatic possessions.”)

11 июня 1920 г. английское правительство приняло решение о прекращении интервенции в России и оказания помощи антибольшевистским силам. "Действия Врангеля, начавшего наступление после того как мы, по его собственной просьбе, начали предварительные переговоры о заключении перемирия между ним и Советским правительством, освобождают нас от дальнейшей ответственности и оправдывают отзыв британской миссии." Генералу Милну и адмиралу де Робеку были отправлены телеграммы с приказом эвакуировать из Крыма военную миссию и прекратить всякую морскую поддержку Врангелю. Также была прекращена дипломатическая поддержка. 27 июня английская военная миссия покинула Севастополь, и с этого времени армия генерала Врангеля была предоставлена своим собственным силам, как в военном смысле, так и в финансовом отношении и изыскании способов снабжения. Корабли британского флота были, в большинстве, были отозваны от Крыма в турецкие воды. Лишь несколько кораблей продолжали блокаду советских черноморских портов до осени 1920 г.

Но еще до этого, 1 апреля, Чичерину была отправлена нота Керзона, в которой, по словам Деникина, "министерство иностранных дел Англии перешло от реальной помощи белому Югу к моральной поддержке большевиков". Лорд Керзон адмиралу де Робеку, 29 апреля: "Продолжение войны генералом Врангелем имело бы роковой исход и не могло бы быть поддержано нами никакой материальной помощью". Деникин: "Генерал Врангель привез с собою в Севастополь английский ультиматум, адресованный мне, но врученный ему 20 марта в Константинополе; в своей ноте великобританское правительство предлагало оставить неравную борьбу и при его посредстве вступить в переговоры с советским правительством. В случае отклонения этого предложения Англия снимала с себя ответственность и угрожала прекратить какую бы то ни было дальнейшую помощь." (It was left for Curzon to formulate the Cabinet’s decision in to form of an ultimatum, which Admiral de Robeck, the High Commissioner in Constantinople, was instructed to hand to Denikin.)

Уже после осенних неудач белых армий в 1919 г. Ллойд Джордж открыто заявлял в парламенте, что большевизм не может быть поражен мечом и что необходимо искать путей для соглашения с РСФСР. 18 ноября 1919 г. он заявил там же о невозможности до бесконечности финансировать белые русские правительства. "Я не могу решиться, предложить Англии взвалить на свои плечи такую страшную тяжесть, какой является водворение порядка в стране, раскинувшейся в двух частях света, в стране, где проникавшие внутрь ее чужеземные армии всегда испытывали страшные неудачи... Я не жалею об оказанной нами помощи России, но мы не можем тратить огромные средства на участие в бесконечной гражданской войне... Большевизм не может быть побежден оружием, и нам нужно прибегнуть к другим способам, чтобы восстановить мир и изменить систему управления в несчастной России..."

Против этого возражал военный министр Черчилль, назвавший интервенцию "крестовым походом" против большевизма ("Мы можем оставить Россию, но Россия не оставит нас. Если мы начнем отступать, она будет следовать за нами. Русский медведь протянул свои кровавые лапы через снега" и "Одержав победу над всеми гуннами - тиграми мира, я не потерплю, чтобы меня побили обезьяны"Подмигивание, но и он был вынужден согласиться, учитывая напряженную внутреннюю обстановку в самой Великобритании (забастовки) и нехватку, усталость и недовольство войск. Биограф Черчилля Г. Пеллинг: "Широко известный энтузиазм Черчилля в организации интервенции в Россию вызвал глубокое недоверие к нему со стороны рабочего класса". Еще в начале интервенции газета "Дейли экспресс" писала: «Страна абсолютно не желает идти войной против России. Покончим же с манией мистера Черчилля. Вернем наших людей назад." В стране развернулось движение под лозунгом "Руки прочь от России!", в котором активную роль играли профсоюзы и представители английской интеллигенции. 17 июня 1919 г. состоявшаяся в Сауспорте конференция лейбористской партии единогласно проголосовала за осуждение интервенции в Россию. Запись в протоколе заседания кабинета: "Представители всех классов теперь объединяются в поддержку мнения лейбористов о том, что Советское правительство должно быть оставлено в покое". Позиция лейбористов была озвучена в выступлении их лидера Э. Бовина в августе 1920 г.: "Каковы бы ни были достоинства и недостатки теории государственного управления, принятой в России, это дело самой России, и мы не имеем права определять ее форму правления, как не потерпели бы и мы, если бы Россия пыталась определять нашу форму правления". Ленин: "Мы у нее (Антанты) отняли ее солдат."

Кстати, отмечу, что Черчилль не одобрял политику Керзона по созданию буферных государств на Кавказе (Грузии, в том числе), считая что это ослабляет белую армию, и поддерживал Деникина (то есть "Единую и неделимую Россию"Подмигивание против Грузии

In 1919 Churchill opposed Curzon, since he considered that Britain must bend all its efforts to outright support for the Volunteer Army. On October 9 he protested to Lord Curzon about the activities of the British representative in the Caucasus, John Wardrop, who supported the consolidation of Georgian power ... 'Denikin's advance is more remarkable each day. It is very hard that he should be hampered and harassed by these attacks on his rear.'

Черчилль полагал, что в случае победы красных государства Закавказья все равно не смогут сохранить свою независимость, однако в британском правительстве поддержали линию Керзона и запретили Деникину вмешиваться в события в Закавказье, оставив разрешение его территориального устройства на усмотрение мирной конференции. Была обозначена некая "демаркационная линия" с Грузией и Дагестаном. Генералу Милну было поручено "сдерживать" Деникина, угрожая ему прекращением поставок. Конфликт вокруг Сочи, в который позднее включились еще и местные "зеленые", захватившие город в феврале 1920 г., был для него постоянной головной болью. Деникин никогда не отказывался от идеи возвращения Грузии в состав новой "Российской империи". На встрече с генералом Бриггсом в феврале 1919 г. Деникин, не делавший больших различий между большевиками и грузинскими меньшевиками, заявил: "Я русский и я окажу помощь русским и армянам против этих грузинских дикарей, которые действуют как большевики, убивая и грабя. Я не буду прислушиваться к приказам иностранного правительства, и я отдал распоряжения и они будут выполнены, чтобы вышвырнуть этих варваров за границу." (‘I am a Russian and I will help Russians and Armenians against these savage Georgians, who are acting like Bolsheviks, killing and looting. I will not listen to the orders of an alien government, but I have issued orders, and they will be carried out to kick these Barbarians over the frontier."Подмигивание Но, как утверждали грузины, "любой враждебный акт Деникина против Грузии будет расцениваться как враждебный акт против Англии". Впрочем, Грузии и Азербайджану было также предложено воздерживаться от недружественных действий против Деникина.

Окончание интервенции означало конец Гражданской войны, поскольку белогвардейские армии и буржуазные "демократические" правительства могли существовать в России, только опираясь на штыки и деньги интервентов. В свою очередь конец Гражданской войны в России означал конец меньшевистской Грузии. Троцкий: "Положение Закавказья отличалось тем, что между ним и центрами революции пролегала полоса казачьей Вандеи. Без Советской России мелкобуржуазная закавказская демократия была бы сразу раздавлена Деникиным. Без белогвардейщины на Дону и Кубани она сразу растворилась бы в советской революции. Она жила и питалась напряженной гражданской войной в России и иностранной военной помощью в самом Закавказье. С того момента, когда гражданская война заканчивалась победой Советской Республики, крушение мелкобуржуазного режима в Закавказье становилось неизбежным." Деникин: "Наступал черед Грузинской республики, бытие которой, по соображениям общей политики, допускалось советской властью еще некоторое время."

Примерно в это время в США обсуждался план оказания военной помощи Армении, но, учитывая изменившуюся обстановку в Закавказье, сенатор Смит заявил: "Я раньше думал, что 10 тыс. солдат было бы достаточно. Теперь я полагаю, что даже 100 тыс. солдат будет недостаточно для обеспечения там нашей безопасности, ибо мы будем против Советской России и против других воинствующих народов“. Пойти на столь масштабную интервенцию США не решились.

Заметный интерес к Грузии проявила тогда только Франция, но и она не решилась ввести туда войска, ограничившись пустыми декларациями. Впрочем, во время советско-грузинской войны французский флот оказал некоторую помощь грузинским войскам в обороне абхазского участка.

В конце октября 1920 г. в Батуми вновь зашел британский легкий крейсер "Калипсо" для установления спецсвязи с британской миссией в Тбилиси во время обмена советскими и британскими пленными. Из Батуми в Константинополь освобожденных пленных доставил линкор "Центурион" (HMS Centurion). Крейсер и сопровождавшие его эсминцы "Тобаго" (HMS Tobago (G61)) и "Турмалин" (HMS Tourmaline) еще ненадолго задержались в Грузии. Эсминцы патрулировали побережье занятой красными Кубани и Турции, но 12 ноября 1920 г. "Тобаго" подорвался на мине у Трабзона и "Калипсо" пришлось отбуксировать его в Константинополь.

12 ноября 1920 г. адмирал де Робек, все же рассматривавший возможность оказания поддержки Грузии - 7 ноября 1920 г., "Question of assistance to Georgia seems bound to arise in the near future. Some assistance is possible from sea and air", получил из Адмиралтейства приказ до дальнейших распоряжений не вмешиваться в события в Грузии - "It was decided that no action is to be taken by British ships and seaplanes in the event of Batoum being attacked". Так что, в то время как шли бои за Тбилиси, в конце февраля 1921 г., британцы, которых 18 февраля адмирал де Бон, командующий французским Средиземноморским флотом, поставил в известность о наступлении большевиков на Грузию, невозмутимо проводили неподалеку, в Мраморном море, тактические учения с четырьмя линкорами и всеми имеющимися эсминцами - "in late February 1921 Admiral de Robeck conduct tactical exercises with four battleships and all available destroyers in the Sea of Marmora".


Нажмите для увеличения

Передача Батуми британскими войсками грузинским властям, июль 1920 г.
Баннер перед церковью: "Слава единой христианской и мусульманской Грузии"


Нажмите для увеличения

Флагманский корабль адмирала Сеймура британский линкор "Император Индии" (HMS Emperor of India), 1920
Участвовал в эвакуации британских войск из Батуми в июле 1920 г.
В марте 1920 г. участвовал в эвакуации Добровольческой армии из Новороссийска и прикрывал огнем орудий отход белогвардейцев.
П. Варнек "У берегов Кавказа в 1920 году":
"Разрывы снарядов 34-сантиметровых орудий более тонны весом, образуя огромные воронки, имели большое психическое воздействие на красноармейцев и наводили панику в их рядах."

Из мемуаров начальника штаба грузинской Народной гвардии меньшевиков Джугели В. "Тяжёлый Крест (Записки Народогвардейца)":

"8-е июля 1920 г. Батум.
Вчера был исторический день. Наши войска и маленькие части Гвардии вступили в город! Батум имел праздничный, подвенечный вид. Население встретило нас тепло, восторженно. В 6 час. вечера состоялся парад вместе с союзными войсками. В 7 час. вечера, при звуках французского и английского гимнов, были медленно спущены английские и французские знамёна. И при торжественных криках "ваша!", при ликующих возгласах многочисленнаго народа и под звучные звуки "Дидеба" красиво распустилось наше знамя!
Это была величественная, потрясающая картина. Генерал Кукколис впился глазами в знамя, а у английского матроса, спускавшего флаги, дрожали руки…

8-е июля 1920 г. Батум. Глубокая ночь.
Сегодня мы большой компанией осматривали дредноут "Император Индии". Дредноут произвёл на нас колоссальное впечатление. Особенно поражают тяжёлые орудия, приводящиеся в движение электричеством. Людей почти не видно, а орудия легко движутся и быстро заряжаются.
Мысли возвращаются к вчерашнему дню. В Батум вошло много войск. Во главе войск ехали генерали Квинитадзе, Гедеванов, Захариадзе, а во главе Гвардии я, Наполеон Кахиани, Яков Хараш и Георгий Химшиев. Население забрасывало нас цветами…
Да, был хороший, замечательный день. А самое выдающееся, самое большое заключалось в спуске союзнических знамён и в поднятии грузинского штандарта. Была гробовая, жуткая тишина. Английский большой оркестр сыграл английский гимн, и медленно снизилось английское знамя. Молчание продолжалось. Потом сыграли марсельезу и стали спускать французский флаг. И снова всё молчало. Все были проникнуты высоким, историческим настроением. Наконец, оркестр народногвардейскаго конного полка сыграл грузинский гимн, и бойко взвился наш штандарт. И весь народ стал дико, восторженно аплодировать! Все громко кричали "ваша!"

9-е июля 1920 г. Батум. Ночь.
Сегодня уехал генерал Кукколис с английскими войсками. Наши их провожали с музыкой. Кукколис и английские солдаты были очень довольны. Повидимому, генерал не ожидал таких сердечных проводов: ведь он так много напортил и повредил нам! Но мы не злопамятны. Мы уже всё простили. Но не всё забыли!
Английские солдаты неистово аплодировали нашей зурне и весело пели. Мы расстались друзьями.
И вновь мы остались одни! Без английских помех, но и без надежды на их помощь."

Полный текст статьи и дополнительные фотографии здесь

http://pluto9999.livejournal.com/99215.html
Британские планы обороны Грузии и эвакуация британских войск из Батуми, 1920 г.

О планах и действиях французов, сменивших британцев в Грузии

http://istorya.pro/frantsuzskiy-...v-1921-g.-t.html

http://pluto9999.livejournal.com/19471.html
Французский флот в битве за Абхазию в 1921 г.
 
email

 Top
> Похожие темы: Британские планы обороны Грузии и эвакуация британских войск из Батуми, 1920 г.

Первый день войны
Документы минобороны РФ

Дружественный огонь.
Огонь по своим — военный термин, обозначающий атаку, произведённую военнослужащим или подразделением на подразделение своих войск (сил) или войск (сил) союзника

Многовековой процесс формирования военных эмблем
Военные эмблемы - значки, которые служат для быстрого опознания родов войск.

Летичевский укрепрайон
история возведения и обороны Летичевского укрепрайона

Новое стрелковое оружие
Нужно ли заменить систему АК в войсках? Если нужно, то на какое?

Пистолет MP-355 Стечкин
Оружие самообороны: пистолет травматический MP-355 "Стечкин"

Страниц (1): [1]
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
Метки: история Грузии, Грузия, Советскогрузинская война 1921 г, Антанта, Англия, интервенция
« Военная история »




Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 
аэрокобра покрышкин, бпс свинец


Карта сайта


џндекс.Њетрика

Военно-исторический форум, история России, военная история